yurich_ (yurich_) wrote,
yurich_
yurich_

Categories:

Дело всей жизни

Подсмотрел у langobard чудесную историю и вспомнил, что и сам был свидетелем не менее чудной.
Итак, работала в нашем дружном коллективе на секретарской должности пожилая мадам. И был у нее в целом свете один единственный сын. Ни мужа, ни родни, ни еще детей - никого.
И работал ее сын, как ни странно, в ментуре. Причем сначала в службе, которую в народе именуют либо топтунами, либо наружкой. Как мы ее называли, я помню, но к делу это никакого отношения не имеет. Важно лишь то, что спустя несколько лет после службы в том управлении, он перевелся к нам в уголовный розыск.
Причем не абы куда, а в убойный отдел: работа довольно опасная и грязная. И, что интересно, с работой справлялся, был на хорошем счету, в управе его все уважали, был он молод и весел, а уж водку пил - просто заглядение. Золотой был парень.
Каким-то мерзким зимним днем его не стало.
То ли он вечером халтурил, охраняя коммерческую палатку, то ли он просто зашел к знакомым погреться - не знаю, да и не важно.
Трое отморозков вломились в палатку, ударили его ножом, схватили всю выручку и удрали. Он успел выскочить, запомнил номер машины, на которой скрылись преступники, дождался, пока приедет скорая, передал номера и приметы нападавших (профессионал - он всегда профессионал), но до больницы его не довезли - умер.
Было ему 25 лет.
Его похоронили, мужики из убойного отдела забыли про сон, дом и отдых, и по полученным данным нашли грабителей, жестоко их замучили, то, что от них осталось - передали в суд и граждане влезли на длиннейшие срока.
Но дальше - началось нечто странное.
Мать этого парня серьезно поехала умом на почве увековечивания памяти, и развела активность в этом направлении - совершенно нечеловеческую.
Ее стараниями было признано, что сотрудник погиб при исполнении служебного долга (нет, нам конечно всем объясняли, что мы находимся на службе в режиме 24х7, но то, что случилось, было явной профанацией понятия).
Был заполнен наградной лист на посмертное награждение государственной наградой. Увы, не знаю, чем это закончилось.
Кабинеты розыска заполнили типографским способом напечатанные календари и плакаты с фотографией погибшего сотрудника, причем в ассортименте - просто удручающем. И цветные, и черно-белые варианты, и, если мне память не изменяет, настенные календари, где цветом были выделены все государственные праздники, день милиции, день уголовного розыска, а также даты рождения и гибели этого человека.
Как я некогда писал, наш начальник был весьма мягкий и гуманный человек, поэтому прекратить все это у него не хватило сил. К тому же, безутешная мать была именно его секетаршей.
И постепенно количество перешло в качество - даже те, кто его знал и был с ним дружен начали потихоньку испытывать тихую нелюбовь к его имени и фотографии.
В розыске гибли и другие люди, работа была не самая безопасная, но ни о ком больше так назойливо не вспоминали.
Приходили новые сотрудники - они были не в теме, им было все труднее понимать, в чем дело.
В гости заходили омоновцы, которые из каждой командировки в Чечню возвращались с боевыми потерями - им тоже было нелегко понять, почему столько почестей воздается человеку, погибшему в небоевой обстановке, и почему никому нет дела до людей, которых "чехи" убивали всеми возможными способами.
Когда я увольнялся, в одном из кабинетов я увидел нехилых размеров настенный ковер, на котором машинным способом была выткана фотография героя нашего печального рассказа.
С тем, что это перебор, согласились и обитатели кабинета.
- А хули делать, - сказали они - не хочешь ссориться с генералом, не ссорься с его секретаршей.

Вот такими последовательными и убедительными поступками женщина смогла превратить нормальное и уважительное отношение и к себе, и к своему сыну, и к своему горю, в нечто совершенно невообразимое.
Tags: милицейские враки
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments