Category: религия

Category was added automatically. Read all entries about "религия".

ой

бубубу

Вечером вскипела в своих трудовых застенках и вышла на улицу проветриться. Во дворе-колодце звучала церковная служба. Гулко, покойно, и не поймешь — то ли кто-то смотрит молитву по громкому телевизору, то ли настоящий батюшка бубнит в одном из открытых окон. Долго стояла в темноте, вслушиваясь. Или звук и вовсе не дворовый, а уличный? а ну как высунусь со двора, а по Девятой идет крестный ход? Но нет, вышла на улицу и смолкло.
ой

непонятное

Встретила на Невском беременную девушку в обтягивающем платье с принтом, где в деревянном гробу написано "Бог дал бог взял". Уж на что я ценитель чернухи, но перед этим пасую.

(Фото в комментах.)
ой

навынос

А еще мы вчера репетировали в заброшенном здании, и вдруг слышим — внизу голоса какие-то. Вот черт, думаем, это нас арестовывать пришли. Затаились, прислушались — а голоса-то поют. Ну совсем странно. Чтоб менты с песней шли на операцию — это ж какая должна быть операция!
А они поют и поют, не идут никуда.
Странно. Мы в угол окошка высунулись.
Я еще, высовываясь, сняла розовую шапку, чтобы не сильно привлекать внимание, забыв, что у меня под ней не менее розовые волосы.
Но ничего, не видел меня никто. Потому что они все спиной вверх стояли. И не менты они были, а мусульмане. И не песню пели, а делали намаз.
Теперь вы знаете, куда деваются мусульмане посреди рабочего дня.
Забираются в заброшки, раскладывают коврики и молятся.
Мы не стали мешать.
ой

хельсинки

С Хельсинки я тоже определенно в ладу. Здесь так много событий и прогулок и так мало времени в одиночестве за компом, чтобы написать полноценный текст, - но повешу хотя бы короткие заметочки, чтобы не растерять их вовсе.

Вчера мы забрели в район местного садоводства: против наших шести соток финнам дают в черте города шесть десятин (6 на 10 метров), и на этом крохотном участке они умещают крошечный дом, крошечный сад и крошечный огород, все очень компактно, уютно и игрушечно.

Ходили по университету: оказывается, в финские учебные учреждения запрещено ограничивать вход, потому что публичное пространство должно оставаться публичным.

Были у водопадов под мельницей: места, где карабкаться опасно, власти не оцепляют колючей проволокой, а просто ставят предупреждающий знак: «Дальше вы идете на свой страх и риск». Страховая такие случаи не оплачивает.

Я видела над городом воздушный шар, фотографировала перевернутую ворону.

Сегодня ездили к памятнику Сибелиусу, засунули головы в трубы и пели: мне важно было проверить, чем восприятие меня 12-летней (когда я была в Хельсинки в последний раз) отличается от меня 32-летней, этакое «20 лет спустя». Выяснила: в детстве мне совсем не важны были текстуры, я запомнила трубы гладкими, как у обычного органа, а сегодня сумела восхититься их вареным узором, ранами и щелями.

Потом ходили на кладбище, на много кладбищ в одном — финское (какой очаровательный декор все эти маленькие птички), еврейское (камни на навершиях надгробий и выбитые на граните ладошки в приветствии доктора Спока, выясняю, почему), православных священников, Маннергейма и некрополь других известных людей. В крематории - труба которого совсем низенькая, потому что финны ограждают людей от пепла предков не высотой трубы, а системой фильтрации - начался сеанс. Они делали это под звук колокола, но не такой, как церковный перезвон, — это были долгие медитативные удары, всего две ноты, они глубоко засели мне в голову и мне теперь необходимо носить с собой этот звук (я все записала).

DSC00904

Потом мой спутник ушел по делам, а я бросилась в музеи. Посетила Киазму — музей современного искусства, бродила там три часа. Я всей душой люблю современное искусство, но не всегда понимаю его. Это было противоречием до сегодняшнего дня, но теперь разрешилось: я люблю в том числе и само ощущение непонимания современного искусства! Вот это чувство: "что это было?" ужасно приятное, я выходила с ним в улицы, немного придавленная им, оглушенная, но оглушение это было сродни тому безмыслию, что возникает после тренировки или во время секса.

DSC00921

Другой музей: городской. Провела еще час в экспозиции, посвященной истории города во времени — в частности, сидя за столиком несуществующего кафе с жукбоксом, который пел мне песни о городе с начала прошлого века, их было много и очень разных. В этот музей всегда свободный вход, он находится прямо напротив Сенатской площади, будете там, сходите непременно.

