?

Log in

No account? Create an account
самопроизвольный сход снега [entries|archive|friends|userinfo]
Юкка

[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ archive | journal archive ]

послужной список-3 [Jun. 24th, 2019|08:37 pm]
Юкка
[Tags|]

В 2009-м и 2013-м я публиковала посты с перечислением всех видов деятельности, которыми приходилось зарабатывать в этой жизни. Сегодня в одном неназываемом сообществе задали соответствующий вопрос, и я решила список откопать и обновить. И положить под кат, потому что перечень стал так длинен, что на нем уже можно удавиться.
Read more...Collapse )

Если вам есть чем пополнить мой список — обращайтесь )
Link45 comments|Leave a comment

роман [Sep. 19th, 2018|11:00 am]
Юкка
[Tags|, ]

На третий год в Хоре Дурацкого я наконец собралась о нем написать. Это вообще было положено сделать еще после первого курса, но что-то меня не пускало, я даже знаю что: предчувствие, что парой абзацев тут не отделаешься, что эта ретроспектива захватит меня с тормашками! Я хитра: мне легко вспоминать прошедшие радости. Сунулась в свой дневник и скопировала оттуда все, что касалось ХД-шной жизни, вышло 13 тысяч знаков. Умяла, причесала, пересобрала — сократилось до 10 тысяч.
Это все равно раз в двадцать больше, чем было задано )
ДириЖеня говорит, что это роман.
Я скромно поправляю: «Может, хотя бы повесть?»
«Нет, — непреклонна Женя. — Про любовь — значит, роман».

В романах бывают картинки?
В моем будет! Много!


Я в ХДCollapse )
Link16 comments|Leave a comment

Хор Дурацкого и я [Sep. 18th, 2018|08:14 pm]
Юкка
[Tags|, ]

А я впервые написала вконтактике статью!
Про Хор Дурацкого — как я там оказалась и что там нашла.
С фотокарточками!

https://vk.com/@myak_myak-ya-prishla-v-hor-durackogo-dva-goda-nazad-sbezhala-iz-drugog
Link11 comments|Leave a comment

2017 [Dec. 21st, 2017|05:14 pm]
Юкка
[Tags|, ]

Одно меня останавливает в подведении итогов года: если писать текст в подавленном состоянии, это наверняка бросит тень на его содержание. Другое движет меня вперед: больше в этом году на это времени не будет. Третье снова останавливает: а было ли в 2017-м хоть что-то из ряда вон выходящее? Четвертое уверенно отвечает: было. И добавляет успокоительную фразу: а если и не было, так тоже хорошо: ритм и идеология жизни перестают меняться, когда человек находит свое место в мире. Или когда он стареет и садится на жопу? Ну нет. Чего я точно не делала — так это не сидела смирно.

Путешествия. Я начала год с путешествия в индийскую пустыню, в котором не увидела пустыни и потеряла подругу. Зато провела пару славных недель в Гоа и покаталась по нескольким новым городам (о, подземные храмы Эллоры! слоники на каждой стене Удайпура! конструктивистские поля Чандигарха!), а потом надолго осела в замечательном Пушкаре, который стал моей новой любовью: белый город, построенный вокруг квадратного святого озера, где запрещены алкоголь и даже яйца (но в каждом кафе подают безъяичный омлет). И открыла для себя тибетский квартал Дели. Заметила вот что: оказывается, я езжу в Индию каждые три года (это тоже к теме ритма жизни). Так что ближайшие пару зим можно не рыпаться, а потом я стану снова искать себе новых попутчиков — мне нужно с кем-то поделиться местами-находками.
Зато когда вернулась и рассказала всем о том. что происходило между мной и Сашей в Индии, друзья словно решили показать мне, что все бывает иначе — и мы с половиной из них съездили куда-то вместе вдвоем. С Сонечкой в Самару, со Стасей в Тулу, потом снова в Самару с Инкой, с Аленем — на Черное море... И еще с Яхонтом, Джонни и Поттером в Финляндию в парк чудовищных бетонных скульптур с человеческими зубами! И с хором — в Карелию. И из всего этого времени ни с кем больше не поссорились ни разу ни на полстолечко, и было в пути — хорошо.
А самым крутым приключением года стало летне-осеннее трехмесячное путешествие с хитросложенным маршрутом СПб-Москва-Тула-Москва-Самара-Саратов-Воронеж-СПб-Хельсинки-Стокгольм-Хельсинки-Прага-Хельсинки-СПб-Москва-Будапешт-Москва-Сочи-Абхазия-Краснодар-Адлер-Москва-СПб. Это я в очередной раз разбитое сердце успокаивала метаниями. На что, как не на приключения, разменивать печаль!

Учеба. Лучшей затеей зимы-весны 2017-го стал наш локальный Подвесной университетик. Алень давала мне и Тарасу уроки вокала, Тарас учил ее и Стасю рисовать, я преподавала девкам основы верстки. Впервые попробовала себя в преподавании, и мне понравилось. Кроме того, училась на курсе «Бумажный театр» у Светы Бень, где мы сняли несколько маленьких спектаклей и один большой по Хармсу; осенью пыталась ходить на писательский курс, но он оказался неладно организован; а в хоре мы начали всерьез учить нотную грамоту и сольфеджио, так что мой мозг продолжает скрипеть каждую неделю, а регулярный скрип полезен для профилактики деменции!

Работа. Сверстала за год семь журналов, двадцать пять газет, больше десятка книг. Лучшая из них — исследование образов Апокалипсиса, полное потрясающих свердневековых гравюр с разноцветными бесами и зверьками. Святой Иоанн жрет книжки, блудницы, как первоклашки, повязывают бантики на ушах, лошадки откусывают людям ноги, и все это очень, очень трогательно, я работала над ней с абсолютным упоением и опережением сроков, потому что вроде сделал норму на сегодня и пора спать, но со следующей картинки так лукаво смотрит змей-искуситель, что невозможно закрыть документ.

Личная жизнь — как зебра из обоснованной трагедии и необоснованной эйфории. С героем моих предыдущих лет мы снова расстались, и на этот раз крайне нехорошо — что лишило меня возможности «быть рядом хотя бы как друг» и отправило в окончательно свободное плавание по морю тоски. За год у меня случилось несколько романов разной степени иллюзорности и вымороченности, самый потрясающий — под финал года, с предложением руки и сердца в качестве подарка на день рождения! Мы даже дошли до ЗАГСа, подали заявление, оповестили всех родных и близких и начали планировать свадьбу, — и тут меня все-таки перемкнуло, что не хочу-не буду-не могу, короче, как бы ни были хороши жених и затея — сбежала из-под венца. Через три дня после расторжения помолвки пришло свадебное платье. И оно на мне плохо сидит.

