?

Log in

No account? Create an account
самопроизвольный сход снега [entries|archive|friends|userinfo]
Юкка

[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ archive | journal archive ]

[sticky post] 100 фактов обо мне [Dec. 3rd, 2014|10:30 pm]
Юкка
[Tags|]


Всем здравствуйте, меня зовут Юкка.

1. Ко мне лучше обращаться на «ты», я не люблю самой идеи искусственного дистанцирования.
и еще 99 фактов, написанных по одному в день теплой зимой 2014/15 годовCollapse )
Link102 comments|Leave a comment

поля [Aug. 17th, 2018|02:15 pm]
Юкка
[Tags|]

Смотрите, какую штуку ночью склеила.
Link10 comments|Leave a comment

мышь [Aug. 15th, 2018|06:58 pm]
Юкка
Убили мышь мышеловкой.
Звук был как будто кто-то открыл банку пива.
Link1 comment|Leave a comment

коллажный сад [Aug. 15th, 2018|11:04 am]
Юкка
А в субботу! Большая радость! Открывается выставка «Коллажный сад» в Москве.
18 августа, 15:00, летняя читальня Некрасовки в саду Баумана.
Мы все лето в разных составах клеили для нее персонажей — а теперь осталось пойти туда и искать их под каждым кустом.
Я даже специально приеду в Москву (и, кстати, проведу там неделю, так что если на выставку вы не хотите, но знаете, что еще интересного случится в Москве до 24-го августа — зовите, рассказывайте!).

Программа открытия выставки:
15:00 — сбор гостей и осмотр экспозиции;
15:30 — мини-квест «Найди Утку» и розыгрыш призов по итогам квеста;
16:00 — воркшоп по коллажу: личные коллажные атласы обитателей бетонных джунглей. Чтобы принять участие в воркшопе, необходимо зарегистрироваться по ссылке.

Link3 comments|Leave a comment

книжки. июль [Aug. 7th, 2018|04:50 pm]
Юкка
[Tags|]



1. Дина Рубина. «Бабий ветер». Парашютный спорт, шаровое воздухоплавание, старческий педикюр и эпиляция промежности: вы узнаете об этом значительно больше, чем хотели. Из этих вроде бы не пересекающихся тем Рубина строит очень цельный и живой художественный текст, правдоподобный настолько, что едва ли не треть книги я сомневалась, уж не автобиографический ли он — ну а вдруг я чего-то не знаю о жизни автора? Это роман в письмах, которые будто бы пишет эмигрантка-косметолог, увлекавшаяся в молодости воздухоплаванием, подруге-писательнице, разворачивая в них всю свою жизнь: детство в парикмахерской среди трогательной и сердитой еврейской родни, полеты, свою любовь и свою страшную потерю — и, наконец, работу из тех, что требует от человека почти полностью забыть о брезгливости. Брезгливость физическую героиня, ксенофоб старой формации, парадоксальным образом замещает морализаторским отвращением к тем, кого так мало было в Советском Союзе ее детства и так много в Нью-Йорке наших дней — геям, транссексуалам, инаковыглядящим, — и с неприятной гордостью пишет о том, как ей удается их «лечить». Но даже если героиня нехороша, книга при этом — отличная.

2. Герман Кох. «Летний домик с бассейном». Кох — певец записных мудаков. После его «Ужина» меня уже не удивить тем, что герои один за другим оказываются непорядочными людьми и бесчувственными негодяями, один другого хуже, вопрос только в том, кто все-таки сможет обойти остальных в чудовищности поступков, кто тоньше и грамотней выстроит интригу. Две семьи с детьми вместе на отдыхе, вожделение, насилие, месть. У докторов есть свои инструменты для мести.

3. Макс Фрай. «Жалобная книга». Захотелось перечитать книгу, которую любила в юности, — оказалось, что удовольствие она доставляет сравнимое с тем, что раньше. Мистический реализм, история о накхах — своего рода вампирах, которые не пьют кровь, но могут проживать чужие судьбы: их жертва (впрочем, они старательно избегают этого термина) не погибает, просто утрачивает некоторую яркость переживаний — а ведь некоторым страдальцам, склонным к заламыванию рук, это может быть только на пользу? Накхи охотятся не на всех подряд, а только на тех, кто жалуется на судьбу, начал ныть — сам виноват. Очень здорово проживать эти жизни с ними, мне кажется, это и моя какая-то мечта — заглядывать в чужие переживания (по крайней мере, среди других суперспособностей я бы наверняка выбрала такую). А кроме этого, это очень особенная история о любви.

4. Милан Кундера. «Невыносимая легкость бытия». Кундера, конечно, великий писатель и без моего мнения, но раз уж взялась за читательский дневник, напишу о том, как его читала я — абсолютно взахлеб, с вот этим "решил почитать перед сном, встретил рассвет". Это ведь тоже про любовь, про вполне обычных людей с их обычными сложными чувствами — связавшие свои жизни исследователь-коллекционер женщин и его смиренная молодая жена, которой его похождения причиняют душевную боль, но она старается быть выше ревности, — и тем не менее они выписаны так многослойно и объемно, что дух захватывает от виражей, которые можно заложить внутри одной человеческой души и плоти, и во всем появляется множество, множество смыслов. Да и сама концепция невыносимой легкости бытия откликается во мне, как никакая другая.

5. Сергей Кузнецов. «Учитель Дымов». Семейная сага о жизни нескольких поколений учителей — очень разных. «Красиво получается. Это как будто вы в семье разыгрываете всю историю. Прабабушка — просветитель, наследник XIX века. Дед — человек того времени, когда наука была главной силой, спасением и соблазном. Твой отец — образцовый шестидесятник, русский нью-эйдж, все такое. А ты — воплощение России сегодня». Читается легко и, в общем, интересно, как любая живая семейная история, но чего-то особенного мне испытать при чтении не удалось.

6. Поль Фурнель. «Читалка». Производственный роман из жизни французских книгоиздателей в век, когда на смену бумажной литературе приходит электронная. Довольно ироничный, местами весьма любопытно раскрывающий издательскую кухню, вопросы и проблемы, возникающие перед выпускающими редакторами — но даже профессиональное родство не помогло мне счесть эту книгу стоящей.

7. Селеста Инг. «Всё, чего я не сказала». Подростковая драма про то, как губительна бывает родительская любовь, как тягостен груз чужих надежд. Читатель еще на первых страницах находит девочку на дне озера — дожидается, пока ее тело найдут ее родственники, а затем вместе с ними пытается понять причины ее смерти. Довольно грустно и довольно очевидно, что виной тому все — и никто.

8. Аркадий и Борис Стругацкие. «Хромая судьба». Сюжет «Гаких лебедей» тоже, наверное, не нуждается в пересказе — аномально дождливый город, лепрозорий с умниками-мокрецами. Научи детей думать иначе — чище, честней и разумнее — и они покинут родителей, скованных старыми идеями, злобой, унынием и пьянством, и, может быть, построят новый мир, не руша старый. Роман внутри романа — и все это оказывается текстом Синей папки, сокровенного произведения писателя Феликса Сорокина, которое тот бережет неизданным и боится предъявить его машине, вычисляющей потенциал любого текста. Все в целом — мрачно и уже не так обнадеживающе, как в «Полудне». Б. Стругацкий: «Нам хотелось написать человека талантливого, но безнадежно задавленного жизненными обстоятельствами, его основательно и навсегда взял за глотку "век-волкодав"».

9. Мишель Уэльбек. «Возможность острова». Футуристическая история, ведущаяся сразу из двух временных точек — нашего времени, где популярный сатирик добивается заслуженной славы едкими злыми скетчами, любит двух женщин и заслуживает особое место в секте, — и тысячей лет позже, когда его 25-й по счету клон, запертый в изолированном раю, оставляет комментарий к автобиографии первой своей версии. Так неолюди передают опыт — первоначальным исповедальным текстом человека-исходника и комментариями к нему, оставленными каждой из версий. Бессмертие — есть, анализ идет, чувств — нет, или нет почти. Но, кажется, были. В первую очередь это книга о старении: женском, мужском, — и фантазия на тему того, как бы его отменить.
Link29 comments|Leave a comment

непонятное [Jul. 31st, 2018|06:10 pm]
Юкка
Встретила на Невском беременную девушку в обтягивающем платье с принтом, где в деревянном гробу написано "Бог дал бог взял". Уж на что я ценитель чернухи, но перед этим пасую.

