Category: транспорт

Category was added automatically. Read all entries about "транспорт".

ой

изоляция

Возникло ощущение, что нынешнее время взаперти увеличивает меру ответственности за происходящее с тобой лично. То есть если раньше мир все время подгонял какие-то неожиданности и поток несся во многом сам собою, только удерживайся на поворотах, то теперь полный штиль и необходимость каждое утро самостоятельно вставать на весла — или отбрасывать весла в сторону, лежать в лодке и пялиться в небо. Никаких событий, никаких сюрпризов, сам вирус уже давно не сюрприз. Всё приходится самим.

Мне было уныло, и я нарисовала троллейбус.
Следующая остановка Заячий переулок.

ой

маршрутки всё

Петербуржцы! Если жизнь кажется вам лучезарной, погода — просто замечательной, мир — полным чудес, и необходимо сбаласировать это эйфорическое состояние какой-нибудь не трагической, но максимально неприятной новостью, то могу предложить вам список маршруток, подлежащих отмене. Который, я обещаю, включает в себя ту маршрутку, которой вы чаще всего пользуетесь. Потому что включает их почти все.
https://cdn.fontanka.ru/mm/items/2019/5/22/0158/1.pdf?fbclid=IwAR3r5hyezImB4nTe-6mWHJY0HU89858BnlxzuHuNA186XusKvm0VA_55sdM
ой

мануал

Сегодня я впервые за долгое время каталась в трамвае. В трамваях теперь висят визуальные инструкции о том, как держаться за поручень. Если это потолочный поручень, то надо держаться за него снизу вверх, если вертикальный поручень, то перпендикулярно ему, а если поручень-ручка — то просунуть в него пальцы и часть ладони и держаться так же, как за потолочный. Не благодарите.
ой

мальчики

Ехала сегодня в троллейбусе, на одной из остановок в него вошел маленький мальчик и звонко сообщил: «А я люблю такой троллейбус!» — и это меня сразу согрело, и я вспомнила, что тоже такой троллейбус люблю.

А лет пять назад ехала в плацкарте, и там в три часа ночи такой же мальчик, видимо, впервые попавший в поезд, озираясь по сторонам, громко воскликнул: «Интересно, зачем это всё?»

Мои главные учителя эти мальчики.
Кажется, кроме этих двух идей, никаких других и не нужно.
ой

куба

Солнечное зимнее утро, хрусткие минус десять, я топаю вверх на горочку к Верх-Исетскому заводу и с каждым шагом чувствую себя все сильней и счастливей. У завода меня встречает каменная женщина с могучими плечами, сажает в желтенький 11-й трамвай. Этот трамвай — единственная в городе одноколейка. Заиндевевшие стекла, искрящийся свет, пассажиров только я да пара стариков, и мы катимся, катимся вдоль берега Исети, а потом я выхожу на конечной, а все остальные уезжают на следующий круг.



«Считается, что люди на Кубе живут скрытные и недобрые». «Я бы туда в одиночку соваться не стал». «Отличное место, чтобы случайно исчезнуть». Я оказалась среди безлюдья и снегов, не зная пути, не имея четкой цели; пересекла крохотный поселок домов на восемь-десять, зашла в тупик. Чтобы увидеть выход из тупика, полезла на снежное возвышение и нашла чего не искала.

Тут надо вернуться в прошлое — в разговор с Фаготом о Ёбурге, что мы вели на той неделе. Рассказывая о своих екатеринбургских друзьях, он назвал одного из них «офисным клерком, который разводит в гараже драконов». Я зацепилась за этих драконов и весь вечер доставала его расспросами о драконах-дракончиках-драконьих яйцах! — пока Фагот не сказал, что я воспринимаю его метафоры слишком буквально.
Так вот для чего я, оказывается, поехала на Кубу — чтобы залезть в чужой верхний дворик, прошмыгнуть между гаражами и увидеть там вершину ЖЭК-арта — золотого дракона из шин на скате одного из гаражей! Отправить Фаготу.
— Невероятно!
— Но ты же обещал!