В этом году я впервые купалась в проруби, видела живую лису и лося. Ела карбонару на крыше под салют. Татуировала банан. Провела два часа в камере депривации. Была на тренировке, где на тебя надевают специальный костюм, бьющий током. Лежала в гробу. Выступала на Невском проспекте как уличный артист (в картонном пальто читала с табуреточки) в качестве дипломной работы первого курса Хора Дурацкого. С ними же мы сделали совершенно потрясающую Ночь музеев в музее Матюшина, с ними же снимались в фильме The Residence, где пели в цветном тумане на бабушку с зеркальным шаром в руках. Ездила на гастроли в Тулу в составе Театра имени Которого Нельзя Называть — была там смертью-наперсточником в Белом Лабелинте. И еще осенью начала играть в «Театре. На вынос», и скоро премьера!
Link38 comments|Leave a comment

2016 [Dec. 27th, 2016|06:33 pm]
Юкка
[Tags|]

А год... Ну что год.

Мы встречали его с Текибо и температурой. Я непрерывно кашляла, а ровно в полночь меня затошнило, на чем я сочла неуместным акцентировать внимание и просто предложила поднимать тост лежа, сойдя за эксцентричную особу.

Зиму и полвесны я прожила у него, в Гусях, на самом краешке города в трех минутах пешком от леса, на двадцатом этаже с чудесными закатами, бассейном под окнами — и полным отсутствием всего остального. Я учила себя "не бежать — полежать". Было уютно, было нежно, было тихо и едва ли не впервые в жизни — очень спокойно. Училась ценить это спокойствие — но не научилась. В объятиях было совершенно чудесно скрываться от мороза, но стоило солнцу расцвести, внутренний моторчик стал тарахтеть все сильнее и чаще — а когда он набирает обороты, совершенно необходимо пускать его в действие, иначе он начнет перемалывать все что придется. Я перечитываю сегодня дневник за весь год, я вижу первые звоночки в феврале, и вижу, как в марте это раскрутилось в огромный жизненный кризис. Я хотела продолжить путь вдвоем. Я не знала как. Как в сказках, за правдой я отправилась за тридевять земель в тридевятое царство.

И была моя всегда вскрывающая мозг Самара, и незнакомая Казань (Казань я очень, очень полюбила), и любимая Москва — города и люди и разговоры. Крыло невероятно — то мне кажется, что только в кризисе среднего возраста может так крыть собственным существованием, то я вспоминаю подростковые времена — и там, пожалуй, было еще крышесносней. Забавно, что кризис не то чтобы меняет жизнедеятельность. Ты общаешься с теми же, действуешь так же, но внутри при этом происходит такой мощный конфликт между "все хорошо" и "всё зря", существующими в параллели, разрезающей сознание надвое, что уж проще действовать непрерывно, чем остаться наедине с этими мыслями — но бесконечное время в поездах и все эти душевные разговоры не способствовали тому, чтобы отрешиться от собственной сути, так что я ехала за правдой, получила правду, не сумела с этой правдой совладать, вернулась в еще больших кусках, чем уезжала.

Мы еще пожили вместе. В мае я крайне неудачно съездила на Систо, едва ли не поставив точку в моих отношениях с лесом — ночами было невероятно холодно, и если в первую из них меня хотя бы согревал бочком самарский дружище, то на вторую я промерзла до костей, заболела и потеряла голос — и всю третью ночь сидела у костра, не решаясь от него отойти в холод, слушая бесконечные чужие амфетаминовые беседы и не имея возможности вставить в них хоть слово! Наутро сбежала в город, поймав на трассе машину с компанией, достойной артхаусного фильма — двое пацанчиков, веселый толстый мусульманин, трэш-принцесса и маленькая собачка. Они были непредсказуемы и требовали смеяться, и я довольно искренне (но сипло) смеялась.

В мае вообще как-то много было неудач. Не срослось с Ночью музеев. Случилась тяжкая история с гостями. В конце месяца Текибо наконец решился ответить на мое предложение съехаться где-нибудь поближе к центру — потому что зимовать в его окраине хорошо, а в теплое время просто необходимо жить в гуще событий — отказом.

Стоп. Я драматизирую. Я углубляюсь в огорчения и даже поверхностно не отмечаю классных вещей — были же спектакли, выставки, вечеринки, квесты, прогулки? — еще как были (и продолжаются), в огромном количестве, и я чувствовала себя на них счастливой день за днем, час за часом! Но фоном осталась печаль. Можно я не буду кривляться и продолжу описывать, как чувствую? Можно-можно.

В начале июня я поняла, что из всей прочей деятельности мне доставляет наибольшее удовольствие пение! Прошла прослушивание в хор Cantiamo и стала два раза в неделю посвящать свои вечера встраиванию в их многоголосие. Пели в витражной башне, две стены — сплошь окна, и можно было пропеть каждый закатный луч. Пели довольно сложные вещи, классику и церковные песнопения, и спиричуалы, и это невероятно звучало изнутри, и я нашла свое новое счастье в музыке — не то чтобы впервые: зачем я столько лет этого не делала?..

А вот с Текибо мы расстались.

И милое мироздание тут же торопливо унесло меня в восьмидневный пятизвездочный круиз, не дав и пары дней на страдания. Там было потрясающе: что ни день, то новый город, новый сход на берег нового города, шлюзование, удивительные активности, это ли не счастье!

Спустя месяц я поняла, что потеряла, и попыталась все вернуть, но обратного ходу не было.

Но вот это событийное счастье — оно длилось и длится. После круиза был Сочи с дружелюбными бандитами, Абхазия с горными автостопными приключениями — всё это стало замечательным финалом лета, вся эта зелень, всё это море; меня нисколько не огорчало, что я в этой гуще без спутников, потому что горы, море и незнакомые города зачастую оказываются лучшими собеседниками, чем человеческие существа. И восторг авантюризма! (Я купила билеты внезапно, меньше чем за сутки до отправления, и это очень сильно меня подстегнуло, напрочь выкинув из печали.)

Осенью был Петрозаводск с прекрасным Кивачом и капсульным хостелом, где ты лежишь в своем отсеке, как вещь на полке шкафа. Осенью же Таллин — с точно так же спонтанно купленными билетами, я еще и проснуться не успела, как обнаружила, что сонные пальцы нажали кнопку "Беру". И я всей собою полюбила этот город и эти каменные стены и крепости, и мечтаю вернуться туда, чтобы показать кому-то Батарейную тюрьму, самое страшное место из всех эстонских музеев, противоречивый абандон на самом берегу моря, с кассой на входе, гнилыми койками и свежими граффити. Я нашла там пошивочный цех и взяла на память тюремную робу. Ношу.

