Category: птицы

Category was added automatically. Read all entries about "птицы".

ой

фебруллаж

Итак, отчет за первые десять дней фебруллажа. Темы: смех, жесткость, дружба, коробка, птицы, витиеватость, поэзия, сетка, маска, монстр.



Collapse )
ой

гатчинский парк

Съездили в Гатчину.
Рассчитывали попасть в парк, где будет множество желтых листьев, но оказалось, что там еще больше — птиц.
Тысячи птиц. Уток, чаек, лысух.
На воде — толпы, на траве — стада, в небе — клин за клином.

Читая правила посещения Гатчинского парка, выяснили, что там запрещено гадать на картах, устно и иными способами, а также заготавливать колья.
И играть на музыкальных инструментах. И купать животных. Это было уже чересчур, и запретом гадать мы все-таки пренебрегли.

Но почему нельзя гадать и колья?
Вопросом задался Тимсн, к ответу мы пришли вместе.

Т.: Администрация парка явно вампиры, не переносящие гадания. Но почему они его ненавидят?
Ю.: Боятся, что гадание раскроет их?
Т.: Все же чувствую, что есть какая-то тайна. Ведь никто никогда не гадает на установление личности администрации парка, а больше интересуются своей судьбой. Это значит, что посетитель опасносте! Администрация может напасть на него!
Ю.: Так вот как раз, посетитель гадает себе на судьбу, а карты его предупреждают: «Вас ждет опасность со стороны вампирической администрации парка». И он убегает — предупрежденный защищен!
Т.: Мы их разоблачили. Но не будет ли теперь администрация Гатчинского парка преследовать нас? (по ночам)

Я думаю, что нет. Но все же спать ложусь с оглядкой.
ой

совеныш

Для чего Юкка ночью, не открывая глаз, встает с постели и идет к холодильнику?
Ищет ли она запретных пищевых удовольствий?
Включает микроволновку... ждет две минуты... дзынь!
Collapse )
ой

Про неспокойное время

На подлокотнике стены, если только у фасадов могут быть подлокотники - но ведь неверно будет назвать приступочкой то, что находится на уровне груди, а другим подходящим словом я не обладаю, - валялось два голубя. Два хороших неношеных голубя, женский и мужской, хоть сейчас на ковчег. Они лежали, как потерянные вещи, оброненные при входе в метро. Как будто выпали на асфальт, пока владелец складывал зонтик, и как будто кто-то, шедший значительно позже - если бы шел следом, то и вернул бы сразу, - поднял их на гранитный подколотник, чтоб не испортились, не подавились, не путались под ногами и не смущали входящих. Я заметил голубей и стал присматриваться, нет ли хозяина. Может, он их ненадолго сюда положил, чтобы освободить руки - прикурить, например, схватиться обеими руками за голову или отыскать в большом отделении сумки телефон. Но нет, все шли мимо, никто не стоял у метро. Значит, они ничьи, значит, их можно взять. Это же находка, добыча, удача, не воровство, не воровство, можно забрать, присвоить, найти назначение, использовать по назначению.
Я положил голубей в портфель и отправился в метро вместе со всеми. Купил жетон, прошел турникет, перетерпел заминку у эскалатора, встал на движущуюся ступень, удержал равновесие, проехал половину расстояния вниз, а потом голос свыше, свойственный эскалаторам, заговорил со мной. Само по себе это нормально, это так принято. Я сначала не хотел его слушать, был занят своими мыслями, а потом мысли кончились, а голос тогда сказал: "В случае обнаружения в вестибюле станции бесхозных и подозрительных сумок, коробок, пакетов не прикасайтесь к ним и сообщите о находке дежурному по станции".
Строго говоря, голуби не были сумками, коробками или пакетами, и нашел я их не в вестибюле станции, а снаружи, на проспекте, а дежурных по проспекту не бывает, и потому это все как бы не считается, но они все равно взорвались и обрушили свод.