И еще одно впечатление — смотровая площадка в Сокос-отеле. Хороша сама по себе, как любое высокое место, но обладающая и еще одной немножко неприличной особенностью: это место полушутя называют самым красивым женским туалетом Европы.

DSC00950
ой

День седьмой. Валаам

Вчера в лодке поняла, что никогда и нигде не встречала столько счастливых семейных пар, сколько в этом круизе. Взрослых (теперь, когда мне тридцать, взрослыми я называю тех, кому за сорок) и даже пожилых людей, которые держатся за руки, обнимаются на корме, укрывают плечи супруга пледом, спорят за завтраком, кто пойдет за добавкой, — и хвастаются в беседе тем, сколько лет они вместе. Вот правда, их едва ли не полкорабля! Удивительно отрадно наблюдать. За всю свою жизнь не знала столько, как-то расходились наши с ними пути, зато теперь я точно знаю, где они проводят свое время — в круизах! Вот оно что!

Для путешественников из далеких краев главный праздник еще впереди — завтра с утра мы прибываем в Петербург. А для меня, увы, сегодня последний день речных каникул — для меня Питер значит ответственность и возвращение к планомерной ежедневной суете, а не взрыв эмоций. Хотелось бы мне увидеть свой город глазами тех, кто всю неделю плывет в предвкушении знакомства с ним...
Зато последний день — особенный день. С раннего утра мы снова сменили плавсредство, пересев на Омик, и голос свыше (глас валаамской трудницы), рассказывая нам о природе и истории Валаама, упомянул одну немаловажную вещь: сегодня церковный праздник, День всех святых, празднующийся в следующее воскресенье после Троицы, и в этот день, единственный раз в году, двери скита Всех святых открываются для всех, даже женщин (мужчин-паломников пускают весь год, но только по особому благословению, а женщинам в остальные дни в мужской монастырь хода нет). Это важное совпадение, решила я. Сколько туда идти, спросила я у гида. Так я вам и сказала, ответила мне гид.
Я возмутилась ужасно. Обладать информацией, не секретной, общедоступной информацией, и не отвечать на прямой вопрос — это ли не грубость? Этакое отношение родителя к несмышленышу, которому «еще рано что-то знать». Если до этого я ставила поход на праздничный скит под сомнение, то теперь необходимость побега стала очевидна.


Collapse )
ой

(no subject)

Сегодня ездили во Вселенский храм всех религий. Разноцветный, как игрушка, радостный, как пряничный домик; слева купол, слева минарет, магендовид на заборе, Будда во дворе. Одна проблема: закрыт для публичного доступа. Парадоксально! Построенный для всех, ото всех и заперт.
Не единственный ли это способ всех объединить?
ой

100 фактов обо мне

22. В 16 лет я крестилась, в 26 приняла прибежище в буддизме, на деле же как была у меня в голове метафизическая каша, так и осталась.
ой

(no subject)

В качестве упражнения в ораторском мастерстве обратила полпалаты в православную веру.
ой

(no subject)

Доктор сообщил, что моя голова оказалась крепче, чем у всех мужиков, которых он оперировал. Я не знаю, что делать с этой информацией, и на всякий случай ей горжусь.

Развлекаю себя как могу. Утром, пробравшись куда нельзя, глядела на двух длинноносых котов и пятнадцать усатых рыб. Днем ходила за зубной щеткой, а вернулась с отличной новой сноубордической курточкой. На обратном пути наблюдала за мужиком, который выбивал с балкона, хлопая одной об другую, две огромных нежно-розовых подушки.

Потом была в церкви. Пошла не столько за спасением, сколько за запахом дерева - церквушка за больницей бревенчатая, свежепостроенная, некрашеная. На пороге встретил улыбчивый старик:
- Ты, - говорит, - мальчик или девочка?
- Девочка...
- Ну, раз девочка, держи тогда юбку. А то как зашла, я растерялся - снизу мужик, а сверху боевик!
(Это я арафаткой обвязала голову вместо платка.)
Впустил меня в храм, одну. А там - темнотища! Свечек горит штук пять, электричества никакого вовсе нет, за окном синь темная. Я крещусь невидимо куда, наощупь бреду от иконы к иконе, не видно реально ничего, богоматери от святых угодников не отличить. И только один лик прямо из темноты сам на меня взглянул. Я подошла поближе, разобрала буквы - Преподобный Серафим, Саровский чудотворец.
Поставила ему свечку.
Поблагодарила впустивших, вышла на улицу.

И для восстановления в мире баланса цинизма и благодати хакнула церковь в ингрессе и захватила все окрестные могильные кресты.
ой

(no subject)

топиться, повязав на шею куриного бога
приносить куриц в жертву куриному богу
непорочно снести от куриного бога яйцо