Tags: киноклуб

ой

из пиратов — в куда?

А вы подписаны на какие-нибудь киносервисы? Так, чтоб платить условно 500 рублей в месяц и иметь доступ к новинкам синематографа в приемлемом качестве? Я тут подписалась на ivi, потому что он из всех щелей лез и две недели бесплатно предложил, — но там внутри как-то довольно скудно, скажем, весь раздел арт-хауса я изучила еще за первую неделю. Но порог уже преступлен, и теперь мне хочется более лучшей подписки. Главное, чтобы на русском языке. Куда б пойти?
ой

кино

Много смотрю кино в последнее время, даже оформила подписку на ivi.

Что видела хорошего:
«Проект Флорида» про детишек из неблагополучных семей, живущих в мотеле посреди пустыни, что-то в нем есть от «Страны приливов». А для меня лично — еще и про то, как красота все-таки скрашивает самые гадкие и хамские черты: ты смотришь на главную героиню, и она настоящий мудак — но выглядит такой клевой, что не можешь полностью возложить на нее вину. Этот отвратительный парадокс раньше обходил меня, потому что таким героям давали несоответствующие моим визуальным предпочтениям черты. А тут любопытно было понаблюдать за внутренними реакциями.
«Хрусталь». Про белорусскую перестройку и девушку, мечтающую свалить в Америку, которой приходится для этого провести три дня в чужом поселке, чужом доме, на чужой свадьбе.
«Язычники» — про православную бабку, приехавшую менять жизнь современной семьи. Поначалу кажется простой христианской агиткой, но потом дико круто разворачивается в очень неоднозначное высказывание.
«Гупёшка» — камерная кинобеседа на троих: никакой визуалки, но напряжение держит мощно. Про домашнего психопата и слом психики жертвы. Любопытно, что бывает кино для текстовиков! Я мало могу таких вспомнить.

Думала еще перечислить плохие, но не справилась — я под них засыпаю обычно и вытесняю во сне. «Крик тишины» про блокаду очень плохой — грим как у пятиклашек на хеллоуин! — остальных названий не помню.
ой

и уши

Посмотрела две серии свежего британского Чернобыля — очень хорош. Но почему-то очень удивительно, что в последней серии Игры престолов и в этом чернобыльском мини-сериале есть общий персонаж. Милая ушастая худенькая женщина, бегущая от катастрофы, прижимая к груди младенца. Пронзительный образ неповинного мирного жителя. Королевская гавань — и Припять — кому бы пришло в голову провести параллель!
ой

человек, который всех удивил

Вчера была в кино на Лендоке. «Человек, который всех удивил». Новое хорошее чернушное российское кино — про егеря с 4-й стадией рака и беременной женой, которому шаманка в лесу напела сказ про селезня, который стал уточкой и тем смерть перехитрил. Ну, делать нечего, стал егерь уточкой. И фильм — о жизни сурового мужика в красном платье в глухой сибирской деревне. Куда тут без чернухи. Главный вопрос — почему он шаманке поверил и стоило ли это того. Весь вечер с Лизой спорили, она уверена, что нет. На ее чаше весов — традиционалистская этика и эстетика. На мои весы бросили младенца, а приключения — даже самые дурные — там лежали и прежде. Забавно, но жизни как таковой ни одна из нас в качестве аргумента не упомянула.
ой

дети ночи

Из программы ХХI фестиваля нового итальянского кино N.I.C.E., прошедшего на прошлой неделе в «Родине», мне выдалось посмотреть фильм «Дети ночи» (I figli della notte). Это фильм 2016 года, сюрреалистический нуар-триллер про закрытый пансион где-то в снежных горах, где из мальчиков воспитывают лидеров, — и методы воспитания там весьма своеобразные. Строгие воспитатели закрывают глаза и на избиения новичков, и на ночные побеги студентов в мистический лесной бордель, сверкающий неоновыми сердечками между сосен… Откуда он здесь, среди леса, во многих километрах от ближайшего поселка? А еще учителя молчат о том, что происходит на верхних этажах пансиона. Кто уходит туда и для чего? Вопросов фильм и задает, и оставляет много — выходя из зала, мы сыпали ими друг другу, не умея сочинить ответов, просто составили долгий список загадок, оставшихся в стенах этого колледжа, похожего на пряничный домик. Но отчего-то, даже неразрешенные, они не вызывают досады; атмосфера, в которую фильм дает погрузиться зрителю, в равной степени безмолвная, таинственная — и живая, динамическая, все-таки это школа, с ее столовыми, спортивными соревнованиями, вызовами к директору... Двойная, двухслойная жизнь, распущенность под бдительным контролем взрослых. Контроль или провокация? Мистика или паранойя? Да и есть ли еще бывший мир за пределами леса?
Захватывает.