Осенью держала новый пост — без алкоголя, секса и встреч с предметом печали. Мои посты всегда сорокадневны и на выходе приносят что-то новое. Обычно, собственно, мужиков. Но тут вот нет. Здесь мне достался новый хор — Хор Дурацкого при Театре имени Которого Нельзя Называть. Бросила ради него свой предыдущий классический хор, переметнувшись от серьезного к смешному, и вот уже четыре месяца пою с ними и счастлива неимоверно. Мы много выступаем, наши люди милы, свободны и уморительны. Хормейстер машет нам не обычной дирижерской палочкой, а крабовой! В репертуаре — Цой, Бах, Буланова, русское хороводное, католические мантры и нарочито оптимистичный блюз. Я солирую в трогательной зомбической песне "Сдохнуть под сосной" и делаю звонкое инопланетное ПИУ! в песне про космос. И скачу зайцем, если приходит время скакать зайцем. И учусь быть клоуном каждое воскресенье поутру. Мы съездили на гастроли в Петрозаводск (да, я два раза этой осенью побывала в Петрозаводске, первый раз их посмотреть, второй раз себя показать), и каждый месяц выступаем на Тупом Кабаре, и, в общем, это моя смешная и музыкальная жизнь, и это главное продолжительное событие в моей 2016-й судьбе.

На теплоходе я читала книгу, из которой вынесла одну очень странную цитату: "Я все время был слишком счастлив, чтобы понять, как я несчастен". Я делюсь на два четких слоя.

Я умею чувствовать счастье. В событиях, которых много и которые ярки. С друзьями, которые действительно лучше всех. Умею черпать счастье из совершенно абстрактных или совершенно простых вещей — красного ведра на черном заборе; хлопка снега, мягко ударившего по маковке человека, ищущего в моей арке посольство Перу; кассирши Дикси, которая бежит за мной полквартала, потому что я забыла на кассе три конфеты: "Вы ведь, наверное, так хотели их попробовать!..". Удачной репетиции. Пяти километров с аудиокнижкой по гололеду, где я поскользнулась восемь раз, а не упала ни одного. Остроумного диалога. Советских коридоров.

Я не умею думать счастье. Потому что ход вещей, в котором я нахожусь, совершенно не соответствует тем идеям, которые я заготовила для себя когда-то. Стоит задуматься: "зачем это всё?" — и все, можно ложиться лицом к стене.

Что остается — бегать достаточно быстро, чтобы успевать только чувствовать, не давая себе времени думать.
Тогда хорошо.
Link31 comments|Leave a comment

мой выпускной (2002) [May. 26th, 2016|10:26 am]
Юкка
[Tags|, ]

Выпускной я праздновала не с той школой, из которой выпускалась, а с предыдущей: напарник мой Бош участие в празднике принимать отказался, а без него в последнем классе мне было совершенно некому радоваться, и я решила вернуться в два года назад брошенный коллектив. Родительский комитет не имел ничего против, а вот директор оказалась этим ужасно возмущена и даже хотела гнать меня с праздника, и только то, что все было предварительно оплачено, ее остановило. Но подходя чокаться шампанским со своими учениками, демонстративно отодвигала свой бокал, лишь бы не коснуться моего, предательского.
Для застолья был заказан районный стриптиз-клуб, и большинство девочек впервые попробовали танцы на шесте, босиком, раскидав по всей сцене неловкие каблуки.
Накормив, нас рассадили по автобусам и увезли смотреть мосты. Пока те выпукники, что поприличнее, раскрыв рты, смотрели на то, как распахивается Троицкий, мы сбежали вниз, и под мостом пили водку, познакомившись с морячками.
В эту ночь я впервые общалась с одним мальчиком из параллельного класса, который сообщил, что был мною увлечен все эти годы и скучал, когда я ушла в Реалку, но раньше всегда был слишком смущен, чтобы заговорить. Я думала поцеловать его в конце вечера, так, ни к чему, на память о выпускном, но когда нас привезли обратно в клуб, он исчез. Оставив на моем стуле красный аварийный молоток из автобуса. Это был один из самых романтичных подарков в моей жизни, так жаль, что годами позже и он стал утрачен.

А это мы с Бошем на вручении аттестатов
z_5589263a

и под катом еще одна, с матерьюCollapse )
Link25 comments|Leave a comment

2015 [Dec. 21st, 2015|09:28 pm]
Юкка
[Tags|]

2015-й год я приветствовала так, что врагу не пожелаешь: плакать я начала еще за час до полуночи, когда мне высказали всё по поводу пересушенного мяса, продолжила огорчаться после полуночи, не обнаружив под ёлочкой даже самого крохотного зайца, затем мой спутник неожиданно напился двумя бокалами кашасы и перечеркнул тем возможность перекрыть личную печаль шумной тусовочкой — а затем я беззвучно прорыдала все первое января, за что была неоднократно высмеяна и подвергнута бойкотированию. Примета "как встретишь, так и проведешь" нещадно пугала меня в тот несчастный день, но, ура, не сбылась.

Стоит отдельно отметить, что трагическая моя эмоциональность была не совсем чиста: предыдущая 2014-я серия закончилась тем, что я начала курс лечения от гепатита С, а интерфероны всегда рады умножить эмоции и довести до крайности и без того невеселый или тревожный день. Пришлось мне на них проплакать и 8 марта, и 14 февраля, и еще несколько дней, не связанных с чертовыми общественными праздниками, — ну, хотя бы в остальном побочки меня обошли. Эта долгая лечебная затея и ознаменовала собой первую треть года. Все еще длился связанный с ней проект "Год безвылазный", когда я не покидала пределов Петербурга и Ленинградской области из экспериментальных и мистических соображений плюс чтобы не отлучаться от холодильника с лекарствами. Отчасти из-за него мне совершенно нечего рассказать о зимне-весенних временах: мы сидели дома, ни у кого не было работы, выходить искать приключений на улицу было холодно, и я потихонечку грызла стенки родной светлицы. Ладно, я сгущаю краски. Было много кино, и хороших книжек, а еще выставок, спектаклей и квеструмов, спасибо spbblog за наше счастливое детство. А в марте мы выдали замуж Сашеньку и здорово повеселились потом у Сонечки на даче. А потом оперативно, недорого и круто сделали на кухне ремонт, и теперь, в мелкой красной плиточке, она так мне по душе!