И сразу стало понятно, что всё ладно и всё сходится. И от дракона была видна невидная прежде тропа на край света. Край света был полоской снега между рекой, болотом и озером с хорошим именем Здохня, и когда я подходила к нему, в наушниках снова заиграл «Котлован» «Апрельского марша» (неделю в Ёбурге я слушаю исключительно свердловский рок), и это было совершенно мозговыносяще — а потом я сняла наушники и стало так тихо, как только может быть.
Я была одна в этих белых ржавых гаражах, привычно опасалась чего-то — злых собак, дурных людей — но очень быстро пришло понимание «Здесь слишком холодно, чтобы могло произойти что-то плохое».



Спасибо, tverse!
Спасибо, dao_nyxa!
Почему-то остальные екатеринбуржцы либо никогда не слышали об этом месте, но осуждали — либо слышали и не советовали рисковать.
А мне, благодаря вам, — оказалось там очень хорошо.
ой

Ткуарчал

Был сегодня момент, когда я сочиняла в голове пост о том, какой я кромешный неудачник, который должен был заканчиваться предложением отписаться от меня, пока не поздно, потому что вдруг это заразно. Пост планировался как иронический, и я надеялась иронией сгладить реальное ощущение полного провала, но тяжкое чувство никак не уходило, и я откусывала себе голову, сидя на автобусной остановке вожделенного заброшенного города Ткуарчала, куда я так мечтала попасть, и с которым так сильно обломалась...

Потому что человеку нужен спутник-попутчик. Потому что две головы — это как минимум больше, чем одна, а зачастую все-таки лучше. Тогда одна, импульсивная голова, проходя мимо рынка, говорит: "А поехали срочно в Ткуарчал!", а вторая, разумная голова, спрашивает: "А как мы оттуда вернемся?" А вот если ты счастливый обладатель недостаточно широких плечей, на которых умещается только голова номер один, то ты просто вскакиваешь в уходящий автобус, не дожидаясь возникновения в голове второго вопроса. Второй вопрос приходит гораздо позже. Двумя часами позже. На подъезде к Ткуарчалу.

И оказывается, что "паааезда сюда не ходят, самолеты не летя-ят, тот, кто раз сюда приехал (иск. цит.), не воротится наза-ад". Что ткуарчальская железная дорога мхом поросла, а обратный автобус ходит всего два раза в день, и последний из них — в пять. После двух часов пути на часах полпятого. Автостоп из вымершего города пахнет ночевкой в руинах без спальника. Значит, у нас полчаса на осмотр окрестностей. Ять.

С костяной ногой за полчаса немного можно успеть. Обойти три квартала. Забраться в один покинутый дом и обнаружить, что он вовсе не покинут. Поговорить со столетней старицей. Сбежать от столетнего безумца, рассекающего столетними ягодицами наружу. Фотографировать кошку, кошку и жука. Купить ткуарчальскую творожную булку только из печи. Огорчить продавщицу, неправильно назвав абхазский хачапур враждебным грузинским словом "хачапури". Умилить (ту же) продавщицу, отказавшись взять неверно посчитанную в мою пользу сдачу. На этом ваши полчаса в великом городе руин подошли к концу. Остается сесть на автобусной площади, сложить ручки на коленках и писать в голове трагический пост про какой же я неудачник.

Ровно пять. Автобуса нет. Подхожу к обитателям площади, спросить, в правильном ли месте я сижу. Место, говорят, подходит, а вот время нет. Блин, мой телефон перевел часы в следующий часовой пояс, тогда как в окружающем мире остался предыдущий! У меня было не полчаса, а полтора! Я могла успеть... /новый приступ аутофейспалма/

С другого конца площади (у площади нет концов) меня манит семидесятилетним пальцем водитель автобуса, который меня сюда привез. Думаю, хочет сообщить транспортные подробности. Оказывается — пожалеть и накормить.
Невероятная сила насильственного гостеприимства! Отказаться и правда невозможно. Я отказывалась сесть к ним (дяде Коле и Эдику) за столик — раз у меня еще час, надо же город посмотреть; отказывалась есть — у меня же есть пирожок; отказывалась пить чачу — ладно, первую стопку не отказывалась, я и до того хотела приглушить досаду алкоголем, но в булочной в ассортименте был только ягуар, а из него я все-таки выросла — но от второй и третьей честно пыталась. Но дядьКоля был так бесконечно и радостно уверен в том, что и мне, и им сейчас необходимо именно это застолье, что совершенно невозможно было настаивать на отказе. Посидели. Поговорили о стране и людях. Вернули мне радость. Научили абхазскому спасибо: "итабуп". За полчаса до автобуса дали мне новый ориентир — кривой железнодорожный мост, и я наконец убежала фотографировать мост.