(Фото в комментах.)
Link40 comments|Leave a comment

цт [Jul. 26th, 2018|05:18 pm]
Юкка
В московском Центре толерантности женщинам запрещено петь.
Link10 comments|Leave a comment

Калуга [Jul. 19th, 2018|08:53 pm]
Юкка
[Tags|]

В Калуге почти не работает Яндекс-такси, а когда работает, нас с ним так лихо заносит, что машина наполняется густейшей тишиной запоздалого страха, упрека, благодарности. В Калуге по серым шиномонтажным дворам бегают серые зайцы - вместо бродячих собак и котов, наперегонки с голубями. В Калуге очень вкусно кормят и с большой аккуратностью, лишь бы не застать в неподходящий момент, включают дождь. Скульптуры на детских площадках и выставка, посвященная детству, берут 8 из 10 по шкале криповатости, но жители любят этих выцветших кривоглазых уродцев, волнуются: "Вы их фотографируете случайно не с недобрыми целями?". Я фотографирую их с целью запомнить и прославить калужский жэк-арт. Это достаточно добрая цель?
Добро пожаловать, червь! - отвечает мне город.
Link2 comments|Leave a comment

лето [Jul. 14th, 2018|10:32 pm]
Юкка
Четкое чувство, что лето не окажется упущенным, — пока мы катаемся и гуляем, пока сидим у воды и шляемся по улицам, заглядывая в каждый двор, пока читаем надгробия и считаем котов, едим в ресторанах и пьем в подворотнях — лето работает на полную мощность.
Link1 comment|Leave a comment

комната №3 [Jul. 14th, 2018|10:08 pm]
Юкка
[Tags|]

UPD: СДАНА!

Большую комнату я вчера сдала, но тут внезапно освободилась маленькая! Уже не первого человека мы провожаем с Девятой в счастливую любовь! И ищем на это место нового одинокого аскета )

Итак, почему аскета?
Такова суть лота: это комната-келья, комната-лифт. Всего пять с половиной метров! Но на них помещаются столик, кровать, зеркало, стеллаж, полки, окошко и вы.

Петербург, метро «Площадь Восстания», Девятая Советская улица. В наличии вай-фай, стиралка-посудомойка-мультиварка, душ на кухне, конь-водовоз, коллекция настольных игр и всякие иные блага. На кухне курят. Но нечасто. А еще мы хорошие люди.

Можно, кстати, на маленький срок въезжать, на неделю там или две, или на месяц. Ну вы пишите, а там уж определимся. Цена вопроса 9500 в месяц — и никаких коммунальных.

Link12 comments|Leave a comment

сдаю комнату [Jul. 13th, 2018|08:43 pm]
Юкка
[Tags|]

А вот кому безумная комната в центре Питера на неделю с 18 по 25 июля? Три тысячи (дешевле иной койки в хостеле!), 16 метров, два окна, два стола, диван, компьютерный стол, коллекция настольных игр и множество других интересных вещей.

Метро «Площадь Восстания», 9-я Советская. В наличии (разумеется!) вай-фай, стиралка-посудомойка-мультиварка, душ на кухне, конь-водовоз, милые и молодые человеки в соседях, всякие иные блага.

Предлагается людям, которых красный цвет бодрит, а не нервирует )

LinkLeave a comment

Insomnia [Jul. 13th, 2018|07:50 pm]
Юкка
Неожиданно для самой себя купила билеты до Калуги и собираюсь 19-го июля оказаться на фестивале «Бессонница»! А кто еще туда собирается?
Link2 comments|Leave a comment

вщрнк [Jul. 10th, 2018|03:22 pm]
Юкка
[Tags|]



Вчера утром мне написал Кот Бублик (см. фото). Спрашивали — отвечаем!
Шмоткопати состоится на Девятой в понедельник, 16-го июля, с 19 до 23 часов!

Для тех, кто еще не знаком с этим форматом: шмоткопати — это такое мероприятие вроде фримаркета, но более камерное и проводящееся у кого-нибудь дома. На такую веЩеринку можно приносить вещи, которые вам уже не нужны и только занимают место, но для кого-то еще могут стать приятной обновкой, — одежки, наскучившие или не подошедшие размером, прочитанные книжки, украшения, косметику и всевозможные предметики для дома, а также безумные штуки, которые непонятно откуда и зачем у вас взялись — уж вместе-то мы придумаем им применение!

Мы разложим все это на специально подготовленных поверхностях и будем примерять-примерять, пока каждый не найдет себе что-нибудь по душе. Оставшиеся после вечеринки вещи я отвезу в благотворительный магазин "Спасибо", где они будут распределены нуждающимся.

Кто хочет прийти — записывайтесь в комменты и добро пожаловать!

Кчайности приветствуются, вино не возбраняется, нелепые предметы пользуются особым почетом! И, да, если вам нечего отдать — не стесняйтесь приходить: забиратели нам нужны не меньше.

Репост не нужен, пати только для своих.
Link9 comments|Leave a comment

книжки. июнь [Jul. 9th, 2018|09:47 am]
Юкка
[Tags|]



1. Гузель Яхина. «Дети мои». Мой месяц начался с очень хорошей книги, полной ненавистных мне молчания и холода, но сложенных при этом в историю так, что даже ими удалось очароваться. Половжская немецкая колония Гнаденталь, и в ней — Якоб Бах, учитель, чья слишком подвижная психика заставляет его плясать нагим под грозой, лишает его человеческого общества и речи... В какой-то момент его судьба повторяет судьбу юродивого Арсения из «Лавра» — вот только у безголосого Якоба остается на руках девочка-младенец — тоже до поры обреченная на бессловесность, потому что некому научить ее человеческому языку; только взглядам, жестам, тонкой настройке с отцом друг на друга. Это история молчаливого старика и его дочери, и история немцев Гнаденталя в их фольклоре, сказках и обычаях, и история Поволжья, куда пришла революция, переделав людей и переписав все сказки.

2. Пол Каланити. «Когда дыхание растворяется в воздухе». Книга нейрохирурга, у которого обнаружили рак легких, и сразу в 4-й стадии. Подзаголовок книги — «Иногда судьбе все равно, что ты врач», как будто бы, выбирая жизненную стезю, он рассчитывал никогда не оказаться в роли пациента. Смена хирургического костюма на больничный халат дается ему нелегко, но и учит многому — доверию и отпусканию, жизни с неизвестностью. «Знать бы, что мне осталось пять лет, я бы продолжил оперировать; если год — взялся бы за книгу; если несколько месяцев — бросил бы все и провел это время с семьей» — но онкологи не дают ему даже приблизительных прогнозов, и приходится действовать наугад, по мере убывающих сил. Стадии принятия он проходит задом наперед — от смирения к депрессии, от торга — к гневу... Книгу он дописать не успел.

3. Яна Вагнер. «Кто не спрятался». Очень ценю Яну Вагнер после «Вонгозера», и ее новый роман тоже оказался крайне хорош, хотя и малоприятен. Как неприятно может быть рассматривать человеческую кожу в сильном приближении — все эти поры, волоски, шелушки — так и ее персонажи и отношения между ними раскрываются, препарируются очень откровенно, реалистично, и все это слишком, слишком человеческое. И хотя никто из этой тусовочки, оказавшейся в усадьбе в снежных горах отрезанными от связи, электричества и возможности покинуть территорию, не был бы близок мне в жизни, — читая книгу, с ними сближаешься поневоле, вне зависимости от своих симпатий. По форме это очень классический герметичный детектив (десять человек, один убит, один убийца), по содержанию — гораздо дальше.

4. Егор Небо. «Маяки». Книга моего белорусского знакомого, или, впрочем, еще не знакомого, но, по крайней мере, его жж — один из немногих оставшихся действительно живыми журналов; это фантастический роман, действие которого происходит... ну, скажем так, в разные годы и с разными людьми, связанных одной душой, одной красной ниткой реинкарнаций. Концепция Маяков, придуманная неким малоизвестным писателем Стецким (как две кружки воды похожим на самого Егора), связана как раз с этим переселением душ, с возможностью найти себя в следующей эпохе, и она может быть маловнятна, спорна, нереальна — но кроме того, совершенно осязаемо опасна, и охота за ней продлится из жизни в жизнь. Будет очень привычно и житейски, будет странно, будет тревожно, криминально и лихо, а к финалу особенно мощно и страшно — и некоторые образы теперь не выходят у меня из головы. И это не полный финал; мне пока достались две части; как я понимаю, будет еще.