Ах да, еще в марте был финальный суд. Судили того поджигателя, который развлекал нас все прежнее лето коктейлями Молотова. Его отец дал мне 80 тыщ, из которых половину я отдала Нетке, комната и техника которой пострадали больше всего, 20 у меня ушло на восстановление пространства, а еще 20 оставалось висеть на душе, и я не знала, как же с ними обращаться, за моральный ли они ущерб? но я ведь, напротив, получила сплошную моральную выгоду — все эти рассказы, они же были ужасно ценны! Пока думала — у меня украли кошелек с этой нерешенной суммой.
Поджигателя я простила, в зале суда он произнес проникновенную речь со словами: "Юкк, прости, я мудак", — и вышел на свободу и снова делит со мною уже не горящий двор.

В апреле было одно важное число, за нумером семнадцать. В этот день я ставила себе последний укол интерферона, заканчивая этим свое лечение; в этот же день у Падре был самолет на родину в Сибирь; в этот же день я решила сообщить ему, что между нами все завершено. Вот только напилась и проболталась неделей раньше, так что перфекционист из меня вышел весьма бестолковый. Но дата все равно вышла поворотная: Падре таки улетел, и с его исчезновением я поначалу вкусила такой эйфории! Во многом благодаря Шебалиным, которые, приехав из Москвы, за несколько дней успели перенастроить меня на потрясающую летнюю тусовую волну, познакомили с удивительными людьми, интеллектуальным обществом, и мы смеялись и философствовали ночь за ночью, и играли, и мчались из одних гостей в другие, и купались в аквапарке, и в те же дни я виделась (второй раз в жизни) со своим старшим братом, который подарил мне кожу своей змеи (потому что он МОЙ брат!), — и было бы так славно, если бы после этого перелома не случилось краткого, дней в десять длиною, отката к прежней жизни — но он, увы, случился.

Падре уговорил меня позволить ему вернуться, привез мне из Сибири череп зайца, стал таким милым и отзывчивым, каким не был никогда прежде, и я успела поверить, что у нас еще может что-то сложиться. 19 мая "Год безвылазный" прекратился, и я в тот же день укатила в Москву. К Аленю и Стасе, я очень, очень, очень их люблю. И любят меня они, и любит меня Москва, и все равно мне было не по себе первые дни, когда я чувствовала какое-то крушение и ни с чем не могла его связать. Потом прошло, столица закружила. Восторг-восторг, столько людей и событий, такое летнее счастье! Заброшки, музеи, парки, бесконечные разговоры... Мы подружились с Даной — вот только она сообщила мне насчет Падре и Серафимы некоторые подробности и догадки, которые и разъяснились, как только я, спустя десять счастливых дней, вернулась домой.
Пока я была в Москве, он не просто изменял, он привел свою любовницу в мой дом и жил с ней на Девятой.

Я собрала рюкзак и тут же уехала снова. На сборы спасателей МЧС. Должна была изображать жертву. Слезы полились по дороге туда, только из одного глаза, но, увы, именно того, который был обращен к водителю. Приехав в лес и поставив палатку, я забралась в нее и разрыдалась уже полностью. Через полтора часа, когда был объявлен общий сбор, я глянула себе в зеркальце и в душу и поняла, что на этих сборах я долго не протяну, собрала палатку и ушла в темноте на трассу. Меня подобрал таксист Лёня, гениальный одесский таксист, мы доехали с ним до города, ездили с ним по заказам, возили фсбшника и его блядей, Лёня заново учил меня жить и смеяться, потом подбросил домой — и, выходя, нашивку со сборов со словом "Спасатель" я отдала ему: я была ее недостойна, зато каким спасателем оказался Лёня!

На праздник выкидывания из окон падровских вещей пришло много-много моих милых друзей, причем больше половины — спонтанно, а Яхонт Андреевич и вовсе не знал, что сегодня на Девятой что-то творится, просто мимо проходил. И был чудный вечер (из окна я в итоге швырнула только одно символическое синее полотенчико, все-таки мы же не дикари), и много смеха, и утром уже вовсе не было горько, а нежно и смешно.

Хотя потом еще некоторое время смешно не было. Я рациональная девочка, и на острую фазу страданий выделила себе три дня, а на продолжительный отходняк — месяц (все правильно рассчитала). А после того объявила 40 дней безалкогольности и целибата, решив, что иначе рискую удариться в какую-нибудь неразумную херь, которую потом придется разгребать. Оттого дальнейшие мои приключения были невинны.

Я протосковала июнь дома (вру, перелистываю дневник — каждый день по событию, но фоновая тоска была). Прожила июль в Финляндии вороньей нянькой — в прибрежном городе Котке, в доме, где не запираются двери, подкармливая и убираясь за сломанной вороной, спасенной от дорожной техники, рядом с фудшерингом, где для меня, единственной там иностранки, сохраняли самое вкусное. У меня был велосипед, я каталась по городу, я делала сайт для израильских пластических хирургов, слушала "Волхва", бродила по лесам и берегам, объедала с городских кустов черноплодку, с любопытством посещала кирпутории и привезла оттуда много смешных вещей и много внутреннего покоя.

Но это была жизнь, финская размеренная красивая жизнь, а самое крутое путешествие года случилось августом. Салембо, чудесная Салембо из жж, с которой мы никогда не виделись прежде, но которая оказалась достаточно смелой, чтобы позвать незнакомую Юкку в долгий путь, предложила мне отправиться вместе в Грузию — я, как известный восторженный авантюрист, согласилась не думая. Две недели мы провели там вместе — пещеры Кутаиси! море Чакви! улицы Батуми! мхов топтанье и за водопадами слеженье!
Потом она улетела, а я еще на пару недель осталась в Тбилиси одна. Но и это было весьма условное одиночество — с веселыми бакинцами-соседями, с прогулками то со студентами-медиками, то с американцем, ну и вообще в Грузии почти невозможно остаться одной, настолько дружелюбен там мир, все эти веселые приключения с тем, чтобы заблудиться в горах, чтобы тебя возвращали оттуда добрые люди, все случайные знакомства с аборигенами — я постоянно разговаривала с незнакомцами, и от них шло такое доброе тепло! Грузия оказалась самой лучшей страной — и внешне, и внутренне, — из всех, где мне приходилось оказываться прежде.

