June 9th, 2018

ой

Лом. Дорога

Девочка в моем отсеке всю ночь тихо, но горько плакала, мама утешала ее ласковым голосом и шепотом пела колыбельные, а мне казалось, что она утешает меня. Я читала Яну Вагнер до трёх ночи, невозможно было остановиться; а в шесть уже проснулась, чтобы собираться из поезда прочь; сны были, но снова были вытеснены слишком бурным утренним внутренним спором, слезать с верхней полки или не слезать.

Спала в электричке до Заволжья. Ехала в сельском автобусе до Буревестника. Автобус был душный, развалюшечный, потрёпанный пылью внутри и снаружи, и хвалился тем, что отслеживается системой ГЛОНАСС, - это было написано на изжелтевшем драном листке, приклеенном к стеклу водительской кабины клочками скотча.

Потом я заблудилась в лесу. С 20-килограммовым чемоданом - в лесу после урагана, каждая дорога которого завалена упавшими стволами. Иногда я падала без сил на дорогу и лежала. Потом я впрягалась в чемодан, как в телегу, и шла в другую сторону. В другой стороне был обрыв - пять метров отвесного берега и хмурое море внизу. Я подошла к обрыву и ещё немного полежала в отчаянии. Потом снова пошла обратно. Перелезла через пару стволов и нашла путь.

Я на ЛОМе! Это больше чем дома.