5. Халед Хоссейни. «Бегущий за ветром». Это начинается как светлая история афганских детей, гоняющих с воздушными змеями, но даже в детской главе оказывается рассказом о страшной динамике предательства — когда стыд выращивает в трусе жестокость. В итоге с читателем остается только один из мальчишек — и его дальнейшую судьбу читатель сможет отследить на много лет вперед, но не забывая за ним зла — как не забывает и он сам. Война в Афганистане и эмиграция в Америку (тяжелейший, рискованный путь в бетономешалке), работа там — и возвращение в новый Афганистан Талибана. И искупление, неизбежное искупление.

6. Виктор Франкл. «Сказать жизни да! Психолог в концлагере». Виктор Франкл — австрийский психиатр, который провел в нацистских концентрационных лагерях Освенцим и Дахау время с 1942 по 1945 годы и выжил. Отчасти благодаря удаче — например, перед самым концом войны, когда ему случайно не хватило места в вагоне, который увозил заключенных будто бы на свободу, а оказалось, на сожжение. Но в большой степени — благодаря присутствию духа: он много пишет о том, как потеря надежды мгновенно сводила людей в могилу. У него, кроме всего, была и особая миссия — профессиональное наблюдение за тем, как разные люди переносят эту предельную тяжесть голода, холода, изнурительных работ и постоянной угрозы смерти; прямо в лагере Франкл делал заметки для будущей книги — стенографическими знаками, на клочках бумаги, а после освобождения описал в своей книге множество аспектов человеческого бытия, которые отслеживал в лагере, раскрыл, как постепенно меняется психология человека, попавшего в нечеловеческие условия, — и сделал выводы о том, что помогало человеком, несмотря ни на что, остаться.

7. Марина Ахмедова. «Дом слепых». В темноте сидят семеро слепых, трое едва зрячих и сука со щенками. На углах дома написано «Дом слепых». Вокруг постапокалиптический пейзаж, разрушенные дома. Воду приносит дождь. Есть немного муки, слепые месят из дождя и муки лепешки. Сперва мне казалось, что это какая-то метафизическая книга. Потом оказалось — едва ли не на реальных событиях. Война в Чечне, обстрелы в Грозном, а слепые — прячутся в подвале от бомбежек, не решаясь выйти, потому что в доме напротив сидит снайпер, и пули чиркают, звенят рядом, стоит только высунуться наружу. Тяжелая, мутная книга. Она не даст читателю переживания незрячести, как «Слепота» Сарамаго, но запрёт в душном подвале со старыми, неумными, недобрыми людьми — которых все равно жалко.

8. Сергей Курехин. «Немой свидетель». А я и не знала, что Курехин еще и повести писал. Повесть в этом сборнике одна — «Путешествие по России». Забавная и странная история о японке и американке, оказавшихся в фантасмагорической русской глубинке. А еще в сборнике — два таких же причудливых интервью, одно с самим собой, другое с корреспондентом «Пяти углов» и один сценарий. Улёт!
Link24 comments|Leave a comment

креслохваст [Jul. 2nd, 2018|07:40 pm]
Юкка
[Tags|]

У мамы с советских времен хранился замечательный отрез ткани с названиями месяцев. Лет десять назад я эту ткань экспроприировала, — и с тех пор он стал храниться у меня, потому что не было идей: на платье мал, на косынку велик, для зверька не годится, а кроме платьев, зверьков и косынок я, в общем, ничего не шью... Я этот отрез даже на ЛОМ свозила, думала, может, там станет понятно, что из него шить! Не стало, и я его привезла обратно.

И тут я нахожу на улице кресло! Крутое японское офисное кресло, подранное котом и за это, вероятно, изгнанное из дома. Кресло точь-в-точь такое, какое я собираюсь купить второй год и все не могу выбрать. А у меня как раз ткань...

Короче, та-дам. Требую скаутскую нашивку за приобретенный навык перетяжки мебели и радуюсь и катаюсь и верчусь!

Link22 comments|Leave a comment

васильевский остров [Jul. 1st, 2018|11:01 pm]
Юкка
Смотрите, какая штука: схема проходных дворов Васильевского острова, готовый маршрут для извилистой прогулки.
https://vk.com/wall8093_11489?hash=0e6900e18b1545ef7d
Мы пытались испытать его вчера, но план наш накрылся медной тучей. Зато сегодня — прошли, и прошли с огромным удовольствием. Постояли на самой маленькой площади России, насчитали 15 котов, двух собак и — очень внезапно! я иду мимо домика, и тут у него со скрипом открывается дверь, я рефлекторно поворачиваю голову на звук, ожидая увидеть максимум старичка, — одну лошадь. Ненадолго сломали себе вестибулярный аппарат на самом обычном дворовом лыжном тренажере — попробуйте походить на нем вдвоем несколько минут, а потом спуститесь на землю и почувствуете, что она вытворяет. Излечили от хромоты подростковую птицу значительного размера и неизвестной науке породы (или известной, и тогда это был гларус). А также в сегодняшнем петербургском морозе нашли самый теплый двор — теплый не температурой, так хотя бы красками.
Фото двора прилагается.

Link7 comments|Leave a comment

(no subject) [Jul. 1st, 2018|12:27 pm]
Юкка
[Tags|]

Необузданный летающий объект.
Link3 comments|Leave a comment

(no subject) [Jun. 20th, 2018|02:34 pm]
Юкка
Ветер сегодня такой сильный, что ложку с кашей не удается донести до рта.
Link1 comment|Leave a comment

лом. день второй [Jun. 10th, 2018|09:33 pm]
Юкка
В лагере открыли вчера новое пространство — овраг. В овраге разрешено шуметь после отбоя, курить, пить вино и есть мясо; также в овраге располагается детское пространство. Шилин не очень любит детей.
Вылезая из оврага, куда спустилась не из порочных чувств, а исключительно с Лу за компанию, наступила на доску с торчащими саморезами (Шилин не очень любит детей), проткнула ногу в двух местах. Пока Лу обеззараживала меня и бинтовала, рассуждали о столбняке:
— Непременно обрати внимание, если я в ближайшие дни начну неестественно улыбаться.
— И что делать, если начнешь?
— Ну, на этой стадии столбняк не лечится, так что не подавай виду, улыбайся в ответ. Не порть мне последние дни!
Link6 comments|Leave a comment

Лом. Дорога [Jun. 9th, 2018|08:15 pm]
Юкка
Девочка в моем отсеке всю ночь тихо, но горько плакала, мама утешала ее ласковым голосом и шепотом пела колыбельные, а мне казалось, что она утешает меня. Я читала Яну Вагнер до трёх ночи, невозможно было остановиться; а в шесть уже проснулась, чтобы собираться из поезда прочь; сны были, но снова были вытеснены слишком бурным утренним внутренним спором, слезать с верхней полки или не слезать.

Спала в электричке до Заволжья. Ехала в сельском автобусе до Буревестника. Автобус был душный, развалюшечный, потрёпанный пылью внутри и снаружи, и хвалился тем, что отслеживается системой ГЛОНАСС, - это было написано на изжелтевшем драном листке, приклеенном к стеклу водительской кабины клочками скотча.

Потом я заблудилась в лесу. С 20-килограммовым чемоданом - в лесу после урагана, каждая дорога которого завалена упавшими стволами. Иногда я падала без сил на дорогу и лежала. Потом я впрягалась в чемодан, как в телегу, и шла в другую сторону. В другой стороне был обрыв - пять метров отвесного берега и хмурое море внизу. Я подошла к обрыву и ещё немного полежала в отчаянии. Потом снова пошла обратно. Перелезла через пару стволов и нашла путь.

Я на ЛОМе! Это больше чем дома.
Link14 comments|Leave a comment

#e3dae0 [Jun. 7th, 2018|01:11 pm]
Юкка
Покрасила волосы.

Цвет полярной совы
станет пыльной черникой
в финале.