А другое главное происходило в онлайне. Там, в Грузии, я покупала местное разливное вино и проводила вечера за долгими и увлекательнейшими беседами с некоторыми мужчинами вконтактике, и в сентябре едва не выскочила за одного из них замуж. За православного священника.
Бывший скинхед, наркоман. Снайпер, футбольный хулиган, мастер пирсинга. Аскер, белуга. Разумеется, психопат. Меня вовлекло в эту авантюру мгновенно, стоило ему озвучить предложение, — за несколько лет до этого я сообщала девочкам и миру, что выйду за первого же, кто позовет, — хотя бы для того, чтобы получить этот опыт и прекратить находиться в ситуации, где я делала множество вещей, вызывающих у сферического нормального человека трепет, но не пробовала самого обычного человеческого бракосочетания. Прельстила эта открытость намерений и подробность обсуждений, как и где мы будем жить, как назовем и как будем воспитывать детей, кем будем работать, как будем слушать музыку... Совершенно снесло голову количество нежных слов, которых я не слышала никогда прежде, и в Тбилиси я заглядывалась на витрины с белыми платьями и уходила в фантазии так глубоко, что едва видела оттуда город. Я считала дни до отлета: он был москвич, а из Грузии я летела к нему в Москву.

За день до моего вылета его вызвали на разборку с ножевыми и огнестрелом, потому он не смог меня встретить. В Москве мы виделись пару раз, и было очень по-разному. Он то смешил меня — то смущал, то напивался — то был многомудрым и смиренным. Пел церковные каноны бархатным голосом в самых неподходящих ситуациях, и этот контраст наполнял пространство донельзя. Священникам нельзя жениться — и он снял сан, не спросив меня, и получил от архимандрита ответную смску: "Ну ты и мудак". Мы договорились было начать семейную жизнь спустя месяц, когда он приедет в Питер.
Вот только вернувшись домой, я поняла, что все-таки я не настолько авантюрист, насколько хотела бы себе казаться, и расхождения в "Аукцыоне" против "Ассаи" значат куда больше, чем кажется. Написала ему бережное, но уверенно прощальное письмо, он не спорил. Православие было потеряно — ушел в сикхи. А еще через неделю принял ислам.

И, господи, как же хорошо, что я не пошла на принцип. Не прошло и десятка дней, как я решила встретиться с иным своим августовским собеседником — я звала его в музей уличного искусства, он устроился туда волонтером на закрытие сезона, вслед за ним поспешила надеть волонтерскую футболку и я (об этом у меня уже был пост тогда, в сентябре). Мы с Сонечкой работали в VIP-зоне, он на регистрации — когда випы стали расходиться, а у нас осталось еще множество деликатесов и алкоголя, мы призвали его к нам, напились и стали свободны от работы, а в моем случае — еще и от комплексов и от прежних историй, и, в общем, всего-то спустя пару часов после знакомства я поцеловала его, и…
...и теперь мы вместе. Три месяца как. И это самый лучший человек на свете. С ним бесконечно легко говорить: как о серьезных вещах — если возникает проблема, можно не убегать в состояние войны, можно просто поговорить и выйти из проблемы; так и о совершенной ерунде — что случается, когда чайки проникают в подводную лодку? для чего эта женщина в бирюзовом берете продала своё дитя облакам? — он принимает меня вместе с моим лютым прошлым и ничем не пугается (но и я смягчаюсь, я сняла человеческий череп с алтаря и я потихоньку удаляю из контакта злые песни — теперь они меня не бодрят, а немножко огорчают). Я хотела бы ответить ему тем же (безусловным принятием какого-нибудь личностного провала) — но, увы, за три месяца ни одной дельной червоточины в нем не нашлось. Он надежный, ласковый и заботливый. Он не пропойца и не трезвенник. Он легко говорит с моими людьми. Он красив и талантлив. Он придумал в октябре проект для нас двоих — «Ежедневное воплощение»: каждую ночь мы вытягиваем по слову и в течение дня реализуем это слово — сказкой ли, картинкой. Конечно, не выйдет похвастаться тем, что каждый день выходит шедевр, но проект поддерживает творческое напряжение, когда каждый день ты должен, хочешь не хочешь, выдать хоть что-нибудь — и ты уже не забываешься в бытьих вещах, всегда помня о миссии.
Он живет на краю Петербурга, и я провожу у него большую половину недели. Мы играем в игры и проводим эксперименты. Мы оба интересуемся стритартом, но пока очень робки в присоединении к нему. Он читает мне вслух. Я его касаюсь. Он касается меня.
Он — лучшее, что случилось со мною в этом году.
Спасибо, год.
Link69 comments|Leave a comment

Итоги года-2014 [Dec. 29th, 2014|05:05 pm]
Юкка
[Tags|]

Итак, кажется, пора.
Здравствуй и прощай, 2014-й год.
Год выдался в меру особенный и пожалуй что хороший, благодарю.
А теперь по порядку.

Встречала 2014-й я в Индии, в штате Гоа, и жила там весь январь в большой и светлой комнате с балконом и видом на море. Все было вроде бы славно — друзья, море, фрукты и даже работа удаленная клеилась — но не было только счастья внутри, и оттого индийское шанти едва касалось меня - и тут же снова отпускало в привычные мрачные переживания. Странно было ощущать себя зайцем, которого поселили в раю, а он ловко спрятал ад внутри, чтобы не нашли на входе при обыске, и протащил его с собою.

В феврале мы с Сашенькой покинули наши уютные дома и отправились путешествовать — в Мумбаи, где дважды разругались до смерти; Бодхгайю, где встретил свое просветление Будда; в Варанаси, где поселились в Сонмони — отеле, выходящем окнами на городской крематорий. Сам крематорий, правда, уже много лет не функционирует, потому как не прижилась в традиционном индийском обществе манера жечь родных в казенной печке, но у его подножия на берегу Ганга постоянно горит полдюжины костров, в которых пекутся мертвецы. Крыша у отеля, как у всех варанасских зданий, плоская, на ней стоят огромные качели и туда приносят напитки. И ты ложишься на эти качели всем телом, пьешь банановый милкшейк и смотришь то вверх, в серое, совсем как питерское, небо, то вниз, на костры, и в милкшейк залетает человеческий пепел. На третий день в Варанаси я подхватила местный грипп, и, ища способы уменьшить мои мучения, мы делали с Сашей то, что нельзя: ходили ночью, две белых девочки, одни, искать алкоголь и траву — и вернулись целыми и невредимыми и с желанною добычей. И дынькой.

Сверстав в Питере весенний ПТЖ, я отправилась в Москву и недели три прожила там у Алены и Стаси. Это было прекрасное, прекрасное время, очень густое, каждый день — гости, театры, кино, прогулки и прочие-прочие культурные мероприятия, и минимум три события в день. Вот только Алену в первую же ночь после моего приезда закатили на мопеде под Камаз, и с тех пор каждый вечер нас ждала перевязочка ее распоротой ноги — но все зажило, и с тех пор на ней шрамом пелевинский Крест безголовых. А потом было открытие моей выставки в Пунктуме, и мы пели там песню на якутском языке.