Не успела дойти до моста — рядом остановился Рамир (ровесник на этот раз). Давай, говорит, подвезу. Я, хромая и нервничающая насчет автобуса, села. Увидели мост. О, какой чудесный это был мост!

DSC08497

А потом, он, услышав мою трагическую историю про неудачное знакомство с Ткуарчалом, предложил плюнуть на этот автобус и покататься с ним по окрестностям, а потом он без всяких автобусов отвезет меня домой. И очень хорошо рассказал про то, почему он не опасен. С той же дядьКолиной уверенностью — вот чему, наверно, надо учиться у абхазов. "Хочу!" — лишь немного помешкав, воскликнула я, и мы плюнули на автобус и умчались в горы.

В Ткуарчале на горе стоит водокачка. Она тянет воду из горы (боюсь, мне никогда не понять, откуда берется вода на вершине горы) и качает ее вниз. Вход на водокачку запрещен — но сторожит ее Рамиров друг. И какой оттуда вид, батюшки... (фото не вышло, сглючила карта памяти в аппарате).

Мы были в здании мертвого фуникулера, там пасутся свиньи в деревянной упряжи. Заезжали к родственникам числом пять и встречали друзей числом, не поддающимся осознанию. Были в Очамчирах, но я не решилась при Рамире исполнить свой план и послушать там Медведевскую песню "В Очамчирах умереть красиво". Ездили к термальным источникам Кындыга. Я нечаянно залезла ногой в источник и по щиколотку утонула в дне. Рамир вытащил меня, и мы вместе полоскали мою ногу и туфлю в горячей подземной воде. Еще час после этого ноге было горячо! Ездили в мандариновые рощи: мандарины еще не созрели, но я собрала в качестве трофея один зеленый. Рамир усмехнулся и сказал, что это не мандарин, а цитрус. Ездили на море и искали дырявые ракушки. Надевая мне на палец десятую ракушку, он, разумеется, предложил мне жениться, а я предложила все-таки отвезти меня домой.

DSC08549

И, стремясь снизить уже озвученный градус желания, рассказывала в оставшемся пути чудесные сказки про своего возлюбленного, который домосед и никуда со мной не ездит, зато я знаю, что дома меня всегда кто-то ждет и не гасит света, сочиняла, как он устраивает мне сцены ревности, но на самом деле это наши с ним шутки, потому что он знает, как я верна, говорила о его работе, увлечениях, милых чертах, три года вместе свадьба в декабре приезжай попляшем.

Вышла у родной калитки, смешно окрыленная собственной песней. Неудачником себя больше не чувствую. Лишь радость приключения!

И, да, путевые заметки:
1. В абхазских автобусах, обычных икарусах, на задней площадке можно курить.
2. Объезжали по встречке кудрявых коров.
ой

Сухуми. Прибытие

От границы до Сухума — два часа на маршрутке вдоль берега моря, свежо. Там же, в маршрутке, решала, что мне, собственно, делать дальше: жильем я заранее не обзавелась. Набравшись смелости, позвонила полковнику Людмиле, хозяйке двухэтажного старомодного дома, увитого цветами и с пальмами во двор, у которой останавливался в прошлом году Саешка, и полковник Людмила была ужасно мила, но комнаты у нее все кончились. Зато мой разговор услышала хозяйка Светлана, ехавшая в той же маршрутке! Подмигнула маршруточнику, и он нас против всякого маршрута прямо к ее дому привез. Только я глянула на хоромы, как сразу же рюкзак и сбросила — остаюсь!
Короче, можете поздравить счастливую обладательницу трехкомнатных апартаментов с коврами-телевизорами-кондиционерами всего за 500 рублей в день.