ой

The End Of The Fucking World

А вот еще хочу поделиться замечательной совершенно вчерашней находкой — британским сериалом «Конец ебаному миру» про двух угрюмых подростков. Кем они хотят стать, когда вырастут? Нимфоманкой и психопатом. Мальчик пока убивал зверушек, теперь хочет попробовать убить человека — например, эту странную девочку. Волей обстоятельств они пускаются во все тяжкие и, конечно, станут потом близки — ну, в некоторой степени. Но сначала немного мрачняка, жести и переступания.
Там пока всего один сезон, 8 получасовых серий, я посмотрела за вечер — и это было единственное, чем сумел порадовать меня вчерашний день.



http://hdrezka.ag/series/drama/26150-konec-ebanogo-mira-2017.html
ой

чз

Новый сезон «Черного зеркала» героически (медаль за прокрастинацию) высмотрен за один рабочий день!
Придумала им подзаголовок: «О том, что хуже смерти». Пересмотреть, что ли, прежние сезоны, чтобы припомнить, только новым сериям мой слоган к лицу или остальным тоже.
О-о-очень понравилась серия про отношеньки. И про музей. И совсем не зашла первая, про космический корабль. Или, может, я ее морали не поняла?
ой

И целый мир между нами

Сходили в «Родину» на показ IV Российско-итальянского кинофестиваля (RIFF) (он в самом разгаре!). Смотрели «И целый мир между нами» Марка Даниэли про Свидетелей Иеговы, их фанатический уклад, религиозные запреты и «товарищеские суды», жестокость внутри секты — и не меньшую жестокость снаружи ее. Свидетели ищут чистоты — духовной, телесной, но эта попытка сделать жизнь выхолощенно стерильной так плохо работает, когда речь идет о молодости и искренности — о 19-летней Джулии, полюбившей плохого парня.

Тот еще, конечно, выбор: родная семья как аквариум с пустоглазыми пластиковыми рыбами или мэн из мира криминала, только что вышедший из тюрьмы и так и норовящий снова в нее вернуться. Оба хуже. И все-таки, пока длится фильм, Джулия держится за это мнимое право выбора, хотя бы за иллюзию свободы. Но свободы, конечно, нет.

Фильм хороший, я рада, что посмотрела. Как я писала недавно в книжном отчете по поводу другой сектантской книжки — в секту крайне увлекательно подглядывать снаружи, главное не дать своему любопытству увлечь тебя за порог. Потерянная свобода — слишком мощная расплата за любопытство. Да здравствуют безопасные замочные скважины фильмов и книг.

ой

Дыши ради нас

В «Авроре» сейчас длится Фестиваль нового британского кино, в рамках которого я вчера посмотрела драму «Дыши ради нас» (Великобритания 2017, режиссёр Энди Серкис) и хочу обязательно поделиться: тема там поднята сложная, но сделано это — совершенно. Это история, основанная на реальных событиях, судьба человека, который в молодом возрасте был парализован полиомиелитом после поездки в Африку. Парализован до гортани — движение удалось сохранить только мышцам лица, дыхательные же отказали, и жизнь его поддерживал аппарат искусственной вентиляции легких.

Середина прошлого века; вы представляете себе этот аппарат? Громоздкие, ненадежные кожаные меха. Они были способны сохранить пациенту жизнь, но какой эта жизнь обречена была продолжаться? Бесконечные годы в палате лицом в потолок. Части парализованных до шеи людей возвращалась речь, но это был максимум, на который они могли рассчитывать, — лежать неподвижно в одной и той же комнате, перебрасываясь с соседом по несчастью мрачными фразами.

Первое, что сказал Робин Кавендиш, когда сумел: "Дайте мне умереть".
И понять его в этом желании несложно.

Но я всегда утверждала, что отчаяние может стать положительным и действенным инструментом. Когда встал выбор — лежать эти годы в больнице или, рискнув жизнью, похитить его оттуда, — только отчаяние позволило обмануть главврача, а потом решиться на еще более смелый шаг — и так было изобретено первое в мире инвалидное кресло со встроенным дыхательным аппаратом. Тоже неуклюжее и довольно уродливое, но каким же прорывом это стало для всех больных на ИВЛ!

И фильм — о том, каким трудом дался этот прорыв. О том, что даже внутри несвободы есть настолько значимые градации, что невыносимо, немыслимо отмахиваться от тех, кто не имеет этой свободы в полном размере. Робин мог бы годами гнить под утоптанным мухами больничным потолком — или оказаться в горах Испании, на немецких врачебных конференциях, на морском берегу. И сделать огромное дело, изменив судьбы таких же безнадежных и обреченных людей, каким он оказался сам. Он стал британским адвокатом для людей с ограниченными возможностями, разработчиком медицинской помощи и одним из людей, проживших на ИВЛ наиболее продолжительное время.

Фильм спродюсировал его сын. И это правда то, как надо снимать такое кино. Со смехом и слезами, катарсисом и счастьем от того, как герой — благодаря собственной жене, сделавшей невероятной мощности выбор остаться с ним и сделать все возможное, и друзьям, готовым к экспериментам, — возвращает себе потерянное было право жить — и умирать! — так, как следует.