February 6th, 2010

ой

(no subject)

Ночью пришел Собеседник.
Вытащил большую, длиною больше чем в полночи, беседу об убийстве.
Вначале предлагал всех убивцев расстреливать. Узнав о моих опытах, согласился ценить аффекты, безрезультативность, особые обстоятельства. К полдевятому утра не выдержал нагрузки, вткнулся носом в пуфик и засопел, сказав разбудить через полчаса.
А у меня начался новый день, шестой день февраля, который еще не успел показать себя, и тридцать седьмой день этого года, суть которого мне беспримерно ясна.
И я снова с вами, родимые мои псеудорадиослушатели, потому что мне после такой беседы спать невозможно, не обняв кого-нибудь живого.