April 9th, 2009

ой

(no subject)

На уроке литературы задают сочинение на тему "Смерть как долгожданное избавление, смерть как всеобъемлющее невесомое счастье, смерть как единственно достойная цель..." и тому подобное. Формулировочки у преподавателя такие, что я ни рукой, ни головой не придумаю; и воспроизвести сейчас могу ну оочень приближенно – оригинальные были куда пышней, пафосней, к тому же крайне многословны. Одна диктовка названия сочинения длится пол-урока.

Вместо того, чтобы записывать, я рву под партой черный мячик-лизун. Получившиеся клочки скатываю в шарики и передаю по рядам.
Одноклассники, получив такой липкий комочек, приклеивают его себе точкой на лоб. Черная точка на лбу означает "Я готов к смерти".
Некоторые не сразу решаются клеить, шепчут соседям по парте, что вовсе они не готовы, - те уговаривают их признать подготовку завершенной именно сейчас. Рассуждают, объясняют, втолковывают. Вопрос требует предельно серьезного отношения.
К середине урока черные точки - то ли у всех, то ли почти у всех в классе.

Учительница все это время не замечает происходящего: слишком увлечена диктовкой.
Наконец, закончив, она поднимает глаза. Все старательно дописывают её последние слова, а я на первой парте, и тетрадь передо мной пуста.
- Малека, а ты почему не пишешь?!
Я обвожу руками тридцать промаркированных смертью одноклассников, щурюсь, без удовольствия говорю:
- Вот мое сочинение.