zhavnerovich (zhavnerovich_) wrote,
zhavnerovich
zhavnerovich_

Category:

Картина недели. «Проун вращения» Эль Лисицкого

Архитектор Лисицкий воплощал на бумаге свои «проекты установления нового» (развёрнутая версия аббревиатуры «проун»), работая над верховной задачей всех уважающих себя авангардистов, сформулированной, правда, ещё Вагнером. В начале XX века все беспримесные художники-супрематисты — то есть, те же живописцы, только со стерильной геометрией вместо обнаженной натуры, — были заняты сборкой небывалых синтетических моделей искусства. Самые обстоятельные заодно выводили нового человека, способного их воспринимать. Оказывалось, правда, что даже самый новый человек и нравственно, и физиологически безнадёжно отставал от самых высоких из идей.

Протодизайнер Лисицкий тоже занимался и селекцией, и синтезом, только был гораздо приземлённей. Супрематизм был для него не формой, но универсальным конструктором для графических и архитектурных экспериментов: «проун есть пересадочная станция по пути от живописи к архитектуре». Его не интересовала нематериальные результаты работы авангардной мысли: технологические утопии, города и граждане будущего и прочая передовая алхимия. Смешивая техники, материалы и дисциплины, Лисицкий создавал утилитарные объекты, которые можно произвести и использовать немедленно, в крайнем случае — очень скоро.

«Проун вращения», как и остальные проуны, нарисован и видим только в плоскости бумаги. Но он существует в трехмерной виртуальной реальности. В 1920-ых годах с помощью метода проунов Лисицкий разработал временные объекты и павильоны, которые сооружались в разных городах Европы на площадках международных выставок.

Эль Лисицкий «Проун вращения», около 1920

Рассмотреть в высоком разрешении

Почему будет легко понять Лисицкого?

—Лисицкий придумал, как устроить из культурной повинности современный аттракцион с новыми правилам и принципами взаимодействия с посетителями. Сегодня их повсеместно используют музеи и галереи, а впервые пространство-аттракцион показали на Большой Художественной выставке 1923-го года в Берлине. «Комната проунов» была самообновляемым механизмом с двигающимися стенами и оптическими и световыми спецэффектами. Совокупность ощущений настраивала зрителей на восприятие конкретных экспонатов, и всей выставки как единой сущности. До этого момента считалось, что пространство экспозиции не влияет на эффект от помещённых в него произведений искусства.

— Лазарь Лисицкий сократил собственное имя до изящного и удобного «Эль», и, превратившись в работающий в режиме непрерывного созидания проун из плоти и крови, сам стал актом искусства. Правда, он не декларировал эту симпатичную идею, бодро эксплуатируемую масскультом вот уже несколько десятилетий, а оставил последователям.

— Высшую ценность Лисицкий обнаружил в сочетании дизайна и суровой функциональности. Для переполненного прекрасными теоретиками авангардного художественного движения эта идея кажется убийственной. Мол, если не найдётся способа воплотить идею в материальном мире, значит, ты не нафантазировал ничего стоящего.

Но дизайн даже сегодня не поглотил искусство окончательно. Хотя и граница между ними полностью открыта, а креативные элементы всех мастей бегают туда-сюда, пока не определят, где получится заработать больше. Быть может, вопрос заработка, в конце концов, и определяет статус произведения как арт или дизайн. Но это уже тема для долгой и, надо думать, весьма душной дискуссии о стремительных мутациях всего в нашем уже-не-том мире добавочной стоимости и перепотребления.

— Хотя Лисицкий и перепроектировал своё характерно звучащее имя, его вдохновляло еврейское происхождение. Отдельные иллюстрации, выполненные им для книг на идиш, сегодня продаются на аукционах за сотни тысяч долларов. Взяв за основу древние символы, Лисицкий установил новый облик еврейской книжной графики.

Художник считал, что и книги нужно делать по-новому. Новый писатель должен будет изначально представлять своё произведение как сумму текста и графических элементов: жёстких, минималистичных, и, само собой, без дремучей билибинщины и слащавых буквиц в рюшах. Тогда и тексты, которые так и хочется заключить в рюши, наконец исчезнут совсем.