Я волосяной поэт.
Link2 comments|Leave a comment

концерт [Jun. 5th, 2018|12:17 am]
Юкка
[Tags|]

Сегодня у нас отменилось уличное выступление, и решили поехать к Маше и проводить закат у нее на крыше. Сели в долгий кружной автобус, по дороге пели в автобусе — мы же все-таки хор, мы поём в любой ловкой и неловкой ситуации. Автобус был пуст, кондуктор сидел к нам спиной, внимательно слушал нас только один человек, и потому мы старались для него. В какой-то момент у него завибрировал телефон, он открыл видеозвонок и стал общаться со своим собеседником на жестовом. Так мы поняли, что спели концерт для глухого.
Link7 comments|Leave a comment

книжки. май [Jun. 4th, 2018|02:15 pm]
Юкка
[Tags|]



1. К. Ханна. «Соловей». «Соловей» — книга об оккупированной Франции времен Второй мировой, о жизни двух таких разных сестер: одна действительно взрослая и уравновешенная, другая — юная, порывистая и решительная, но когда они оказываются в условиях этого жестокого времени, у обеих хватает сил не только на выживание, но и на сопротивление, спасение тех, кому можно помочь. Одна выводит сбитых летчиков через Пиренеи; другая спасает еврейских детей. Первая же книга месяца одновременно оказалась и лучшей книгой месяца, так что можно было бы на ней и закрыть отчет, но я упорная и напишу понемножку обо всех.

2. Ф. Хардинг. «Дерево лжи». Семья ученого-палеонтолога, освистанного журналистами и научным сообществом после совершенного им крупного мошенничества, сбегает от сплетен и человеческих взглядов на удаленный скалистый остров. Впрочем, газеты с разоблачением скоро доходят и до их новой деревеньки, и сразу после этого ученый погибает, против воли оставляя в наследство 14-летней дочери загадку своей смерти и пугающий инструмент для нахождения истины — дерево, которое кормится человеческой ложью. Чем серьезней ложь, чем больше людей в нее поверят, — тем крупнее окажется плод этого дерева. Так что ради него придется постараться. Нравы викторианской эпохи, героиня, тянущаяся к науке, которую все задвигают на второй план за то, что она родилась девочкой, несложная аллегория про то, как ложь пускает в мир свои корни, и что врать нехорошо, п'нятненько. С другой стороны, как детская книга она, пожалуй, хороша.

3. М. Адамс. «Моя сестра». Книга, которая на протяжении всего повествования раздражала меня точно так же, как «Маленькая жизнь» Янагихары: она целиком состоит из недомолвок. У главной героини Айрини есть сестра-психопат Элли, от которой ей пришлось в свое время скрываться. Но узнав о смерти матери, Айрини решается все-таки приехать на похороны и заодно разузнать, почему родители в детстве отдали ее в другую семью, почему решили от нее избавиться и жить со злобной и непредсказуемой Элли. И дальше начинается довольно бурное взаимодействие всех со всеми, где все замешаны в какой-то страшной тайне, каждый изъясняется намеками и никто не настаивает на внятном ответе. «Почему вы меня отдали?» — «Об этом сложно говорить / Ты бы узнала все в свое время / А что изменится, если ты об этом узнаешь?» — бла-бла-бла — затем вопрошающий говорит спасибо за откровенную беседу, разворачивается и улетает. И так пятнадцать раз. В общем, к тому времени как «тайна» раскрывается на последних страницах, она уже успевает насточертеть и совершенно не удивляет и не пугает. «Ну ок».

4. Н. Хилл. «Нёкк». В прошлом книжном отчете я сформулировала для себя бакмановский принцип построения сюжета: покажем вам мудака, расскажем его предысторию и вы его полюбите. «Нёкк» построен абсолютно так же: есть мать, которая бросила сына и отца, в один прекрасный день просто сбежав из дома без объяснений; есть сын, взрослый преподаватель, который ничего из себя не представляет, терпеть не может своих студентов, а по ночам задрачивается в компьютерные игры. После того как его мать швыряет в какого-то политика щебнем на митинге и попадает тому в глаз, сына, не видевшего ее десятки лет, принуждают написать ее биографию, чтобы вылезти из долгов, — и он начинает раскапывать чужую жизнь, собирая ее по кусочкам (а параллельно с этим читатель так же постепенно собирает судьбу самого героя). Книга очень, так сказать, широка — автор сгреб сюда все темы, до которых сумел дотянуться. Студенческие антивоенные бунты 60-х и выверты развращенного сознания студентов 00-х, патологических геймеров, литературу и политику, вечное противодействие детей и взрослых, насилие и искусство, много-много всего, и читать книгу, переключаясь от темы к теме, в общем, довольно увлекательно, но вот «понять» здесь не значит «простить», и симпатии герои даже после полного раскрытия — не вызывают.

5. А. Геласимов. «Жажда». Хорошая и грустная книга про художника, который сгорел в танке в Чечне — не насмерть, но остался без лица, и теперь им пугают детей. Пьет водку — то один, а то с однополчанами. И рассказывает, как всё было. Очень спокойно и по-человечески, без надрыва и без надежд.

6. М. Этвуд. «Мадам Оракул». После «Рассказа служанки» ожидала от Этвуд чего-то столь же впечатляющего, но эта книга оказалась куда мягче. Это история толстой девочки; женщины с кучей престраннейших любовников; писательницы плохих «костюмированных романов»; и — внезапно — мистической поэтессы, которой кое-что надиктовали духи. (Всё это одна женщина в своей динамике.) Первая часть про жизнь девочки-подростка с огромным лишним весом, про то, как по мере набора веса меняется отношение к человеку в обществе и в семье, про самооценку и про борьбу за право быть толстым — самая интересная, а остальное прочлось скорее по инерции. Хотя эксцентричные любовники тоже дают жару.

7. Э. Клайн. «Первому игроку приготовиться». «Мой дядя самых честных правил, когда не в шутку занемог, он уважать себя заставил и лучше выдумать не мог». Умирает человек, создавший огромную сеть виртуальной реальности OASIS, охватившую весь мир и ставшую его неотъемлемой частью, и оказывается, что свое мультимилиардное состояние он завещал тому, кто сумеет найти на просторах этой сети «пасхалку», которая приведет искателя к сокровищу. Подсказками могут стать любые культурные объекты из 1980-х, в которых прошла молодость миллиардера, и тут целое поколение бросается изучать музыку, TV и игры восьмидесятых, чтобы лучше узнать его и облегчить себе поиски. Вот в завязке я ужасно радовалась этой замечательной идее! Жаль, у меня нет миллиардов, чтобы после смерти такой квест замутить! А потом, когда поиски начались, приуныла. Как мне показалось, описание и детализация этого виртуального мира выходят на передний план, а развитие сюжета отстает, и так как декорации были не из тех, что могут меня увлечь сами по себе, я добралась до половины и прекратила чтение. Но тут вот фильм вышел. Если в книге ценней глубина, то фильму зрелищность только на пользу. Посмотрим.

8. Л. Петрушевская. «Странствия по поводу смерти». С первых же страниц попадаешь в самую чащу густо и неприятно населенного мира Петрушевской, и большого труда стоит разобраться во всех этих семейных связях, кому мама мамаЛариса, кому тетя тетяНаташа — а потом история становится внезапно остросюжетной и закручивается такое! Книга — сборник рассказов (или повестей?), остальные не уступают, но Петрушевская это что-то особенное, конечно; чтобы она нравилась, ее надо любить.

9. Д. Коу. «Номер 11». Эта книга — какой-то недо-«Нёкк». Они схожи по разбросанности кусочков истории во времени и пространстве, но если Хилл все-таки сводит отдельные фрагменты в цельную и логичную даже в своей своеобразности сагу, то Коу просто бросает эти кусочки тут и там, а в финал запускает ... (ох как жаль, что не скажешь что, не проспойлерив!), и закрыв эту книгу на последней странице, сидишь с ней с вот такими глазами и вопросом: «WAT?» И нет, это не хорошее удивление.

10. Х. Янагихара. «Люди среди деревьев». Дебютная книга Янагихары, которую у нас издали только после того, как ей принесла популярность вышедшая «Маленькая жизнь». На самом деле порядок верный, «Маленькой жизнью» проще увлечься, а к «Людям» лучше подходить, уже будучи знакомым с автором, зная про сложности входа в книгу и признавая необходимость побороться с чувством неудовлетворенности в процессе. На этот раз неприятные чувства рождали не столько недомолвки, сколько сухость, безэмоциональность героя-ученого, который рассказывает нам, сидя в тюрьме, историю своей жизни, своей работы и своего так называемого отцовства. Работа его связана с бессмертием, источник которого найден на одном из микронезийских островов; но у бессмертия, как у многих сверхблаг, есть весьма неприятные побочные эффекты — как личностные, так и влияющие на жизнь острова в целом — стоило ученым прознать о загадке, и культура, природа, традиции, были разорены. Все, что осталось герою, — спасать, вывозить оттуда детей, и вопрос, хорошо или плохо он с ними обращается, для меня был решен куда раньше финала, еще в эпизоде с дэднеймингом.