В апреле я подарила маме на юбилей 8-дневное путешествие по Европе, и поехала туда с ней, и это была ужасно непростая затея. С ролью хорошей дочери я обычно справляюсь около часа, а затем превращаюсь в тыкву, а тут восемь дней бок о бок с матерью! Огрызалась и дерзила, как угрюмая школьница — к счастью, условия, в которых выросла мама, заставляют ее думать, что нормальное семейное общение такое и есть, и потому она не понимает, насколько я была плоха.
И все равно я сбежала раньше срока, бросила тургруппу и взяла из Риги билет до Минска. Был чудесный Минск с wrong_bus и vinah, множество центров современного искусства и мертвецкая будка на военном кладбище.

Из Минска — в Гродно. Там я сняла чудовищно прекрасную квартиру и почти месяц провела в ней в одиночестве, в городе, где нет ни единой знакомой души. Дважды победила там в чемпионате по настольным играм; воспользовавшись преимуществами бюджетной белорусской медицины, вылечила восемь зубов; а также клеила коллажи, посмотрела все фильмы про Гарри Поттера, каждый день принимала чорную ванну и много-много думала. Переработав полученные инсайты в жизненный план, взяла обратный билет в Петербург: для того чтобы, вернувшись, затеять проект "Питер безвылазный". После Систо (Систо у меня был впервые в жизни и невероятно прекрасен).

Ну правда, почему бы нет? Когда слишком много путешествуешь, теряешь навыки жизни на одном месте, а ведь и в этом что-то должно быть, отчего бы не проверить? Опять же — во имя разнообразия.
Старт проекта был объявлен 1 июня, и результаты эксперимента проявились моментально: не прошло и двух недель, как в моей жизни появился Падре. Тогда еще не любимый человек, просто старый приятель. Так получилось, что мы сначала стали жить вместе, непорочно ночуя в одной постели, и только спустя месяц между нами разгорелось романтическое чувство (самое смешное, что это нарушение очередности этапов со мной не в первый раз).
И дальше было полубезумное лето любви — мы катались на заброшенных аттракционах, заблуждались ночью в болоте и, отчаявшись найти обратный путь, любили друг друга в трясине, лазали по средневековой крепости, я вытаскивала его из воды, когда он топился в Ладоге, мы находили в Дюнах мертвого тюленя, он рушил мою комнату, когда я не отвечала на звонки, мы неоднократно дрались! и все это был совершенный пиздец — и глубочайшая страсть и счастье.

Сентябрь включил в нашу лихую жизнь поджигателя. Бутылки летели с мая, но именно в сентябре Дементор научился попадать в цель, и в начале сентября поджег нам вторую комнату, а в конце месяца — третью. В первый поджог Падре спас мне жизнь, потому что я спала, напившись предварительно на дне рождения Наташи Романовой, и даже когда он бил меня по щекам с криками "Юкка, просыпайся, горим, блять!", я невнятно бормотала, что это подождет, и переворачивалась на другой бочок. Плюс были приключения с фсб из-за того, что я неловко высказалась о возможных причинах нападений и едва не натравила на нас, а заодно на Бонни с Тарасом, органы, но, к счастью, с темы удалось срулить. Ну а второй поджог стал, надеюсь, последним — Дементора, невозмутимо уходящего домой после броска бутылки, увидел наш сосед сверху, и тот не стал отпираться — и с тех пор сидит в СИЗО, суд перенесли на весну.

Октябрь — работа, опыт полета над водой и полета в аэротрубе, ссора с Неткой и кадровые перестановки на Девятой. Переходный период к важному ноябрю.
До сих пор я не называла главное решение из тех, что были приняты в Гродно, теперь, пожалуй, могу. Безвылазный питерский год — это скорее следствие принятого решения.
Там, в Белоруссии, в одиночестве и бесконечном молчании, временами в отчаянии, временами в немыслимом конструктиве, я решила, что наконец пора совершить одно очень важное действие: взяться за лечение гепатита С, оставленного мне Фролушкой в наследство. Это решение потребовало многого, потому что лечение длительное, с довольно тяжелыми побочными эффектами, а кроме того, дорогое. А еще, чтобы в нашей стране попасть на это лечение даже за деньги, нужно пройти много медицинских инстанций, что с моей непереносимостью очередей еще больше усложняет задачу.
Но решимость есть решимость. Вступила в это это как в квест.
Так как я не приемлю кредиты, с мая по декабрь я жила на 200 рублей в день, хваталась за любую подвернувшуюся работу, чтобы накопить к зиме необходимую сумму (как ни странно, это оказалось совершенно не сложно, куда сложнее теперь выйти наконец из режима жесткой экономии). С мая по октябрь я носилась от врача к врачу, лежала на дневном стационаре в Боткина и постоянно сцеживала полстакана крови туда, полстакана крови сюда. В середине ноября меня наконец взяли на лечение. С тех пор я не пью, жру таблеточки и колюсь воскресными вечерами.
И в середине декабря анализы показали первый минус! Это значит, что вируса в организме больше нет.
И даже побочки, к которым готовят всех терапийных новичков, меня практически не коснулись.
Теперь до следующего мая мне нужно будет закреплять результат, а там — к новым приключениям ))
Link49 comments|Leave a comment

(no subject) [Jul. 7th, 2014|08:21 pm]
Юкка
[Tags|, ]

Поднималась сейчас по лестнице, вспомнилось.
Когда я поступила в 10-й класс Реальной школы, мне там понравился один мальчик, новый одноклассник, Бош. На Девятой тогда жила моя бабушка, а Бош - в доме на соседней с нею улице, оттого я придумала, будто бы у нас есть семейная традиция дважды в неделю навещать бабушку, ради того, чтобы по вторникам и пятницам ехать из школы вместе с ним. (Традиция, кстати, так и утвердилась и действовала до конца бабушкиной жизни.)
Спустя пару недель он впервые поцеловал меня у бабушкиной двери, когда я уже нажимала на звонок, а еще спустя неделю поцелуи на этой лестнице стали неотъемлемой частью этого свежепридуманного обычая.
И однажды на исходе сентября случилось страшное.
Оторвавшись от очередного поцелуя, он отошел, чтобы поговорить со мной. Разговоров у нас тоже хватало, и были они попеременно то выносящими мозг, то, напротив, жестко ставящими его обратно - подростковое время такая непростая штука, но Бош, к счастью, был одним из реальных моих Старших - так вот, я в очередной раз несла свою трагическую чушь, а он злился. Отвернулся на миг - и я с ужасом увидела, что по его спине, по гладкому черному кожаному плащу, ползет таракан!!!
Тараканы - детская моя фобия, с каждым годом становится легче, но тогда она цвела вовсю.
В моих руках была газета, которую я несла бабушке из почтового ящика, и за время неприятной беседы я скрутила ее в трубу.
И я избила Боша свернутой газетой. Уже не было таракана, не было спины, потому что он, естественно, снова повернулся ко мне после первых же ударов, пытаясь выяснить, какого хрена я делаю, а я била, била, рыдая исключительно внутренне, потому как в самых адских ситуациях вся моя мимика сменяется суровым русским булыжником, и продолжала бить, пока он не сбежал, решив, что я поехала окончательно.
Слово "таракан" я научилась произносить вслух шестью годами позже, потому так тогда так и не смогла объяснить ему, что это было, а теперь уж объяснила - вам.
Link25 comments|Leave a comment

