February 5th, 2019

ой

далека дорога твоя

Ходила в редакцию. Путь, который веселым летом занимает у меня двадцать минут, забрал не меньше часа: петербургские тротуары сейчас представляют собой набор скользких ледяных пупырышек разных размеров и форм; сверху они засыпаны толстым слоем снежной каши, не позволяющей определить рельеф каждого следующего пупырышка прежде, чем на него наступишь; глубины складок ледяного рельефа залиты талой водой, иногда разливающейся озерцами, и не всякая птица доплывет до их середины; и, наконец, с этого пути никуда не свернуть, потому что еще чуть дальше мокрой, скользкой, загадочной тропы начинаются сугробные горы. Я шла, поминутно взмахивая руками с экспрессией отъявленного контемпорариста, и материлась на лед. Матерюсь я то ли как бабушка, то ли как первоклашка: «ёжкины коврижки! штукины звери! якорный буй!». Зато громко и звонко!

Добравшись до ПТЖ, чувствовала себя героем, чудом выжившим в арктической экспедиции, и одновременно с тем — качком после хорошей тренировочки. И после работы — пошла гулять!