11. А. Ерохина. «Айгу! Они не едят личинок шелкопряда!». Это что-то вроде путевых заметок пары, путешествующей по Юго-Восточной Азии как волонтеры. Как мало понимает про страну турист с большой камерой, слоняющийся от достопримечательности к достопримечательности, как много — тот, кто селится в семье, работает, смеется и ест с ними бок о бок! Они сажают рис и собирают перец, поют корейские песни, чистят курятники и кладут мозаику, латают глиняные полы и варят варенье, знакомятся с чужими культурами и рассказывают о своей собственной. На их пути встречаются далеко не только приятные люди, и Анастасия Ерохина рассказывает о них со всей честностью. К счастью, их с мужем двое, поэтому любым конфликтам противостоять гораздо проще. Ее приятно читать, когда ты сам посетил хотя бы часть из описанных стран, и крайне полезно — если планируешь пойти их путем. Пожалуй, я тоже хотела бы так пожить, будь у меня надежный спутник, но вот о том, чтоб поехать одной, после этой книги не буду и думать.

12. О. Хаксли. «О, дивный новый мир!». Знаменитая антиутопия 1931 года оказалась настолько знаменитой, что я была уверена, что уже давно ее читала, — увлекшись очередной интернетной дискуссией, решила перечитать и обнаружила, что несмотря на то, что прекрасно знаю сюжет, текст вижу впервые! Очень неожиданно. В целом, это сатирическое повествование на тему нравственности будущего. Единое государство, поклонение Форду, общество потребления, кастовая система людей в пробирках, гипнопедическая система зомбирования будущих поколений и вывернутая наизнанку сексуальная мораль («каждый принадлежит всем», спать лишь с одним непристойно!). Появившийся в этой среде «дикарь» — человек с современными Хаксли этическими принципами — поражен дивным новым миром и вступает с ним в противостояние. Что особенно интересно, когда читаешь это в 2018-м, — что современные нормы находятся ну, к счастью, не ровно посредине между «новыми» и «дикарскими» взглядами дивного мира но не соответствуют ни тем, ни другим, и таким образом читатель имеет возможность вступить в этот диалог третьим.
Link10 comments|Leave a comment

бгу [May. 27th, 2018|01:05 am]
Юкка
[Tags|]

Скажите, а вы случайно не знаете какого-нибудь студента БГУ, который мог бы помочь мне скачать из их электронной библиотеки одну песню, записанную в фольклорной экспедиции и потому единственную в своем роде? Туда вход, увы, дозволен только пользователям сети БГУ, а я пока не представляю, где бы таких отыскать.
Link47 comments|Leave a comment

коровушко [May. 17th, 2018|11:30 am]
Юкка
[Tags|]

Что в коллаже хорошо — сидишь сам с собой летним вечером дома в ворохе бумажек и ржешь.
Link1 comment|Leave a comment

субличности [May. 15th, 2018|02:59 pm]
Юкка
[Tags|]

Родитель говорит: надо варить суп.
Ребенок канючит: не хочу-у-у варить суп.
— В туду-листе на сегодня написано "суп".
— Варить суп ску-у-учно.
— Зато есть суп полезно.
— Но не смешно! — дрыгает ножками.
Сила воли у меня слабовата, Родитель быстро сдается.
— Хорошо, я тебя люблю, я тебе разрешаю, можешь сегодня не варить. Сварим завтра.
Третья субличность, Взрослый, поворачивает голову от плиты:
— Вообще-то пока вы спорили, я уже все сварил.
Link18 comments|Leave a comment

о-о-о-о многоквартирное яйцо [May. 15th, 2018|01:52 pm]
Юкка
[Tags|]

Link5 comments|Leave a comment

todo [May. 14th, 2018|04:10 pm]
Юкка
Список дел пишу шариковой ручкой.
Сделанные вычеркиваю красным фломастером.
Пролила чашку воды на почти законченный туду-лист — и снова конь не валялся.
Link4 comments|Leave a comment

рыбка [May. 13th, 2018|04:03 pm]
Юкка
[Tags|]

А вчера был Всемирный день коллажа. Посвящаю ему эту золотую рыбку. Золотая рыбка может исполнить три ваших самых страшных желания.

Link12 comments|Leave a comment

сдам лифт [May. 7th, 2018|12:28 pm]
Юкка
[Tags|]

Тем временем мы провожаем Женю из третьей комнаты в экспедицию и начинаем искать того, кто сменит ее на Девятой с 16 мая. Эта комната — нечто очень особенное! Пробовали ли вы жить на шести квадратных метрах? А хотите попробовать?

Это комната-келья, комната-лифт. В нее влезают столик, кровать, зеркало, стеллаж, полки, окошко и вы. Идеально подходит для аскетов!

Петербург, метро «Площадь Восстания», Девятая Советская улица. В наличии вай-фай, стиралка-посудомойка-мультиварка, душ на кухне, конь-водовоз, коллекция настольных игр и всякие иные блага. На кухне курят. Но нечасто. А еще мы хорошие люди.

Можно, кстати, на маленький срок въезжать, на неделю там или две, или на месяц, как пойдет. Ну вы пишите, а там уж определимся. Цена вопроса 9500 в месяц — и никаких коммунальных.



Фото Димы Хохлова.
Link11 comments|Leave a comment

книжки. апрель [May. 7th, 2018|10:24 am]
Юкка
[Tags|]



1. А. Чернов. «Спи спокойно, дорогой товарищ, или Записки анестезиолога». В достаточно четко очерченном жанре больничных баек-заметок Чернов неожиданно выделился тем, что умудрился рассматривать своих пациентов не с медицинского, а скорее с криминального ракурса. То есть здесь не будет случаев «какой у него хитрый оказался диагноз!», зато коридоры больницы заполнят бандиты, цыгане, ненормальные христиане, убивающие самоубийц, — в общем, целая толпа стремных личностей. Интересно и неожиданно.

2. Н. Абгарян. «Манюня». Меня очень долго отталкивало от этой книги название — противнее этого слова разве что слово «свёрел»! Потом в зимнем лагере убедили прочесть. И оказалось, что внутри книжки героиню зовут вполне себе нормальным именем Маня! Зачем тогда было так отпугивать? В общем, книжка оказалась славная — теплые солнечные воспоминания автора о детстве, проведенном в Армении, о подружке, с которой они то и дело влипали в нелепые ситуации, о грозной и сумасбродной бабушке Ба, о сестрах и родственниках. Но очень странно было в середине книги встретить упоминание возраста девчонок-героинь — 11-12 лет! Я читала, думая что им не больше 6-7, — ну очень уж глупенькие поступки и реакции, в 12 таких уже не бывает!

3. Д. Быков. «Мужской вагон». Это сборник из шестнадцати рассказов Дмитрия Быкова, четыре из них — в рифму. Умно и саркастично, правдиво и грустно. Странно, что мне, имеющей большие сложности с восприятием поэтического текста, больше пришлись по душе именно первые, стихотворные рассказы.

4. К. Циммер. «Планета вирусов». Это небольшая и очень хорошая научно-популярная книжка о вирусах, истории их изучения и функциях в биосфере Земли. Как нашлись древние вирусы в мексиканской Пещере кристаллов, где не было ничего живого на протяжении десятков тысяч лет; как вирус папилломы создает вольпертингеров — мифических рогатых кроликов (кролень, джекалоп), которые оказались не такими уж мифическими; как вирусы-бактериофаги служат человеку и борются с болезнями, — очень доступно и познавательно.

5. А. Иванов. «Тобол. Мало избранных». Это вторая книга романа-пеплума Алексея Иванова «Тобол», и я ужасно ждала ее после того, как на едином дыхании и с огромным восторгом прочла первую. Очень хорошо, что персонажи остались те же, я боялась, что их судьбы останутся оборванными и для следующей книги автор возьмет новых героев — но все остались на месте, продлились. Гарь (массовое самосожжение) раскольников, битвы и степи, джунгарский плен, борьба митрополита с таёжным языческим идолом, это очень, очень сильно все, красиво и захватывающе. А еще в прошлом году, оказывается, в Тобольске по «Тоболу» начали фильм снимать.

