zhavnerovich_

6 минут на прочтение

ЖЖ рекомендует
Категории:

Картина недели. «Без названия» Брайона Гайсина

В прошлом выпуске, посвящённом Матиссу, речь зашла о методе разрезок и его разработчике Брайоне Гайсине. Поэтому сегодня пройдёмся по одной из его самых известных работ, иллюстрирующей альтернативный путь психоделической культуры. Но её адепты проголосовали за радостную тупость, и их можно было понять, пока выбор не схлопнулся до флуоресцентной мазни, окрашивания tie-dye и плясок на лесной опушке.
— От редакции LJ Media

Брайон Га́йсин (1916 – 1986) оставил после себя архив 50 лет художественно-магических практик. Благодаря неудачным попыткам к примкнуть к чему-нибудь фешенебельному вроде сюрреализма, он стал идеальным отщепенцем. И хорошо, ведь работай он поп-иконой от арта, литературы и других своих занятий, при жизни, то просто не успел бы повлиять на целые пласты современной культуры непосредственными разработками пришлось бы, — как большинству, — брать штурмовать масскульт эффектными ракурсами и разборками с коллегами.

Одним из главных соратников канадца ирландского происхождении Гайсина стал американский писатель Уильям Берроуз. Одно из Гайсиновских изобретений — технику разрезок (cut-up), Берроуз популяризировал как литературный метод. По сути разрезки это текстовый коллаж. Первый такой Гайсин соорудил в 1959 году, когда разрезав газетные статьи и пересобрав обрезки до информационно перегруженного, но логичного, а не абсурдистского, как можно было бы предположить, литературного опуса "Minutes to Go".

Живопись Гайсина также прежде всего текстуальна, её основы определили японский язык и каллиграфия, которые угадываются во множествах пересечений и плоскостей холста «Без названия»:

Работа Брайона Гайсина «Без названия» (1977) содержится в частной коллекции

Рассмотреть в высоком разрешении

Почему будет легко понять Гайсина?

– Путь Гайсина-живописца начался одновременно блестяще и безобразно. Всего в двадцать лет он принял участие в групповом показе сюрреалистов вместе с Магриттом, Писассо и Дали. Но гайсиновская голова быка на пустом пляже была признана неформатом и снята с выставки за несколько часов до открытия.

Гайсин так и не стал частью чего-то, от него шарахались. Несмотря на дружбу с Берроузом, другие писатели-битники его не особо жаловали, А Аллена Гинзберга, например, Гайсин вовсе приводил в суеверный ужас, и масштаба его личности тот так и не признал. Хотя на первый взгляд в Гайсине, таком же нормкорщике в костюме-тройке, как и Берроуз, не было ничего такого инфернального.

– Открытие разрезок было результатом работы ума, — хоть и «третьего ума», как художник называл совокупность продуктивных бессознательных процессов. Гайсин не был наследником мистиков начала века, потому как его практики, при кажущейся иррациональности, были именно умственными, а не духовными. Но духовность всегда будет популярнее разума, так же как Кроули или Рерих будут популярнее Гайсина.

Ещё, конечно, есть именитый сюрреалист Тристан Тцара, тоже промышлявший разрезками и поимевший кое-какой коммерческий успех. Но, в отличие от него, Гайсин не просто использовал вырезанные из источников фразы, а разрезками и вставками он полностью переиначивал смысл текста без потери его герметичности

– В конце 1950-ых Гайсин, одержимый поиском способа входа в особые состояния сознания без химической стимуляции, изобрёл галлюциногенный аппарат — «машину грёз». Этот несложный конструктор из лампы, установленной на проигрыватель пластинок и обрамлённой картонным цилиндром с симметричными вырезками для создания ритмичного свечения. Созерцание объекта с закрытыми глазами позволяет входить в трансоподобное состояние и наблюдать проекции света. Мозг наблюдателя, в попытках распознать поток перкодирует его в фантастические образы. Если у вас нет подозрений на эпилептический синдром, то это безопасно, не вызывает зависимости и можно собрать дома с помощью одной из инструкций.

И что третий ум изобразил на полотне?

Всё началось в Международной зоне Танжер — прообразе берроузовской Интерзоны. Благодаря особому статусу 1940-1950-ых годах в Танжере сконцентрировался передний край авангардного искусства, полубогема и просто торчки, которые, будучи белыми людьми вдали от своих государств, могли вести относительно свободный образ жизни.

Гайсин появился в Танжере по приглашению писателя Пола Боулза, и остался на 8 лет. Картина «Без названия» — это такой многократно размноженный в разных проекциях и спрессованный Африканский континент, будто бы наблюдаемый через «машину грёз».

Вид таблицы

Гайсин сетовал, что литература на полвека отстает от изобразительного искусства. Поэтому, подобно текстовым разрезкам, его холсты наполнили узоры, прототекст, блики, элементы каллиграфии и другие мелкодисперсные живописные материалы. «Без названия» — пример сочетания этих материалов, организованных в многоуровневую таблицу, которая, конечно, напоминает о восхитительной многомерности мира, — невидимой и плохо поддающейся осознанию.</b>

Грузовик мечты

Единственный однозначный объект на полотне — грузовик, он может и быть тем транспортом для поездок по измерениям. Мы ведь не можем представить себе облик подобного сверх-механизма, но мы всегда узнаем грузовик.</b>

Арочный мост

Если есть грузовик и есть трасса, значит, должен быть портал, так почему бы не оформить его как викторианский арочный мост?

Свищ

А это лаз для пешеходов: трикстеров, шизофреников, психонавтов, магов, далеких и высокоразвитых потомках землян, всякой мамлеевской нежити и прочих читеров.

FINAL

Книга Терри Уилсона «Здесь чтобы уйти», во многом объясняющая гайсиновский способ жить и создавать, переведена на русский язык, и лежит в свободном доступе

Комментарии к этой записи отключены автором