Category: производство

ой

куба

Солнечное зимнее утро, хрусткие минус десять, я топаю вверх на горочку к Верх-Исетскому заводу и с каждым шагом чувствую себя все сильней и счастливей. У завода меня встречает каменная женщина с могучими плечами, сажает в желтенький 11-й трамвай. Этот трамвай — единственная в городе одноколейка. Заиндевевшие стекла, искрящийся свет, пассажиров только я да пара стариков, и мы катимся, катимся вдоль берега Исети, а потом я выхожу на конечной, а все остальные уезжают на следующий круг.



«Считается, что люди на Кубе живут скрытные и недобрые». «Я бы туда в одиночку соваться не стал». «Отличное место, чтобы случайно исчезнуть». Я оказалась среди безлюдья и снегов, не зная пути, не имея четкой цели; пересекла крохотный поселок домов на восемь-десять, зашла в тупик. Чтобы увидеть выход из тупика, полезла на снежное возвышение и нашла чего не искала.

Тут надо вернуться в прошлое — в разговор с Фаготом о Ёбурге, что мы вели на той неделе. Рассказывая о своих екатеринбургских друзьях, он назвал одного из них «офисным клерком, который разводит в гараже драконов». Я зацепилась за этих драконов и весь вечер доставала его расспросами о драконах-дракончиках-драконьих яйцах! — пока Фагот не сказал, что я воспринимаю его метафоры слишком буквально.
Так вот для чего я, оказывается, поехала на Кубу — чтобы залезть в чужой верхний дворик, прошмыгнуть между гаражами и увидеть там вершину ЖЭК-арта — золотого дракона из шин на скате одного из гаражей! Отправить Фаготу.
— Невероятно!
— Но ты же обещал!



И сразу стало понятно, что всё ладно и всё сходится. И от дракона была видна невидная прежде тропа на край света. Край света был полоской снега между рекой, болотом и озером с хорошим именем Здохня, и когда я подходила к нему, в наушниках снова заиграл «Котлован» «Апрельского марша» (неделю в Ёбурге я слушаю исключительно свердловский рок), и это было совершенно мозговыносяще — а потом я сняла наушники и стало так тихо, как только может быть.
Я была одна в этих белых ржавых гаражах, привычно опасалась чего-то — злых собак, дурных людей — но очень быстро пришло понимание «Здесь слишком холодно, чтобы могло произойти что-то плохое».



Спасибо, tverse!
Спасибо, dao_nyxa!
Почему-то остальные екатеринбуржцы либо никогда не слышали об этом месте, но осуждали — либо слышали и не советовали рисковать.
А мне, благодаря вам, — оказалось там очень хорошо.
ой

Вилка

А мы добыли велик!
Но, по словам моего любимого собеседника, «не может Юкка просто купить велосипед».

Мне сказали только адрес. Мы с Четырьмя отправились туда. Думали, что часок на автобусе и обернемся. И ужасно заблудились. Шесть часов странствовали по московскому району, играли, будто бы мы в совершенно другом городе. Искомая точка иногда появлялась на радарах, но всегда была на краю горизонта. Мы шли и шли и шли и шли и шли. А потом дошли!
Это был завод слепых.
Я еще на проходной поняла, что это место адаптировано для слабовидящих — специальные эти полоски по боку каждой тропы, желтые и очень выпуклые. И каждая надпись на заводе дублировалась брайлем. И в лифт вошла одноглазая женщина. А в коридоре четвертого этажа ходил слепой охранник: с белой тростью, огромный, заслоняющий собою весь коридор и оттого особенно успешный в охране: незрячий, он не искал нарушителей, а просто вытеснял из с территории телом. Нам нужно было потестировать велик, поэтому Четыре пытался разминуться со стражником в долгих этих пространствах — завод ооочень большой, мы дошли только до пятого этажа, а их там было, кажется, еще больше, и бесконечные коридоры, — но тот был реально необходим, и нам пришлось убегать иными тропами...

В общем, теперь это мой велосипед. И какой велосипед! Не велосипед, а сказка! Я зову его Вилка, он он идеален вообще, и внешне, и в движении, и шесть скоростей, и кровянистый цвет. Как бы теперь не зачахнуть над ним (криптозамка-то еще нет).

ой

(no subject)

А я тем временем оказалась крышесносно и счастливо влюблена. Вчерашней ночью мы вертели в разных ракурсах историю нашего знакомства:
— они встретились, как все нормальные люди, в офисе. он в отделе безопасности готовил клиентскую документацию, а она пришла устраиваться на работу.
— они вместе трудились на заводе слоистых пластиков — он был вахтер, а она буфетчица, и после смены он зашел в буфет чего-нибудь выпить.
— они нашли друг друга в интернете: она предлагала незнакомцам свое тело и душу, а он решил, отчего бы не взять.
— они познакомились в музее: "не находите ли вы удивительно изящной работу этого художника?" "а какая светотень! поедемте к вам!"

и самое смешное, что все эти истории чистая правда!
игра в интерпретации — великая игра.