6. А. Сальников. «Петровы в гриппе и вокруг него». Мрачная, полная утомительного болезненного быта книга с двойным дном, но это не минус на плюс, на самом деле притягивает в ней и то, и другое. Тягостное существование — с нелепыми ненужными пьянками, семейным соседством и постоянными возвращениями памяти в такое же сутулое неприятное детство — воспринимается не чернушно-чуждым, а родным болотом, как будто и с тобой все точно так и было всегда, всегда. И когда в этой монотонности вдруг выстреливают, просверкивают искры изнанки, это тоже заставляет принять их близко к сердцу, встрепенуться — а, что? Неужели правда? Или примерещилось в болезни и в бреду? И подчеркнуто обычная жизнь приобретает захватывающий дух объем, новые измерения. Человеческие? Психопатические? Мистические? Или все-таки показалось? Очень хорошо разобрала книгу Анна Гутиева вот здесь (осторожно, спойлеры): https://chto-chitat.livejournal.com/13437896.html У меня самой так четко ниточки друг с другом не связались, но ощущение одновременной смутности подоплеки и детальной четкости верхнего слоя дало сверхынтересное переживание само по себе.

7. Ф. Бакман. «Бабушка просила кланяться и передать, что просит прощения». Это вторая книга Бакмана, полюбившегося читателю после «Второй жизни Уве». Не хочется сравнивать напрямую, лучше/хуже, но определенное сходство между ними есть — здесь тоже множество персонажей с особой судьбой, но если во «Второй жизни» Уве был единственным персонажем, чьи ярко отрицательные характеристики сменились на столь же ярко положительные, как только нам удалось его лучше узнать, то здесь таких — целый дом! Шальная бабушка, находясь при смерти, оставляет единственной внучке Эльсе задание разнести несколько писем с извинениями тем, кому она успела при жизни насолить, — с ее-то характером едва ли не всему миру! — но это оказываются не просто извинения, а огромный квест про людей, выбор, спасение и доброту.

8. В. Ерофеев. «Вальпургиева ночь, или Шаги Командора». Совершенно внезапно для себя сходила на лекцию Артемия Гая про Ерофеева и это произведение, попутно выяснила, что мало что помню с прошлых разов, решила взять с полки снова — о, такое удовольствие читать книгу сразу после литературоведческой лекции, когда тебе кучу всего только что показали-объяснили и научили, куда смотреть, чтобы ничего не упустить! Впрочем, не знаю, что теперь написать в отчете, не переписывать же конспект лекции. В общем, это пьеса (трагедия в пяти актах) о психиатрической лечебнице, где свежепоступивший больной кардинально изменяет порядок вещей (как в «Кукушкином гнезде», «»Палате номер шесть»...). Текст ее до крайности богат отсылками ко всему на свете, интенсивность макабрической фантасмагории зашкаливает стремительно, скорость въезда в ужас влияет на его силу, и гремит смертельный карнавал!.. Если слушаете аудиокниги — возьмите в исполнении Смехова, а вот спектакли по этой пьесе наш лектор, к его и моему сожалению, не рекомендовал.

9. А. и Б. Стругацкие. «Полдень, XXII век». Это книга ранних Стругацких, вводящая читателя в систему, которую потом назовут миром Полудня, по форме — сборник новелл, объединенных общими временем и проблематикой, героями — частично. Главный вопрос тут «С какими проблемами столкнутся люди будущего?»: техника и этика, и люди Полудня очень достойно отвечают на возникающие вопросы. Это мир, в котором по-настоящему уютно и интересно жить, — но как-то так все повернулось, что сегодня оптимистический взгляд рождает больше печали, чем надежды.

10. Д. Даймонд. «Ружья, микробы и сталь: история человеческих сообществ». Крайне интересное антропологическое исследование, посвященное причинам разной скорости развития народов. Почему одни летают в космос, в то время как другие все еще носят набедренные повязки; отчего мир, в котором мы сегодня живем, создан европейской цивилизацией? Отвечая на этот вопрос, автор стремится резко отмести расистские ответы и исследует множество факторов, повлиявших на развитие народов: в первую очередь это касается территориальных особенностей, климата, флоры и фауны и возможности их доместикации. Главная ценность книги — в долгих цепочках причинно-следственных связей, делающих очевидными неявные до того взаимодействия — как дурной характер носорога влияет на исход войны с захватчиками или на распространение эпидемии оспы. Вот это настоящая история — не в зубрежке дат, а в попытках понять, почему все сложилось так, как сложилось.

11. Д. Саркисян. «Обои-убийцы, ядовитая вода и стул-обольститель». Книга, претендующая на звание научно-популярной, на самом деле оказалась списком поучений, как надо жить. Как правильно спать, есть, трахаться и чистить зубы. Никаких стульев-обольстителей в тексте, увы, не встретилось, редактура текста оставляет желать лучшего — автор периодически себе противоречит, на одной странице алкоголь способствует засыпанию, на следующей — противодействует ему; хватает сомнительных пассажей типа «некоторым людям нужно 10 часов сна, поэтому не стоит называть их сонями, они в этом не виноваты» — как будто соня это что-то ругательное и как будто мы называем людей по их качествам только в случае вины! В общем, я думаю, эта книга хорошо подошла бы какой-нибудь бабушке, которая замучила внуков нотациями, а теперь она может подкрепить свои слова, потрясая не газетой «Здоровье», а книгой в твердом переплете. И что автор хотел продолжить дело Аси Казанцевой, но вышло у него так себе.

12. Е. Водолазкин. «Лавр». На обложке написано — «неисторический роман», и сразу хочется задать вопрос «А что тогда?». По сути, это житие. Жизнь внука средневекового знахаря, научившегося у него умениям врачевать людей — руками, словом, кроличьим пометом, — а потом сошедшего с ума от потери любимой женщины. Но безумие его становится не концом, а началом истории, началом витиеватой, грязной, смиренной тропы юродивого. При этом автор подчеркивает «неисторичность», избегая стилизации классического жития, сводя то и дело средневековье с днем нынешним — то заставляя юродивых говорить друг с другом современными научными терминами, то даруя им видения научно-исследовательского института... Его Лавр идет к своему имени долго и трудно, успев сменить три иных, и вместе с тем несколько разных судеб — живет отшельником, слоняется по городу безумцем, путешествует в Иерусалим, целительствует, постригается в монахи. И ход его мыслей так же странен и своеобычен, как ход его жизни.
Мое предупреждение — не стоит надеяться послушать его в начитке Сулимова. Не знаю, специально ли он избрал такую манеру или он такой всегда, но в его чтении эта книга становится утомительнейшим делом, он так тянет, так вздыхает и так тяжело стряхивает с языка концы предложений, как будто еще на первых страницах дьявольски устал и желает показать, какой же это невыносимый, неблагодарный труд.
Link16 comments|Leave a comment

(no subject) [May. 6th, 2018|05:47 pm]
Юкка
С возрастом страх умереть первым из тусовки перерос в страх умереть последним.
Link19 comments|Leave a comment

терменвокс [May. 5th, 2018|10:29 pm]
Юкка
Если представить, что у терменвокса есть невидимая кошачья голова поодаль от чувствилища, и гладить его по этой голове или чесать за ушком, он мурчит.
Link7 comments|Leave a comment

мелафефон [May. 4th, 2018|11:06 pm]
Юкка
[Tags|]

Кажется, в 33 года я научилась фильтровать базар! Не внешний, куда важнее — внутренний. Никаких больше навязчивых мыслей; стоит пластинке опять завертеться по кругу, я ей говорю лениво: «Ага, слыхали» — и без труда перехожу к чему-то посвежей.

