September 22nd, 2006

осенние сумерки (часть 24)...........

график... правила.. ну может я хотя бы в этот раз могу нарушить режим? в плотно закрытые веки стучятся образы чего-то невыносимого. не надо, не трогай меня! ведь одеяло уже кажется приросло к коже. я изо всех сил продолжаю кутаться в него, защищая уязвимую мягкую внутренность. пока кто-то столь же сильный, как неизбежность, решив, что мне пора начинать процедуры, не лишают меня последнего убежища. одеяло и куски кожи одним рывком сдирают со страшным, вызвающим рвотный рефлекс, физическим ощущаемым треском. все заполняется тягучей словно джем кровью, медленно и липко заливающей мир вокруг. ошметки желания покоя и сна, с влажным чавкающим звуком падают к ногам под аккомпанимент моего хриплого заходящегося воя.
"нет милая, график нарушить нельзя."
всхлип. корчусь сочащимся куском мяса, слепо шарахаясь, натыкаюсь на предметы вокруг. пальцы с вырванными ногтями.больно. расщепляющиеся на волокна от каждого движения мышцы не выдерживают вес тела. надо двигаться.
"ты что забыла? осень уже началась - а ты еще не принимала лекарства."
прочь, в угол, в темноту. подальше. подальше от этого накатывающего кошмара. ползи.
но игла уже в вене и по телу медленно разливается кислота тоски и психоза. освежеванным сгустком боли в припадке извиваюсь, оголенной душой пачкая пол и стены ...
"и зачем ты это делаешь? здесь же грязно. нахватаешь сейчас всего этого - а новая кожа сверху нарастет. так и будешь жить со всем этим мусором внутри?"
взрывающий мозг изнутри, крик срывается на ультразвук и предательские связки наконец не выдерживают напряжения, в обломки кроша голос и лишая меня последней возможности хоть как-то облегчить боль, вылив ее в крик.
значит пора завершать.
я не поварачиваясь, постепенно прекращаю конвульсии. не глядя ей в глаза, обиженно всхлипываю. уже привыкая к боли, осознаю, что осенний психоз начался четко по расписанию. все необходимые вещества введены - и тяжелая гнятущая тоска и страх станут моей сутью на ближайшую Вечность.
я застываю в углу своей комнатушки, щекой прижавшись к шершавой бетонной стене. и замолкаю, начиная привычные для себя занятия - вываривание в собственном соку оставшихся мыслей наращивание новой кожи.

а одетая в нелепый толи карнавальный толи сексшоповский наряд медсестры Фея Сумерек, сделав все необходимые пометки в моей карте, выходит закрывая за собой дверь... и топя меня в непроглядном мраке.