March 3rd, 2020

ой

книжки. ноябрь



1. Линор Горалик «Все, способные дышать дыхание». Про эту книгу очень непросто писать, настолько она необычна и разнообразна. Если коротко по теме — то дело происходит в Израиле недалекого будущего после катастрофы, которую принято называть «асоном». В ходе асона многие погибли, остальные спасаются в полевых лагерях, заглушая постоянную боль опиатами, а животные — заговорили, и главное сюжетообразующее заключается именно в этой новой коммуникации с теми, с кем раньше ее выстраивать не приходилось. И нет, это не значит, что звери стали людьми, мышление их развито — ну, как у животных. Кролики ни о чем не говорят, кроме как «хочу есть» и «дай попить», слоны — сложны, но доверчивы, а вот от енотов и котов можно ожидать многого. Но это не басня и не добрая сказка про говорящих зверушек. Это довольно жестко: военное положение в стране, крах всего — и попытки выжить в этом крахе; читать порой было нелегко, я путалась в людях и зверях, но дико увлекательно, и это стоило того. И еще круто, что главы написаны в разных жанрах: обычное повествование сменяется дидактическим текстом из детского пособия по жизни после катастрофы, новый фольклор — текстом, определенно написанным котиками.

2. Оксана Бутузова «Дом». Это самая скучная книга на свете. Чудовищно, невыразимо скучная. Если бы я пыталась описать ее как можно более кратко, я бы сказала «адаптация в аду». Человек приходит в некоторый пустынный мир — не младенцем приходит, а взрослым голым человеком — и начинает обживаться. Смотрители закрепляют за ним квадратный метр пустой земли. Теперь это его дом. В нем можно лежать калачиком. Выставлять ноги за границу дома запрещено. Строить дом — можно. Нужно пойти в лес и найти палку. Если повезет, на дороге можно найти гвоздь. Гвоздем проще расковырять в земле лунку и поставить туда палку. Если пойти копать землю, можно заработать копейку. Если собрать несколько копеек, можно купить миску. Если воткнуть палку в лунку и купить миску, то можно повысить свой индекс с 0,000000 до 0,000001. Если копать много дней подряд, можно купить тряпку. Если намотать на себя тряпку, можно привлечь внимание других голых людей. И так четыреста страниц, с подробным описанием каждой копейки, каждой палки, а потом и каждого кирпича. Коэффициент героев растет, и им открываются все новые опции. Спустя несколько лет, проведенных с голым задом на снегу, они уже могут купить лампочку, подключить радио, накрыться одеялом. Это самая скучная книга на свете. Я читаю ее уже второй раз.

3. Орсон Скотт Кард «Око за око». Небольшая повесть о юноше, который обладает дурным глазом: стоит ему разозлиться и направить силу своей ярости на ближнего, как в том развивается рак. Подростку, выросшему в приюте, непросто контролировать свою силу, и всё же он пытается как может. Недлинно, в меру увлекательно, но выглядит отрывком из большего произведения, а не цельным текстом.

4. Келли Макгонигал «Сила воли: как развить и укрепить». Эта история превращается в личный анекдот: вот уже четвертую осень я читаю книгу о силе воли. Она очень интересная, с любопытнейшими новыми взаимосвязями, с экспериментальной доказательной базой, с личным опытом, ценными лайфхаками, практическими заданиями — даже с атласной ленточкой-закладкой, в конце концов! В общем, придумать лучше невозможно. Почему же я четвертый год не могу ее дочитать?

5. Ингрид Нолль «Аптекарша». Очень странный роман, главная героиня которого вызывает неприятие с самого начала книги: это очень слабая, неумная женщина, ставшая спутницей жизни прохвоста и подонка и изо всех сил старающаяся под него подладиться. Перед нами ее довольно парадоксальная дорога к личному счастью, усеянная, кроме того, мертвецами.

6. Вольфганг Херндорф «Гуд бай, Берлин». Шальное подростковое роуд-стори: застенчивый немец-азиат, которого не замечают в школе, находит себе удивительного друга — пьющего русского старшеклашку с лихими идеями и умением угонять машины. Друг напомнил мне Бориса из «Щегла» Донны Тарт. Что ж, такой стереотип русского героя мне вполне симпатичен! По книге есть фильм — повесть действительно довольно кинематографична, так что, надеюсь, хороший; посмотрю на досуге.