Возможно, это связано с количеством повторений. Если одну и ту же токсичную мысль думать по 10 раз на дню примерно с трех лет, умножить это на 30 лет, получаем 109500, и остается еще совсем немножко подумать эту хрень до буддийских 111000 — а затем наконец утомиться ей и просветлеть! То есть буддисты-то мантры считают — но од ом мелафефон бва кха ша, в конце концов.
Link2 comments|Leave a comment

мизинец [Apr. 30th, 2018|12:57 pm]
Юкка
Мизинец заболел. Ну надо же! Приспала я его, что ли?
И вот вроде совершенно бесполезный палец, червячок окраинный — а села за работу и оказалось, что я его в доброй половине всех клавиатурных сокращений использую от зари и до зари.
Это пост респекта мизинцам, скромным труженикам верстки.
Link3 comments|Leave a comment

(no subject) [Apr. 30th, 2018|12:39 am]
Юкка
[Tags|]

Засыпая, почувствовала, что хочу не просто уснуть, хочу вернуться. Но куда? И тут вспомнила счастливый сон предыдущей ночи.

В нем я влюбилась в замечательного молодого человека. Его родные были против, они пытались меня отвадить, намекали, что мне не стоит быть с ним. Довольно скоро причины прояснились: оказалось, он съел свою предыдущую девушку.
"Это ничего", - сказала я, и мы отправились в кино.
Потому что главное - это принятие!
Link1 comment|Leave a comment

чат [Apr. 28th, 2018|11:25 am]
Юкка
Нечаянно найдено средство улучшения некоторых спектаклей. Ходила тут на программу режиссерских эскизов, один из показов был скажем так, экспериментальным, и он мне поначалу совсем не пришелся по душе. Зато мне посчастливилось сесть непосредственно за планшетом, с которого велась видеотрансляция фестиваля в интернет. И там был чат! И можно было одним глазом глядеть на живую сцену, а другим — в планшет, на котором то и дело всплывали сообщения. Божечки, как это круто: сидеть в недоумении, но знать, что другие зрители находятся в недоумении не меньшем. Добавим к зрелищу комменты «От это поворот!» или «Так это фикус?! фикус все объясняет!11» — и странное становится нереально смешным!
Link1 comment|Leave a comment

непростое [Apr. 27th, 2018|12:27 pm]
Юкка
[Tags|]

Я начну издалека.
Однажды в Гималаях я осталась без трусов.

Мы перед этим полтора месяца путешествовали по южной Индии, и там не было никакой проблемы со стиркой: мокрую одежду можно было сразу надевать на себя, она все равно высохла бы в ближайшие десять минут. А вот постирав и развесив белье в Дарамсале, я ждала день, ждала два — но днем то и дело накрапывал дождь, ночью температура стремилась к минусу, все так и оставалось сырым и холодным. Поэтому как-то в семь утра, поднявшись тихонько, чтобы не разбудить своих попутчиков, я отправилась на поиски нового белья. На обочине дороги, разложив клеенку на земле, трусами и майками торговал тибетский дедушка. Все трусы моего размера были в полосочку. Я купила три пары и, обрадованная добычей, стала возвращаться — вот тогда это и произошло.

Во мне поселился мозговой червь. Ментальный вирус.
Червь звучал как песня.

Дурацкая советская песня ВИА «Самоцветы»: «Обручальное кольцо-о-о / Непростое украше-е-енье». Вот только место обручального кольца теперь в этой песне занимали свежекупленные полосатые трусы.

На пути до гостиницы у меня родилось еще три варианта — с «некрасивым лицом», «страусиным яйцом», и так далее, и тому подобное... Тогда это казалось мне глупой и мимолетной шутеечкой.
Но против мозговых червей нет лекарства. И с тех пор, стоит кому-нибудь рядом употребить словосочетание, ложащееся в строку, — и начинается...

Прошло восемь лет лет. Я вела петербургский андерхуд (sic!) — аккаунт в твиттере, у которого каждую неделю сменяется ведущий и соответственно контент, — и решила рассказать об этом черве широкой аудитории. Часть аудитории немедленно заразилась, а другая часть сообщила, что этот червь давно известен науке, у него даже есть собственный твиттер! То есть он самозародился у некоторого количества людей независимо друг от друга (мой точно был самозарожден, а не привнесен извне!) — и живет, и продолжает свое размножение!

Повинуясь воле вируса продолжать закрепление в информационном поле, на день рождения Алень со Стасей подарили мне одноименный аккаунт в инстаграме.

https://www.instagram.com/neprostoe

Заходите )

И если встретите какой-нибудь годный экземпляр непростого украшенья — сообщайте мне, буду публиковать.
Link17 comments|Leave a comment

4009 [Apr. 27th, 2018|11:35 am]
Юкка
[Tags|]

Хозяйка паспорта из той истории наконец нашлась! Вчера они воссоединились. Хеппи энд!

А я как раз хочу еще одну историю про паспорт рассказать, и тоже со счастливым концом. Мы как-то ночью на мосты опоздали. Жили на правом берегу, а остались в центре. Лето, белые ночи, всё не беда, решили гулять до сведения, ходили кругами вокруг гостиницы Москва, валялись на асфальте, болтали со староневскими проститутками.
И тут я нахожу на тротуаре паспорт!

Подхватываю его, открываю, предвкушая поиски владельца, —
Read more...Collapse )
Link4 comments|Leave a comment

анекдоты [Apr. 24th, 2018|07:56 pm]
Юкка
[Tags|]

Как-то классе во втором мама купила мне книжку «Анекдоты для детей». Книжка была толстая, страниц на пятьсот, анекдотов в ней — уйма, а вот детскими многие из них назвать было сложно — такой, знаете, встречался эротический юмор 90-х. Я не поленилась тогда пройтись по всей книге с карандашом, все пошлости перечеркнуть крест-накрест. Мама, увидев результат моей работы, очень гордилась тем, что взрастила высокоморальную девочку. Довольна была и я: помеченные непристойные шутки было куда быстрей находить.
Link8 comments|Leave a comment

паспорт [Apr. 21st, 2018|05:42 pm]
Юкка
На прошлой неделе я нашла в маршрутке паспорт красивой и молодой девки Н. Ее почти нет в соцсетях, поэтому искать было нелегко. Я провела целое расследование: узнала, что она приехала из города Котласа Архангельской области, где открыла когда-то ветеринарный магазин, но бизнес не задался, и тогда она переехала в Питер: сделала липовую регистрацию по адресу ..., номер телефона ..., пошла учиться искусствоведению, на досуге занималась вокалом в Школе голоса и ей ужасно понравилось. Я узнала состояние ее здоровья (все в порядке), узнала, в каких странах она побывала с подругами, написала всем этим подругам. Никто из них не выходил в онлайн, кроме одной, колдуньи (патентованный астролог с дипломом Военно-космической академии составит гороскоп для вас и вашей семьи). Вероятно, это была злая колдунья: в ответ на просьбу помочь мне связаться с Н. она нехорошо оживилась, предложила приехать и забрать документы немедленно. Я спросила, оповестила ли та подругу о находке, и сказала, что предпочла бы вернуть паспорт непосредственной владелице, на что колдунья ушла в астрал и больше никогда мне не отвечала. Школа голоса, в которой Н. занималась, с радостью включилась в поиски, но не смогла восстановить номер телефона своей студентки. На этом я решила расследование закончить и отнесла паспорт в ближайший отдел полиции. Возвращаясь домой, купила мяса. Женщина в одном магазине отказалась переворачивать мясо, чтобы посмотреть его жирность на этикетке, тогда я купила точно такое же мясо в соседнем магазине, вернулась в первый и сказала женщине, какая у него жирность. Около моего дома на самом безопасном краешке проезжей части отдыхал мертвый голубь. Он сложил лапки на груди и выглядел очень спокойным и умиротворенным. А в моей арке на асфальте почему-то лежал пульт от телевизора, хотя обычно его там не лежит. Я издалека приняла его за мобильный телефон и подумала, что это начало нового расследования, а потом смотрю — пульт. Мне казалось, со всем этим нужно что-то сделать, но у меня в руке был полиэтиленовый пакет с мясом. Я зашла в свой подъезд и дошла до почтовых ящиков. Извещений о свежих посылках не было, потому что сегодня суббота. Тогда я положила мясо в почтовый ящик, вернулась в арку, допинала телевизионный пульт до голубя и установила между ними гармонию; конец.
Link23 comments|Leave a comment

коллажи [Apr. 19th, 2018|01:16 pm]
Юкка
[Tags|, ]

Раньше, когда я почти каждый день рисовала, я раз в месяц собирала все эти картинки и вешала в жж под ироническим тегом. Решила не то чтобы возродить традицию, но собрать тут склеенные за последнее время коллажи, пусть лежат.



