Юкка (yukka_) wrote,
Юкка
yukka_

Categories:

книжки. август



1. Сью Таунсенд «Женщина, которая легла в кровать на год». Таунсенд оказалась очень похожа на Фредрика Бакмана — та же гипертрофированность персонажей и событий, превращающая историю в сказочную; эксцентричный и вздорный главный герой в центре повествования и великое множество второстепенных, вращающихся вокруг него; та же дидактичность, не спрятанная между строк, а весьма задорно меж ними торчащая. Но это по-своему мило. Это повесть о семье, довольно долго остававшейся самой типичной на свете, — но в день, когда дети, 17-летние близнецы, уезжают в колледж, их мать решает, что жить как прежде ей опостылело, и отказывается от всей этой жизни единым махом: ложится в кровать и подниматься из нее не собирается ни за какие коврижки. Но шаг, который должен был увести ее от мира, приводит к противоположному результату — теперь она, лежащая на белоснежной постели, становится этого мира центром. Спальню, которая прежде была местом уединения с супругом, в первую очередь покидает супруг, потом мебель — зато им на смену в ней с каждым днем появляется все больше странных людей.

2. Людмила Петрановская «#Selfmama. Лайфхаки для работающей мамы». Мне очень нравится нынешний тренд в родительстве — на смену жестким стратегиям прошлых лет, яростно спорившим одна с другой, приходит умиротворяющий подход, стремящийся всех примирить и успокоить. Как в моей любимой притче про Будду/раввина/монаха, который, встретив двух воинствующих спорщиков, взялся их рассудить, и сказал одному: «Ты прав». Тот поблагодарил и ушел. Сказал другому: «Ты прав». Довольным ушел и этот. Следивший за этим судом третий сказал возмущенно: «Но ведь они не могут быть правы одновременно!» «И ты прав», — ответил ему мудрец. Все книжки теперь хором говорят: то хорошо, и это хорошо, и вот это тоже неплохо, не парьтесь. Даже теорию привязанности, которую Петрановская распространяет и развивает в России, она просит принимать без фанатизма: да, ребенку нужен родитель, и нужно много времени на ручках, и много внимания, и много слов, но это совсем не означает, что первые годы жизни необходимо находиться рядом с детенышем неотлучно, отложив подальше всю свою остальную жизнь. И бабушки-дедушки, и няни, и детские сады — все это необходимая помощь, от которой не нужно отказываться; идея не в том, чтобы отказаться от сада, а в том, чтобы помочь ребенку в адаптации к нему. И Петрановская пишет здесь об этой адаптации, и помощи, и о том, чем занять ребенка, пока мама занята, ну а в первую очередь — о том, как не откусывать себе голову за то, что не можешь быть рядом неотлучно.

3. Саша Филипенко «Травля». Замечательный белорусский автор, серьезная и довольно страшная книга — о том, как журналиста, копающего «не туда», целенаправленно доводят, надеясь что ставшая невыносимой жизнь заставит его покинуть страну и отказаться от своего расследования. Параллельно автор рассказывает еще несколько судеб — тех, кто травит, и их друзей, и тех, кто совершенно случайно коснулся этой истории, — и ни в одной из них нет ничего отрадного, а вот важное человеческое есть.

4. Агния Барто «Найти человека». В 1965 года на радио «Маяк» появилась новая программа, посвященная воссоединению семей, которые были разлучены войной. Ее придумала и вела Агния Барто; из десятков и сотен тысяч писем, которыми стали засыпать ее слушатели, она выбирала те, где видела потенциал для помощи, и озвучивала эти запросы в надежде, что кто-нибудь из многочисленной аудитории откликнется, услышав в этом что-то знакомое. Чаще всего это были письма от тех, кто был потерян в военное время совсем маленьким — часто не зная еще своего имени, фамилии, адреса или зная их нетвердо. Выращенные в детдомах или в приемных семьях, молодые люди пытались отыскать свои корни, а их, в свою очередь, искали родители, братья, сестры. Самое ценное, что удалось обнаружить Барто, — что личные воспоминания могут иметь для поисков ничуть не меньшее значение, чем точные анкетные данные. Не цифры, не имена, а трогательные детали: яблоня под окном, мельница на холме, мамина болезнь, вязаное пальто — и по ним, по этим детским памятным приметам спустя двадцать лет находятся родные. А также не родные, не кровные, но просто неравнодушные люди — так, когда на радио написала пара молодоженов, воспитанных в приюте, озвучившая в письме свою печальную мечту: «Вот бы были у нас хотя бы самые дальние родственники, мы бы в отпуск поехали к ним по хозяйству помочь», — редакцию завалило письмами от тех, кто готов был взять на себя роль этих самых родственников и пригласить к себе молодых — не ради помощи, совсем нет! уточнялось в каждом письме, — просто одним не хватало старших родственников, а другим — детей и внуков. И был в людях избыток непотраченной любви. Здесь много рассуждений о человеке, о заботе и доброте, о природе самого этого поиска близких. И много чуда, много счастливых совпадений и встреч.

5. Януш Корчак «Король Матиуш I». Именно эту книгу читала школьникам учительница в прочитанной мною в прошлом месяце «Когда отдыхают ангелы», то и дело ссылаясь на Корчака и на героя книги — юного Матиуша, потерявшего мать и отца и оказавшегося во главе государства, не умея поначалу даже читать и писать. Это книга о том, как постепенно ребенок разбирается в мироустройстве — даже облеченный властью, он не сразу может взять ее, выученный подчиняться взрослым — министрам, церемониймейстерам, собственной свите. О том, как тернист и жесток путь взросления — сбежав из дворца на войну, Матиуш становится самостоятельней и сильнее, но теряет там розовые очки. О попытках, пользуясь своей силой, изменить мир, и об их наивности — и отчаянии, наступающем после реформ. Очень хорошая и очень серьезная, даже мрачная сказка.

6. Анна Быкова «Самостоятельный ребенок, или Как стать „ленивой мамой“». Это книга — лекарство от гиперопеки. Часто родителям хочется освободить ребенка от задач — в желании все сделать быстрее и лучше (куда проще надеть на ребенка курточку, чем ждать, пока он справится с застежками) или подарить ему беззаботное детство (нас все детство заставляли заниматься уборкой, пускай моё дитя будет этих мучений лишено). Но это те самые намерения, которыми ничего хорошего не вымощено, поэтому автор показывает начинающим родителям другой путь взаимодействия с ребенком. С терминологией Быкова осознанно лукавит — ее «ленивая мама» не та, что сажает ребенка перед мультиками, а сама залипает в телефон, а та, у которой для ребенка любого возраста найдутся посильные задания и потому он оказывается полноценно вовлечен во все дела, происходящие в доме. И да, поначалу это, наоборот, требует вложения дополнительного ресурса, времени и внимания: покормить ребенка с ложки пятиминутное дело, научить его пользоваться ложкой — задача подлинней. Но окупится, конечно, окупится! В книге много примеров того, какие задачи и в какой последовательности могут подойти для освоения ребенком, рассказывается о том, как бороться со страхом ребенка не справиться, как положительно подкреплять его успехи. Хорошая книга, дельная. Мне, правда, с двухмесячным младенцем эти уроки применять на практике пока рановато. Но, идя по улице со слингом, я уже говорю ей: ты большая девочка и большая умница, давай-ка держи голову сама )
Tags: #selfmama, книжки
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 12 comments