zhavnerovich (zhavnerovich_) wrote,
zhavnerovich
zhavnerovich_

Categories:

Картина недели. «Грехопадение» Хендрика Гольциуса

Сегодня в рубрике художник, у которого была нормальная работа. Гольциус прославился как высокооплачиваемый гравёр, причём такого уровня, что ему приходилось путешествовать инкогнито и покидать кабаки через чёрный ход, чтобы не наткнуться на экзальтированных поклонниц, жаждущих немедленной гравировки. Впрочем, есть мнение, что слава и обожание принадлежат не Гольциусу-гравёру, а Гольциусу-криптопорнографу.

Художник происходит из семьи потомственных живописцев, что в Голландии XVI века составляло уже половину успеха. В отличие, например, от безудержного отморозка Караваджо, у Гольциуса замашки рок-звезды удачно сочетались с дисциплиной и чувством самосохранения, поэтому делал ладную карьеру гравировщика и в 1580 году собрал вокруг себя тусовку художников-маньеристов, получившую нейтральное название по месту пребывания — «Харлемская Академия». В интересы группы входили практика рисования с обнажённой модели, изучение человеческого тела и составление аллегорических композиций на околомифологические темы. Все эти вещи художник подцепил у итальянцев, до него физиология голландцев мало заботила. У Гольциуса обнажённые библейские герои потеряли стали персонажами из сборника кроваво-эротических рассказов о нарушении табу и установленных Богом порядков.

На этой гравюре Гольциус изобразил свою правую руку. В детстве он получил сильнейший ожог. В результате неправильного лечения не срослись сухожилия, и кисть не разгибалась

Почему вам будет легко понять Гольциуса?

– Гольциус страдал так называемой меланхолией, сменяющейся периодами небывалого душевного подъёма, то есть биполярным расстройством. Раньше выделяли не так много психических заболеваний, помимо одержимости бесами. Нервы и истерия достались женщинам, а мужчинам позволено было лишь мрачно хандрить по полгода, а потом бегать с выпученными глазами в поисках приключений. В пору меланхолии и Гольциус занимался самолечением Италией, путешествуя и созерцая и рисуя античные статуи, а в маниакальной фазе предавался главному своему увлечению постижению пределов благопристойности. В 1600 году, за 16 лет до смерти, Гольциус понял, что достиг потолка в профессии гравёра и полностью посвятил себя живописи и тому, что сейчас называется арт-директорством;

– Есть симпатичное мнение, что все картины по библейским сюжетам, воспроизводившиеся в изобразительном искусстве — это лишь благопристойный способ потребления порнографии для людей, которые могли себе позволить порнографию в большом формате и HD-качестве масляной живописи.

О Гольциусе как первом в мире порно-режиссёре и арт-директоре Питер Гринуэй в 2012 году снял фильм «Гольциус и Пеликанья компания». Согласно мифологии Гринуэя, фильм поставлен по сценарию никогда не существовавшего персонажа Тульса Люпера, авантюрного альтер-эго режиссёра.

Вымысел Гринуэя строится на предположении, что гравёр, задумавший изыскать средства на открытие типографии, мог обратиться за материальной поддержкой к маркизу Эльзасскому. Чтобы получить власть над Маркизом, Гольциус, в совершенстве овладевший искусством эротического стори-теллинга, обещает поставить перед свитой Маркиза серию спектаклей и инсценировать шесть главных секс-скандалов из Библии: инцест Лота с дочерьми, сладострастия Самсона, адюльтер Давида и Вирсавии, совращение Иосифа, акт некрофилии Саломеи, которая позволила себе целовать губы убитого по её просьбе Иоанна Крестителя, и, наконец, сцену грехопадения Адама и Евы, которую, как и вышеназванные, настоящий Гольциус действительно писал в 1616 году. Вот она:

«Грехопадение» окончено в 1616 году, теперь находится в Национальной галереи искусств Вашингтона

Кто есть кто в «Грехопадении»?

Рабочий и колхозница

Тела Адама и Евы у Гольциуса выглядят как тела крестьян, проводящих всё время за тяжёлым физическим трудом, они не соответствуют античным параме трам, но и лишены игривой бисквитной чрезмерности. Они пугающе естественны и эта естественность прародителей человечества непристойна сама по себе.

Отсутствующая обезьяна

Её нет, и поэтому она важнее всех. На большинстве гравюр и живописных полотен современников Гольциуса, воспроизводивших сцену грехопадения, присутствует мартышка. Она есть у Дюрера, у ван Госсарта, а у соратника Гольциуса, художника Корнелиуса ван Харлема, примат обнимает кошку.

Обезьяну принято трактовать как символ порока и стихийной животной похоти. Гольциус против этих сил ничего не имел — в конце концов, они были двигателем его бизнеса и предметом его изучения. Художник как бы отказывает Адаму и Еве в безусловной непорочности. Он изымает дурно влияющую макаку как внешнюю причину, и остается стихийная похоть как проявление свободной воли и самой природы первых людей, и не дьявольского наваждения.

Serious Cat

Смотрящая на зрителя в упор кошка, с выражением морды, отягощённым человекоподобием, одинаково сильно смахивает на мем Serious Cat и на бабушку, которая предостерегает от рукоблудия. При этом кошка как символ вполне традиционная: символ плана хитроумного дьявола-губителя и хищнических замашек Евы, которая готовится стать первой в мире стервой. Забавный маньеристский Змей-искуситель с головой от Барби, свисающий с древа, тоже об этом.

Козы и оливки

Оливки тоже традиционна означают будущее искупление греха и надежду на то, что всё, может быть, ещё обойдётся. Как известно, — тогда не обошлось, вот и верь теперь в это самое искупление. Козы сама противоречивость: с одной стороны, они вроде бы явились прямиком из мира благодати и чистоты, где Адам с Евой когда-то пребывали, а с другой официально представляют Сатану, поэтому им тоже веры нет.

Китлер и незадачливые обнажённые

Предыдущие выпуски «Картины недели» можно найти по ссылкам:

«Пётр I при Красной Горке...» Айвазовского

«Обезглавливание Иоанна Крестителя» Караваджо

«Днём в таверне» Луиса Рикардо Фалеро

«Ночной кошмар» Генри Фюссли

«Ловля душ» Ван де Венне

«Суд Париса» Клингера

«Искушения святого Антония» Яна Мандейна

«Русалки» Маковского

«Великий архитектор» Блейка

«Мистерия XX века» Глазунова

«Откуда мы пришли? Кто мы? Куда мы идём?» Гогена

«Урок анатомии» Рембрандта

Subscribe
Comments for this post were disabled by the author