+12Collapse )
Link10 comments|Leave a comment

коллекция [Apr. 16th, 2018|11:25 pm]
Юкка
[Tags|]

27 февраля 2009 г.
huj-028
24 сентября 2014 г.
huj-029
15 апреля 2018 г.
3

Обожаю фингалы, но нечасто могу себе позволить.
Link25 comments|Leave a comment

весенняя вещеринка [Apr. 16th, 2018|11:01 am]
Юкка
[Tags|]

Всем привет, а вещеринка (она же шмоткопати) на Девятой - уже завтра, во вторник, вход для девочек с 19, для мальчиков с 21. Кто придет - напишите в комменты плюсик или что-нибудь другое!
Link12 comments|Leave a comment

постоянство веселья и грязи [Apr. 12th, 2018|04:12 pm]
Юкка
А «Фёдоров и Крузенштерн» записали на стихи Даниила Хармса новый альбом. «Постоянство веселья и грязи». Сняли на одну из песен клип, где диковатый юноша прячет по сумрачному Петербургу мусорные мешки, — и в день выхода альбома взаправду их попрятали. По хармсовским адресам. И тут вот — http://www.hahahaharms.ru — повесили список адресов.
Я-то охотник тот еще, мне только дай клад поискать. Едва проснулась — прыг в штаны, и на Мальцевский рынок (где, говорят, одному слепому подарили вязаную шаль). Обошла периметр, два этажа и две помойки и даже сунула нос в пухто (потому что девиз у проекта был — «Чтобы найти веселье, часто нужно хорошенько покопаться в грязи». В помойке было много киви, но мало Хармса). Наконец, отчаявшись с рынком, отпрвилась к Хармсову дому — и ура, нашла там мешок с его хохочущим лицом!
Теперь вот альбом слушаю.

LinkLeave a comment

голый король [Apr. 11th, 2018|10:48 pm]
Юкка
Мозг во всем ищет сходство. Новый человек = уши Никанора Ивановича да приставить к носу Ивана Кузьмича, да взять у Балтазара Балтазарыча сколько-нибудь развязности. Новый автор = Александр Сергеевич, съевший то, что съел Пелевин, но с образностью Дарьи Донцовой. Новый сериал = красавчик из сериала про врачей делает ту же хуйню, что в сериале про наркотики, но с уровнем драмы, как в сериале про зомби.

Тем круче сегодня было оказаться на спектакле, который вообще ни на что не похож!
Link14 comments|Leave a comment

Прощание с человечеством [Apr. 11th, 2018|12:55 pm]
Юкка
[Tags|, , , ]

А еще у Григория Ющенко в Москве грядет новая выставка «Прощание с человечеством»: Звероапокалипсис как единственное разумное развитие событий!



Новый проект впитал в себя всю возможную горечь и разочарование происходящим в стране, обществе, мире – и предлагает единственно возможный образ светлого будущего и мечты. В нем автор изображает идеальный мир, где человечество проиграло битву с собственной глупостью, а силы вселенского добра в образе веселых зверюшек празднуют его уничтожение. Утопия и антиутопия, триумф и катастрофа, радость и ужас сольются в одной точке и взорвутся разноцветной праздничной ядерной хлопушкой.

А в бонусной программе этой затеи участвую немножко и я. Приходите смотреть.

#_убить_всех_людей и #прощание_с_человечеством
Link6 comments|Leave a comment

дети ночи [Apr. 11th, 2018|12:14 pm]
Юкка
[Tags|, ]

Из программы ХХI фестиваля нового итальянского кино N.I.C.E., прошедшего на прошлой неделе в «Родине», мне выдалось посмотреть фильм «Дети ночи» (I figli della notte). Это фильм 2016 года, сюрреалистический нуар-триллер про закрытый пансион где-то в снежных горах, где из мальчиков воспитывают лидеров, — и методы воспитания там весьма своеобразные. Строгие воспитатели закрывают глаза и на избиения новичков, и на ночные побеги студентов в мистический лесной бордель, сверкающий неоновыми сердечками между сосен… Откуда он здесь, среди леса, во многих километрах от ближайшего поселка? А еще учителя молчат о том, что происходит на верхних этажах пансиона. Кто уходит туда и для чего? Вопросов фильм и задает, и оставляет много — выходя из зала, мы сыпали ими друг другу, не умея сочинить ответов, просто составили долгий список загадок, оставшихся в стенах этого колледжа, похожего на пряничный домик. Но отчего-то, даже неразрешенные, они не вызывают досады; атмосфера, в которую фильм дает погрузиться зрителю, в равной степени безмолвная, таинственная — и живая, динамическая, все-таки это школа, с ее столовыми, спортивными соревнованиями, вызовами к директору... Двойная, двухслойная жизнь, распущенность под бдительным контролем взрослых. Контроль или провокация? Мистика или паранойя? Да и есть ли еще бывший мир за пределами леса?
Захватывает.

Link2 comments|Leave a comment

голый король [Apr. 11th, 2018|12:05 am]
Юкка
[Tags|]

Петербургские друзья, а не хочет ли кто-нибудь сходить завтра (в среду) в театр? У меня есть проходки.
вот сюда: https://www.bileter.ru/afisha/show/Golyi_korol.html
LinkLeave a comment

Смотритель фасадов [Apr. 6th, 2018|12:26 pm]
Юкка
[Tags|]

Несколько лет назад у нас в Таврическом саду, в отреставрированном здании бывшего Императорского выставочного зала, а в советские времена — кинотеатра «Ленинград», открылся новый «Ленинград-центр». Он сразу привлек к себе внимание будоражащими воображение афишами: там устраивали разного вида кабаре и собирали на них элитную публику. В ее ряды мне попасть не грозило и не грозит — тем любопытнее было сунуть туда нос!
А вчера там играли спектакль «Смотритель фасадов» по книге «Филиал» Довлатова, и это стало отличным поводом ознакомиться заодно с интерьерами переоборудованного здания и с выставкой А. Плотникова «Преломление» в галерее на втором этаже (фото молодых людей с обложек, и к каждой — цитата великих людей).

Ленинград-центр — вселенское царство гламура! Даже чтобы просто посмотреть там спектакль, необходимо соблюсти дресс-код (строгий кэжуал или вечерний туалет). С удовольствием расфуфырились. Внутри — простор, величие и блеск. Все вокруг сверкает, а что не сверкает — то элегантно затемнено; персонал обходителен, приветлив и полон сдержанного достоинства; бархатные диваны манят в свои объятия!.. а вот стулья в зрительном зале почему-то, наоборот, неудобные — зато даже самому утомленному зрителю это не позволит уснуть.

Спектакль не назвать зрелищным. Нехитрая сценография — две кровати, два стеллажа, два стула, вертящиеся по сцене; двое героев, с которыми почти ничего не происходит в реальном времени, пьеса существует в пространстве отношений и воспоминаний. Но у него есть несомненные достоинства: и в первую очередь это постановка строго по букве произведения. Режиссер обошелся с текстом бережно, не лишив его важного и не приписав лишнего. Во вторую — прекрасный Алексей Климушкин в роли Далматова, очень живой и искренний, и ему совершенно не требуется быть похожим на писателя внешне, чтобы стать на этой сцене им, настоящим, сентиментальным и ироничным, серьезным, меланхоличным — и ярким, остроумным. Впрочем, его личностью пьеса, увы, не ограничивается: и вот то, какой изображена его мучительная первая любовь Тася, внезапно явившаяся к Далматову в номер лос-анджелесской гостиницы на диссидентском симпозиуме «Новая Россия», контрастирует с жизненностью и теплотой Климушкина–Далматова слишком резко. В книге Тася достаточно сложный персонаж, здесь, на сцене, — мультяшно-отрицательный. Пустоглазая, истеричная, скрипуче-визгливая и манерная — все дурное в ней резко подчеркнуто и сверкает безвкусицей пайеток. Перебор. Доходящий до абсурда в момент, когда она еще и начинает петь — неказисто петь неказистую песню, но в лучах света и у микрофона, и этот момент прекрасен — он наконец вызывает смех, позволяет сбросить напряжение. Из разговоров в гардеробе: «Будь она чуть менее неприятной, она не так мешала бы мне сопереживать ему».



Link2 comments|Leave a comment

navigation
[ viewing | most recent entries ]
[ go | earlier ]