— С помощью своих архитектурно-графических инструментов Лисицкий перерабатывал любую общественно значимую систему, чтобы представить версию улучшенной реальности. В его работах можно обнаружить даже зачаточную урбанистику. Например, проблему размещения стремительно растущего населения Москвы Лицицкий предлагал решать с помощью вертикального зонирования застройки.

Проект инновационного здания у Никитских ворот (1923–1925)

Серийные горизонтальные небоскрёбы Лисицкого не были построены. Но остался подробный план, с которым можно ознакомиться в оцифрованном номере журнала 1920-ых годов «Известия АСНОВА (Ассоциация новых архитекторов)». И с каждой страницей пугающий облик Дома атомщиков на Тульской, Дома авиаторов(«на ногах») на Беговой или других столичных зданий-фриков приобретает особую драматичность.

Сегодня в Москве можно увидеть всего лишь одно строение авторства Лисицкого. Это типография «Огонька» в 1-ом Самотечном переулке.

И как вращается этот проун?

Вот так:

Такова сущность проуна Вращения. Проун вращается, проун вращает, и, оставаясь самовращаемым, вот-вот внушит пытливому зрителю головокружение. А его вестибулярному аппарату — команду немедленно сблевать

Физика проуна

Перед нами система, имеющая массу, скорость вращения и прочие физические характеристики трёхмерного материального объекта, но в воображаемом измерении.

При этом проун и есть само вращение. Части проуна отражают свойства целого http://platona.net/board/filosofskij_slovar/celoe_i_chast/1-1-0-505 проуна. Современному зрителю проще думать именно так, ведь он кое-что понял про мир если не из новейшей философии, то из информатики, или, на худой конец, биологии — их много, а системный анализ один.

Этика проуна

Вспомните плакат «Клином красным бей белых!», давший жизнь тысячам переработок. Мы видели его в постмодернистском искусстве, в рекламе, на логотипах брендов и обёртках еды, в интернет-мемах, в оформлении школьных стенгазет. Плакат создал Лисицкий, но при всей растиражированности работы мало кто представляет, что у агитационного плаката вообще должен быть автор. И, несмотря на назначение плаката, его также можно отнести к проунам, и воспринимать «Проун вращения» с помощью этого, удивительно удачного по динамике и ритму, образца.

Лисицкий любил эффектность лозунга, любил фотомонтаж, и плакат как сверхточное синтетическое высказывание. Плакатов он производил действительно много. В 1937 году он посвятил четыре штуки принятию Сталинской Конституции. Так Лисицкий проделал путь от популяризатора еврейской культуры до учредителя пропагандистского инструментария тоталитаризма. Он создал основные принципы советской эстетики, разработал первые проекты экономичных малогабаритных квартир, — в общем, всё то, что мы, поколение за поколением, будем так ненавидеть.

– Сталин!– Пропаганда!– Возмутительно!– Это не искусство!

Действительно, ровно там, где начинается идеология, заканчивается искусство. Но дизайн, как мы выше определили, — это всё ещё не искусство. И никогда им не был, и история работы Лисицкого тому подтверждение.

Умер Лисицкий в 1941-ом, когда имидж СССР, созданный этим дизайнером абсолютно современного типа, уже четыре года как был введён в эксплуатацию. За отчётные четыре года было объявлено что, все вопросы и проблемы искусства решены раз и навсегда. Архитекторы вынуждены были работать по инструкциям, механически удовлетворяя запрос власти на демонстрацию величия. Результаты с некоторых пор романтически называют «сталинским ампиром». Их принято считать красивыми. Ещё бы, по сравнению с последовавшими далее хрущёвками и совсем недавней разрухой, сталинские здания красивые и прочные, но они мёртвые и к искусству отношения не имеют.

Наверное, только если ты один из непосредственных создателей, возможно быть настолько абсолютным рупором совка и при этом настолько отдельным от него. Лисицкому очень повезло успеть материализовать авангардную мысль и вовремя умереть, пока его не убил режим. Уж слишком много он для него сделал. Сталин, говорят, этого не любил.

Subscribe
Comments for this post were disabled by the author