Category: архитектура

Category was added automatically. Read all entries about "архитектура".

ой

самоколлаж

Самоколлаж — прием, при котором изображение пересобирается само из себя, без добавления иных элементов. Эту технику еще в 80-х придумал Вячеслав Колейчук, московский архитектор и дизайнер. Он брал, к примеру, пейзаж, вырезал из него несколько полосок, разворачивал их на 180 градусов и возвращал обратно (или менял между собою) — и в пространстве пейзажа рождалась новая визуальная структура, появлялись дополнительные слои и ракурсы. Колейчук придумал изящный способ закрепить свое авторство: он произвел операцию самоколлажа с почтовыми марками, затем наклеил их на конверт и отправил письмо самому себе. Почтовые работники не заметили подмены, и вскоре художник получил письмо с проставленными штемпелями на своих микроработах.
Кроме того, Колейчук использовал технику самоколлажа при создании реквизита для фильма «Кин-дза-дза».

Узнав о нем и его затее, я решила посмотреть, что получится у меня, если я воспользуюсь его техникой (я читала только описание метода, работы автора решила посмотреть только после окончания эксперимента).

В первом варианте я заменяла полоски изображения постепенно, как было указано в начале статьи.
[Жило-было]
дом1 дом2


Во втором — сперва разрезала всю картинку на сегменты, а потом, как паззл, собирала ее обратно, находя совпадающие углы.
[Было-стало]
тасс1 тасс2


А в третьем — с самого начала повернула картинку вниз лицом и пересобрала ее не глядя, наугад, до самого финала не зная, что выйдет.
[Стало-село]
кот1 кот2


Ну, в общем, верным последователем Колейчука я не стану, но это был любопытный опыт.
Дело в том, что у нас летний курс по коллажу кончился, и я решила найти программу старых интенсивов и потихоньку проходить ее самостоятельно.
В следующий раз расскажу-покажу уже о другом!
ой

Часовня тишины

Сегодня у меня весьма противоречивая статья про хельсинкскую Часовню тишины и ее роль в финской антисуицидальной программе. Часовню тишины, куда все ходят пошуршать и погреметь! Я бы не смогла продержаться там и десяти минут, если бы не пальцы!



( Читать далее )
ой

кирха

А сегодня, сегодня я ходила вечером в свою любимую полуразрушенную Анненкирху на концерт прекрасной и незнакомой мне до этого Атариаме - очень странная гитарно-шумовая музыка, без начала и конца, мистическая гармония. Сам концерт звучал в небольшой комнате, где проводятся лютеранские службы, под крестом и Тайной вечерей, при семнадцати свечах. Пахло газом. Помещение отапливалось четырьмя газовыми обогревателями, которых я опасаюсь, оттого мои самые глубокие музыкальные переживания сопровождались внутренним видеорядом того, как эти большие грелки начинают взрываться одна за одной.
А стоит выйти из комнаты (Атариаме сама сказала нам вольно входить и выходить) - и темная ночная кирха, в которой звучит орган, и в огромных пространствах которой висит выставка про старух, и старух транслируют на потолок, и старухи приколоты к стенам.
И, как будто этого было мало, мне сделали еще один громадный подарок: смотритель провел нас, слушателей, после концерта, сначала на колокольню - где заявил, что смелые могут вскарабкаться вверх по кирпичной кладке, и никто не пошевелился, и тогджа смелой пришлось оказаться мне, - а потом в подвалы под кирхой, где потолочные своды становятся ниже и ниже с каждым шагом, и финал его истории нам пришлось слушать уже опустившись на корточки. Он рассказал, как в кирхе проводили богослужения на лестнице, потому что после перестройки лестница оказалась на месте алтаря; рассказал, как вечерами храм превращался в дискоклуб, как в кирхе снимали фильм Брат; как ее сожгли сразу после того, как передали во владение церкви.
А еще в стене кирхи я нашла стопку конвертов, на которых было написано "это твой экземпляр, бери" и еще ручкой приписано "радость". Внутри была ароматная картонка, которой пропахли теперь мои руки, ключи и карманы, и поэтому я как бы вернулась из кирхи, а как бы все еще там, потому что запах, начавшийся там, теперь со мною здесь.
ой