Здравствуй, длинный понедельник [Mar. 13th, 2014|12:58 pm]
Юкка
[Tags|, , ]

Оригинал взят у yukka_ в Здравствуй, длинный понедельник
Привет, меня зовут Юкка, я из Петербурга, мне 29 лет. Это мой третий пост в сообществе. Еще были один питерский и один тайский дни.
Сегодня 10 марта, у всех выходной - но мои будни и выходные редко совпадают с государственными. В этот понедельник я посещу две работы и немного покатаюсь по городу. Приглашаю присоединиться!


57Collapse )

Link37 comments|Leave a comment

2013 [Dec. 28th, 2013|03:15 pm]
Юкка
[Tags|, ]

Встретила 2013-й я сказочно: в ретрите, в монастыре, в недельном молчании на горе. До сих пор считаю, что это лучшая встреча Нового года ever.
И мой январь в Таиланде был приятен, вот в феврале начались некоторые траблы — бангкокский грипп, болезненный гриппозный перелет, в котором у меня едва не взорвались ушки, безумный какой-то нескончаемый праздник по возвращении на родину.

Вернувшись в Питер, я устроилась работать в йога-центр, в котором и протусила до конца года, но увлечься йогой так и не смогла, хоть и надеялась на это. Еще я обнаружила весной, что у меня скопилось довольно много денег, отчего затеяла на Девятой ремонт.

Готова была круто переменить судьбу и ездила весной в Самару делать детей, но бог не послал, бог сообщил, что у меня еще хватает нерешенных проблем и давай-ка ты, Юкка, сначала разберись с аддикциями.
Чему я в итоге и посвятила год. Со всяческой помощью — то врачебно-медикаментозной, то духовной; то через любовь, то через яму. Тусила с анонимными и с трансерами, в которых не лезет больше, — всё об одном. Избавление давалось, конечно, с весьма переменным успехом, но с мая по декабрь пьянок насчиталось около дюжины, а это уже не хухры-мухры.

Был у меня в июле потрясающий роман длиною в месяц, закончившийся довольно болезненно для меня, и соответственно с этим летняя эйфория сменилась осенним отчаяньем. Но благодаря этому роману я полюбила транс, устроила выставку на Пушкинской, 10, и поступила в институт получать культурологическое второе высшее: всё не зря.
Съездила на три трансовых мероприятия и Радугу, решилась вернуться после пятилетнего перерыва к психоделикам и получила ценнейший опыт, завершивший очередной и очень важный переход. Нынче мои любовь к жизни и смерти довольно ровно сбалансированы, а сведения, полученные о Вселенной, ясно объясняют всё, что не давало мне покоя, — но передавать это в отчете было бы смешно и неуместно. С тех пор моей основной деятельностью стало счастьеловство.

В те же месяцы между счастьем и тоской я тренировалась в Секте и успела получить крутые результаты, и тогда же сделала первую на этом теле татуировку — славного зверька Оки. А еще ко мне в конце августа переехал самарский Смерть. Не моим мужчиной, не гостем, не вписчиком, хрен знает, каким термином можно было описать наш союз, но свою цель я знала довольно четко — получив от него в прошлом году заряд, разрушивший огромную часть всю жизнь мешавших мне внутренних запретов, и не получив в этом году дитя, я должна была наконец закрыть эту историю.
И успешно закрыла, объявив ему через два месяца недельную войну и победив в ней. Война была (по моим меркам) крайне серьезной, хватило и крика, и слез, и холодного расчета — и в конце концов мы расстались вечными врагами, что очень, очень хорошо.
День победы над Смертью был и первым днем моей выставки. Пушкинская, 10, была именно тем местом, о котором мне мечталось, но без Яна я никогда бы не решилась туда заявиться в качестве художника. И было круто, и было много людей, и первый день был сказочен, а вот второй я, увы, не запомнила, потому как внутреннее чудовище затребовало половину времени и славы себе.

Головокружение от успехов  — и чудовищный отходняк после всего. И мрачная, горькая осень, лишенная счастья, которое еще помнилось, но уже не ловилось. Очень много работы, всё, что помню, — очень много работы.

А в начале зимы — невероятно волшебный день рождения и глубокая жуткая яма между ним и Индией. И, наконец, Индия. О которой невозможно писать сейчас, как невозможно видеть слона, не отойдя от него на значительное расстояние.
По-моему, всё.
Link20 comments|Leave a comment

о самовоспитании [Nov. 12th, 2013|08:34 pm]
Юкка
[Tags|]

когда мне было восемь, я подошла к маме и предложила ей ознакомиться с моим графиком возвращения домой на следующие десять лет.
8 лет — 18:00
9 лет — 18:30
10 лет — 19:00
11 лет — 19:30
12 лет — 20:00
13 лет — 21:00
14 лет — 22:00
15 лет — 23:00
16 лет — 00:00
17 лет — после полуночи
18 лет — можно не возвращаться.
мама посмотрела ошарашенно, но график приняла и подписала. так и жили.
при этом я чуток переборщила с запросами: приятелей во дворе загоняли по домам не по графику, а как стемнеет; поэтому последний час я чаще всего гуляла по темноте одна.
Link15 comments|Leave a comment

и о моих новых отношениях [Sep. 8th, 2013|08:05 pm]
Юкка
[Tags|, ]

как я все это вижу:
старт был положен брошенной друзьями фразой "если они познакомятся - это же будет полный пиздец!". когда психонавт слышит, что для него где-то заготовлен личный пиздец, он просто не может туда не устремиться всей душою. любопытство забрало; взял меня потестить. с полной уверенностью в своем праве на эксперимент (я? осуждаю? что вы! мне и самой похуй на чувства невзаимно влюбленных в меня людей).
тесты показали, что счастья во мне полно, но экстрагировать и юзать его не получается. и это тоже нормально - несовпадения в мире случаются значительно чаще, чем наоборот.
ну и отстранился.

