Юкка (yukka_) wrote,
Юкка
yukka_

Category:

Лесок и Снежные крылья

Читаю сейчас Джека Лондона. Золотые прииски, лютые морозы, голод, суровость и гонки на собачьих упряжках… В следующий миг обнаруживаю в собачьей пряжке себя. До чего, думаю, гармонично жизнь прислоняется к литературе!



А дело вот в чем. Мы на выходных ездили в пикник-парк «Лесок» и питомник северных ездовых собак «Снежные крылья» на озере Банном, в 40 минутах езжды от Питера. Прощались с зимой — ну хотя бы в середине марта мы можем наконец с ней распрощаться?


Но на самом деле тут-то как раз хорошо, что зима подзадержалась, — без снега на собаках не покатаешься. А тут — они нас ждали, радовались, почуяв и увидев издалека. А создатель питомника Светлана Савенко встретила очень радушно и не пожалела времени подробно рассказать о ездовых собаках вообще и познакомить с каждой живущей в питомнике. Сама Светлана — профессиональный кинолог из Белгорода, в 2013-м году готовившая собак для экспедиции Федора Конюхова и Виктора Симонова из Карелии в Гренландию через Северный полюс. Слушать ее — огромное удовольствие, столько она может рассказать о собаках (и людях) интересного, важного и смешного.



Для начала мы узнали, что хаски — изначально общее название для любых ездовых собак, и даже если в упряжку поставить карликового пуделя, то можно будет назвать его гордым словом «хаски». Что порода «сибирский хаски» была выведена в Америке 1920-х теми самыми золотоискателями, о которых так захватывающе пишет Джек Лондон, и была получена от аборигенных собак Дальнего Востока России, завезенных на Аляску. Они обладали отличными гоночными качествами, были быстры и требовали не слишком много корма — и оттого стали очень популярны во времена золотой лихорадки.



Хаски — самая неагрессивная собака в мире, потому что по этому апраметру производилась весьма жестокая селекция: на севере человек и его упряжка могут оказаться на долгие недели без тепла и пищи, и необходимо было, чтобы даже в самой экстремальной ситуации собака не могла воспринять своего хозяина в качестве еды (а вот наоборот — порой становилось печальной необходимостью). Поэтому собаки, хоть раз проявившие агрессию против своего хозяина, сразу отбраковывались; и нынешние хаски — потомки многих поколений собак, не кусавших человека. Оттого их, кстати, нельзя заводить в качестве охранников жилища: ласковый хаски будет искренне рад новому гостю и с большой долей вероятности раскроет перед ним не оскаленную пасть, а пушистое пузо: гладь давай!





Такой «слишком добрый охранник» Джедай, метис маламута, тоже живет в питомнике «Снежные крылья», и оказался там именно по причине своей несостоятельности как сурового сторожа. Еще одна частая причина, по которой псы попадают в питомник, — их природная энергичность. Не все заводящие хаски осознают, сколько сил у этой собаки и как важно их выплескивать каждый день, проводя как минимум по три часа в движении и свободе. Если же хаски селят в городской квартире и выгуливают, как комнатную собачку, по полчаса утром и вечером, избыток своего темперамента собака начинает распространять на окружающее пространство — отчего это пространство довольно скоро начинает требовать ремонта... Тогда-то хозяева и понимают, что не рассчитали. И хорошо если они хотя бы пытаются найти своему псу нового хозяина, а не просто выставляют его на улицу.
Такие собаки как раз и попадают в «Снежные крылья»: здесь все собаки взяты либо из приютов, либо от вот таких «не рассчитавших» прежних хозяев. А кто-то найден как раз на улице, «потеряшкой» — которого никто не искал…



Их обучают, тренируют, начинают ставить в упряжки. Забавен способ, как собак убеждают в необходимости работать вообще. Зачем бы им учиться возить упряжку, если можно просто бегать по лесу? Это решили путем нехитрой манипуляции: собак, которые работали, кормили перед теми, кто не работал, за два часа до них и у них на виду. Прошло совсем немного времени — и даже те, кто раньше ленился, стал рваться в упряжку!




Нарту, на которой катались мы, везла уже обученная собачья упряжка метисов, которую питомнику отдал гонщик: для гонок они оказались немного медленноваты, но для обычных катаний — то что надо! Собаки могут везти человека со скоростью 30 км/ч. Мы ехали, конечно, помедленнее, но все равно так лихо скакали по ледовым кочкам (сельские снегоходы, с которыми питомник пока делит одни и те же трассы, укатывают дорогу в весьма задорные горбики), что захватывало дух!



Перед поездкой я консультировалась с Сонечкой, выступающей резко против контактных зоопарков, насколько этично вообще ехать в питомник ездовых собак. Она подсказала, на что нужно обратить внимание: насколько пушистыми и здоровыми собаки выглядят, не слишком ли их тискают… Так вот, во-первых, они прекрасно выглядят и пахнут шерстяными рукавичками, а во-вторых, сами только и норовят потискать посетителей! Очень весело возятся с детьми, обнимают лапами взрослых, но будьте аккуратны, приходя к ним в одежде с меховой оторочкой или пумпонами, — могут заиграть )



А после игр с собаками и катаний мы отправились отогреваться в домики пространства «Лесок» — они развивают зону отдыха с домиками-беседками на 8-15 человек (в наш, я посчитала, поместилось 23), и это тоже очень уютная и хорошая затея. В домике есть печь, в которой можно жарить хлеб и кипятить чайники с глинтвейном, снаружи — изящный тандыр, в котором пекут мясо.





Пообедать — и дальше — кататься с горки на ватрушками, на коньках по льду Банного озера, или, если вы (в данному случае я) любитель абандонов — то забираться в заброшенные финские здания военных лет.




Славное, в общем, место. Хорошо, что до весны к ним успели.

Tags: spbblog
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 10 comments