кирха

В начале сентября, в день, когда я мчалась по Кирочной с одной работы на другую, меня захватило непонятным вихревым потоком и внезапно занесло в Анненкирхе — некогда она была лютеранской церковью, потом кинотеатром «Спартак», потом музыкальным клубом, и сгорела в две тысячи втором. Ее расчистили с тех пор, до кирпичной кладки все сняли — и открыли ее для посещения! И как будто бы там выставка молодых художников развешена. Только выставки той не видать. Зато какое невероятное пространство! Огромное, мертвое, торжественное, настоящее-настоящее.
Я провела там едва ли десять минут, восторгом захлебнулась и сбежала. Такое просто невозможно показалось одной воспринимать, я решила, что, раз она до середины октября открыта, то приведу-ка я туда друга и разделю с ним чувства, и тогда каждому будет вдосталь, а не чересчур.
Тем более что друга моего нынешнего зовут Падре, и разве не идеальное было бы сочетание тёмного падре и разрушенной кирхи?
Ни фига. Две недели звала едва не каждый день — не идет. Звала и других. То друзей, то даже мать собственную! Никто, никто разделять со мной торжество не желает. Решилась отправиться сегодня хотя бы в обществе своего фотоаппарата.
Прихожу — а там закрыто. Кончился праздник. Выходит, я откладывала это угощение, пока оно не сгнило...
ой

Массовка: Стая

Что еще могло бы заставить меня, неугомонную, провести много часов подряд сидя на улице под солнышком, в одиночестве и в бездействии? Человеку, не умеющему отдыхать, просто необходим иногда отдых принудительный.
Это я сегодня ходила сниматься в массовке. Реально начали что-то делать мы только на седьмом часу от начала съемок. За предшествующие часы я успела познать много новых способов медитации. Самый новый — перебор замка.
Это некоторое продолжение истории с велозлоключениями. Среди прочих замков я нашла в ящике один хороший, правильного размера и цвета, одна загвоздка — не могу вспомнить загаданное на нем число. Четырехзначное. Я готова была выкинуть его как утраченный, пока Падре не сказал: да ладно, найдем перебором, всего-то десять тысяч комбинаций! — и за первые же полчаса после этого испытал ощутимые семь сотен.
Сегодня я взяла замок с собою на съемки и начала перебирать дальше — и, знаете, сложней начать, чем остановиться! В долгом ожидании я чередовала созерцание, общение, чтение и перебор замка. Перекатываешь последнюю цифру кода, дергаешь дужку, перекатываешь последнюю цифру кода, дергаешь дужку... К концу дня половина массовки болела за меня. Подходили спрашивали, докуда я дошла, не поддался ли он наконец. Не поддался. Сейчас на нем 3500. И я продолжу. Или, может быть, мы продолжим. Честно говоря, я верю, что мы/я дойдем до 9999, и он так и не откроется, и придется его взорвать, но пока важней всего процесс.
Долгое это сегодняшнее ожидание позволило ощутить совсем иное качество жизни. Прежде я встречалась с ним преимущественно в путешествиях: в автобусных переездах, на долгих пересадках в аэропортах. Время, когда происходящее так длительно и однородно, что каждая мелочь становится событием. Я Выпила Чаю — час временного киселя — Я Поговорила с Мужчиной — час временного киселя — Я Пересела со Ступенек на Газон... Ожидание — нора, вырытая в кисельном берегу.
В другие дни мне никогда не пришлось бы придавать такое значение пережитым мелочам. Это как свернуть ладони трубочкой и приставить к лицу, все становится четче и значительней. Волшебные шоры депривации.

В целом же — сегодня я получила ценный опыт и исполнила детскую мечту.
Но больше не пойду, мне довольно.
ой

(no subject)

а еще у меня появился новый друг.
он пьет вино и рассказывает истории.
две из них мне понравились больше всего.

однажды мой друг возвращался под утро домой и встретил человека, скорбно прижавшегося к фонарю. человек проебал развод мостов и мучительно зяб, ожидая, пока жизнь города снова запустится. мой добросердечный друг предложил незнакомцу - чего мерзнуть-то, в самом деле! - дождаться рассвета у него дома.
вот иллюстрация трогательного человеческого участия!
только история эта - с осложнениями.
незнакомец был: а) таджик, б) только что откинувшийся с зоны таджик, в) только что откинувшийся с зоны таджик-гомосексуалист!
оказавшись в гостях, в ответ на человеческую доброту он попытался моего друга обесчестить, и только умение драться помогло другу спасти свою жопу и вышвырнуть таджика обратно под фонарь.

однажды мой друг вышел из дома за хлебом и сигаретами. и встретил по дороге к ларьку своего товарища, церковного батюшку. батюшка и говорит: а у нас тут крестовый поход, пошли с нами. друг растерялся немного - у него ж, кроме хлеба и сигарет, с собой ничего и не было, но, с другой стороны, чего б не пойти - пошли.
шли они от ларька до монастыря три дня и три ночи.
а потом стали жить в монастыре.
мой друг говорит, в монастыре ему не очень понравилось. во-первых - из-за стола не выпускают, пока все не съешь. и ни от чего отказаться нельзя - что бог послал, положено принимать с аппетитом, молитвой и благодарностью, у бога - как у бабушки. во-вторых, монастырь был женский, и женщин монахини сразу в кельи утащили и пили с ними там кагор, а мужчинам кагора не дали.