nuretz, а вы чего-как? Не желаете ли посетить мой сухумский дворец?
ой

гидроцикл

В копилочку нового опыта помещается гидроцикл!
Удалось попробовать наконец, когда «Напляжу» позвали приключенцев в Центр маломерного флота.
Опций для гостей было две: либо сесть за руль гидроскутера самому и получить новый навык, либо сесть вторым всадником за спину к профессионалу. После того, как мы прослушали подробный инструктаж — как искать фарватер, если он не размечен на реке, как правильно уступать дорогу большим судам и как реагировать на разбегающиеся от них волны, которые вполне могут перевернуть гидроцикл; что делать, если перевернешься, и как чистить фильтры, если в них наберется речной ил, — я поняла, что, кажется, оказаться одной посреди Невы со всеми этими препятствиями мне будет стремновато, и выбрала долю пассажира. В конце концов, зато это будут экстремальные покатушки вместо моего боязливого ползания по волнам.
Насколько экстремальные, мне не передать!!!
Это было АААААА! Он разгонялся так, что нас отрывало от сиденья и мы летели вслед за скутером — инструктор, крепко держась за руль, и я, вцепившаяся в него... Резко вертелся на месте, ставя скутер на ребро и едва не роняя меня в воду, но в последний момент бросая обратно в седло, заполняя все вокруг брызгами, а когда ему вздумалось боднуть волну — та накрыла нас с головой, и мне пришлось испить невской воды — рот-то был от восторга распахнут! (Вода оказалась на удивление вкусной, точь-в-точь как питьевая, которую я заказываю большими бутылями.) Я визжала, вскрикивала, ахала, и непроизвольный этот вокал, скачки по волнам и исступленность чувств здорово напоминали секс.
Пронеслись через полгорода от Финского залива к Петропавловке. Летели под мостами, уворачивались от больших стремительных метеоров, и порой мне было так страшно, что хотелось молить о пощаде, но я не позволила себе трусливо лишиться этого погружения в животный страх. Загадала, что если я это перенесу — значит, перенесу и личную свою драму, — надо ли говорить, что на берег я сошла целой и невредимой, хоть и на дрожащих ногах?
ой

Скажите, люди, куда идет этот поезд…

В Москве случился еще один спектакль - «Скажите, люди, куда идет этот поезд…» по пьесе Анны Романенко “Фронтовичка”. Постановка Марины Брусникиной в Современнике. Сам театр, кстати, на этот сезон переехал во дворец на Яузе (внутри там и правда дворец!), а спектакль оказался премьерой, приуроченной к 60-тилетию театра.

Сцена больше всего похожа на пустую палубу корабля под наклоном. Ниже на верёвке сушится фронтовое бельё. Всё очень минималистично и оттого – абсолютно уместно. На фоне – огромная проекция клеверного поля и несколько слов про простые вещи. Про то, что на школьной доске кто-то царапает куском штукатурки, например. Начало.

Основная сюжетная линия спектакля – про любовь. Про Марию Небылицу, которая любила хореографию (до войны) и Матвея Кравчука (в войну). Сначала они воевали вместе, потом она жила у его матери и ждала когда он вернётся. Преподавала танцы в ДК имени Розы Люксембург, курила беломор, кричала на детей, радовалась письмам. Он вернулся и всё пошло совсем не так, как они мечтали, прощаясь на фоне клеверного поля. Но из-за войны вообще многое пошло не так. И весь спектакль – об этом. О том, что война прошла, а люди остались. И война из них торчит – то под одним углом вылезает, то под другим. А они всё равно рвутся жить, переживать и перемалывать всё случившееся. В самом спектакле тоже попеременно вылезают то искренность актёров и подлинность действия, то мелодрама, то военная патетика.

Выходя из театра – сворачивайте в сторону улицы 9-ая рота и идите прямо. Мимо полузаброшенных железнодорожных рельсов и заводов. Хорошее место, чтобы немного подумать про то, куда идёт этот поезд, и уложить в голове впечатления от спектакля.



Спасибо, mosblog, за наше счастливое детство.