October 11th, 2018

ой

киллер джо

Сходили с Прошашей на премьеру Камерного театра Малыщицкого — спектакль «Киллер Джо». Это оказалось действительно нечто особенное. Абсолютная жесть. Она забьет зрителю ком в горло, убедит его затаить дыхание, чтобы попытаться защититься от творящейся на сцене жестокости, но — несмотря на это? вместе с этим? благодаря этому?! — раз за разом заставит зал взрываться смехом. Это очень непривычно — взахлеб смеяться, когда перед тобой убивают, насилуют, калечат человека. И не одного человека, а пожалуй что, всех персонажей пьесы.

Это история семьи чудовищ. Которые способны подослать к матери и жене убийцу, чтобы заработать денег на ее страховке, способны подложить под этого киллера несовершеннолетнюю сестру в качестве предварительного гонорара. Их сестра и дочь Дотти — единственный человек, не унаследовавший до поры фамильной подлости. По ночам она, странное дитя, бродит сомнамбулой; да и при свете дня остается отстраненной и сонной — грязь, в которую ее окунают, сходит с нее, как вода с гусиных крыльев.

Измены, предательства, секс и наркотики, и вот, наконец, убийства. Единственный порок, не присущий этой семье, — ханжество. О нет, они не ханжи, их беспринципность не прикрыта ничем благим, зло творится искренне ради наживы. Придуманная ими схема довольно выгодна — но на всякую хитрую жопу найдется киллер Джо. Еще одно чудовище — в современной российской ментовской форме, — которое принесет в их дом странную форму справедливости.

Сцена затянута и отделена от зала прозрачной органзой «с искрой»; эта ткань — как стены стеклянной банки. Банки с пауками, конечно.
Была такая притча про банку: сперва учитель заполнял ее камнями и спрашивал у учеников, полна ли. Когда они соглашались, насыпал между камней песка: а теперь полна? Снова недовольный их согласием, доливал туда воды — и только теперь позволял им утверждать, что сосуд полон.
В ту банку, что стала сценой, сперва бросили дерущихся пауков, вместо воды брызнули кровью, а оставшиеся пустые места заполнил абсурд. Старомодная ласковая песенка Лозы «На маленьком плоту», которую в любой неподходящий момент поют всей семьей, заливистое хрюкание шефа полиции с его забавными историями, Таня Буланова в караоке, большеголовая желтая цыпа в качестве главного судии. Смех позволяет зрителям сбросить напряжение, в следующей сцене они стремительно наполняются им снова, и так — по кругу, по спирали, на самое дно.

Выходишь подавленный и веселый. Хочется выпить. Хочется понять их — и не хочется понимать. Хочется пугать ночных прохожих песней про маленький плот. Ну мы и пугали.

Сильное, в общем, переживание. На любителя сильных переживаний.