таким образом, в этой сказочке снова остается один-единственный герой я.
а что я?
а у меня богатый опыт преодоления самых разных аддикций, и с болезненным пристрастием к живому энтеогену я тоже справлюсь.
потому что любовь, дружба и даже приятельство обязательно подразумевают взаимность. без нее попытки продолжения любых отношений из списка превращаются в тупой и деструктивный торч.
я ною? я не ною. я объявляю войну. не ему, не себе и не мирозданию, а лишь тому пораженному зависимостью фрагменту сознания, что заставляет меня сейчас переживать. и вообще привязанности буддисту не к лицу.
я девочка сильная, серьезная и злая. чтобы — когда-нибудь потом — добыть настоящее, неиллюзорное счастье, необходимо иметь в арсенале ровно такую своевременную злость.

мне есть чем заняться и на что ее направить.
Link30 comments|Leave a comment

(no subject) [Apr. 11th, 2013|11:53 am]
Юкка
[Tags|]

В одном сообществе вспоминаем самые неприятные свои работы. В моей обширной трудовой деятельности таких было две - с которых я уволилась по прошествии шести часов в одном случае и получаса в другом. Первая была диспетчером в банке, по факту - запугивателем тех, кто не выплачивает кредиты, и мне раз за разом плакали в трубку бюджетники. Вторая - я в юности подрабатывала промоутером то там, то тут, раздавала листовки; и вот меня зовут в качестве промоутера в обувной магазин, приезжаю, и оказывается, что рекламную акцию они придумали следующую: нарядить меня в банный халат, выдать березовый веник, и далее я должна была ходить по улице, бить себя этим веником и кричать бессмысленное: "Поддай пару получи вторую пару!". Улица при этом пустынная, проходит один человек в две минуты, человек пять стоят на остановке и ммм удивленно глядят.
Через полчаса я бросила веник оземь и пошла домой.
Link27 comments|Leave a comment

(no subject) [Oct. 25th, 2012|11:33 pm]
Юкка
[Tags|]

весь день сегодня интернет обсуждает мое детство. прицепился забавный образ юной "охотницы" с ножом в кармане. то сначала осуждали-жалели-боялись, то начали хвалить и даже благодарить. еще на два года раньше копнули - и там насилие, и там нож (та же бабочка. вот черт побери, не могу вспомнить, кто же мне ее подарил, а ведь когда-то это было ужасно важно, и сегодня было бы кому спасибо сказать - да вот эх я, забываю благодетелей). саёшка предлагает еще глубже закопаться - да всё мы что-то по мрачняку идем, словно я в аду родилась и там же была воспитана. а было-то не плохо совсем, ну, в раннем детстве по меньшей мере. жаль, не помню я того раннего счастливого, всё жесть вспоминается, ну, просто интереснее она.
по крайней мере, я знаю, что в пять лет уже была такой. общительной умничкой, которая, тем не менее, загадывала на падающую звезду желание стать куклой. и это не значило "такой красивой, как кукла" или что там про кукол еще хорошее можно выдумать, это значило - пусть бы у меня была хозяйка, и она бы шлепала меня и бросала в угол, и я неделю лежала бы в этом углу, не способная ничего сделать - но совершенно не несущая ответственности за то, что лежу.
странно, какая на мне могла быть ответственность в пять лет, да еще чтоб она так давила, что я предпочла бы перестать быть настоящей девочкой, лишь бы не нести ее? знай мультики смотри да играй в игрушки. а всё ж таки какая-то была...
Link12 comments|Leave a comment

(no subject) [Dec. 2nd, 2011|06:36 pm]
Юкка
[Tags|]

и о политике: я голосую с семи лет.
Link8 comments|Leave a comment

итоги года со знаком плюс (2009) [Dec. 29th, 2009|12:05 pm]
Юкка
[Tags|, ]

Ладно, пожалуй, итоги года не столо подводить в мрачном настроении - хотя бы дождаться нейтрального.
Сегодня доброе утро, и следуют итоги-2.

Встреча прошлого Нового года была лучшей в моей жизни, я впервые осталась дома - открыла дверь для всех, и приходили малознакомые и совсем незнакомые люди, и все были очень разные, и с каждым шла веселая беседа, и каждый вливался в праздничную компанию, и мы случайно поставили бой курантов на повтор, и встретили год не один, а пять раз подряд.
И самым долгим праздником были первые несколько недель в Гетто, да, впрочем, и последующие забавные месяцы.
В феврале поехал с Фролом в Симферополь, вышел в Твери и провел десяток чудных дней в Москве.
На День Космонавтики успешно подвязал с наркотиками.
Переименовал Гетто в Детский Сад.
Всю Страстную неделю молчал, не выходил из комнаты, складывал башенку из кубиков.
На Пасху ко мне переехал любимый человек, разогнал тех, на ком остатки Гетто держались, и остался.
В конце весны меня нашел отец, и он оказался сильным и непростым человеком. О таком отце я не могла и мечтать. Успела пусть и немного, но очень ценно поговорить с ним.
Сделали ремонт в комнате: покрасили рыжие стены, исписанные от пола до потолка словами, в белый цвет. А с потолка теперь светит Большая Медведица.
Летом у меня было замечательное и легкое путешествие - три раза пришлось сдавать билеты, три страны сменить, сколько было дорог и попутчиков, и горы, и море, и города, и Чернобыль. И совершенно поразивший меня убийца.
Осенью я начала готовить еду.
Впервые была в настоящей бане.
Получил первую научную публикацию.
Стал ходить в тренажерный зал.
Поработал за год на РПЦ и КПРФ, сделал людям несколько книжек.
И жизнь моя снаружи нынче спокойна, размеренна и проста.
Link7 comments|Leave a comment

флешмоб: 2005 [Mar. 7th, 2008|02:46 am]
Юкка
[Tags|, , ]

Я продолжаю записывать годы, такая уж мне выпала терапия,
и чем дальше я этим занимаюсь, тем меньше отношусь к этим штукам как к тексту, и все больше как к обычной, некрасивой жизни.
Этот год мне, кажется, никто не загадывал, просто захотелось написать наконец о чем-нибудь спокойном, и я выбрала самый тихий год - а припомнив его хорошенечко, обнаружила, что тихо было со стороны, а внутри все-таки немножечко стремно.

2005 год. Девятая СоветскаяCollapse )
Link11 comments|Leave a comment

navigation
[ viewing | most recent entries ]