Йошкина Кошка (yousei_) wrote,
Йошкина Кошка
yousei_

сумерки исторические...

продолжаем с северянами.

Татьяна Николаевна Джаксон в своем замечательном труде "во первых строках" про Олафа II Святого сообщает нам, что:

"Недолгое время — с осени 1029 по весну 1030 г. — провел на Руси, согласно древнескандинавским источникам, Олав Харальдссон (995–1030 гг.), норвежский конунг с 1014 по 1028 г, объединитель и христианизатор Норвегии."

В кратце постараюсь изложить основные вехи жизни этого выдающегося человека.

- известен под именем Олаф Святой, Олаф Харальдссон, Олаф Толстый; Óláfr DigreOlav den hellige/Heilag Olav; 9951030) — король Норвегии с 1015 года по 1028 год. Представитель династии Харальда Прекрасноволосого;
- троюродный племянник своего предшественника Олава Трюггвасона; четвероюродный брат своего преемника Харальда Сурового Правителя;
- один из самых почитаемых в Скандинавии общехристианских святых (почитается также на Руси);

Отец Олафа Харальд Гренладец был погиб при очень интересных обстоятельствах. Он сопровождал некоего "Виссивальда из Аустерверга" (Всеволод, Всеслава или Вячеслава из Восточных- земель-возможно-Руси) в сватовстве к Астрид Гордой (да-да, той самой из-за которой погиб и предыдущий коннуг Олаф Трюгвассон). Обоих Астрид, оправдывая свое прозвище, сожгла в бане, возмущенная неродовитостью сватов.

После этого жена Харальда Аста Гудбрандсдоттир вышла замуж за богатого и миролюбивого бонда Сигурда Свинью, конунга в Хрингарики, троюродного брата погибшего. Олаф рос очень не похожим на своего приемного отца; мальчик был задиристым и воинственным. Чем несказанно радовал свою мать Асту, которая крайне трепетно относилась к своей позиции Жены Конунга хотела еще дополнительно получить не менее почетный титул Матери Коннунга. Напомню, что Мать Коннунга была на столько важной персоной в средневековой Норвегии, что сыновья самого известного, самого воинственного, самого викингового викинга Эйрика Кровавая Секира называли Сыновьями Гунхильд. Причем, для обычного человека того времени именование по матери могло восприниматься только как оскорбление (рожден вне брака, не признал отец или отец умер до его рождения). Но быть сыном Матери Коннунгов было поразительно почетно.

Стычки с приемным отцом зафиксировали даже саги:

[Spoiler (click to open)]

"Однажды Сигурд конунг собрался в дорогу. Никого из работников на хуторе тогда не было, и он попросил Олава, своего пасынка, оседлать ему коня. Олав пошел в козий хлев, выбрал там самого большого козла, привел в дом, надел на него седло конунга, а потом вышел и говорит, что конь оседлан. Сигурд пошел, увидел, что сделал Олав, и сказал:

— Видно, ты не хочешь слушаться моих приказаний. Права твоя мать, не следует заставлять тебя делать то, что тебе не по вкусу. Видно, мы с тобой разные люди. Ты более гордый человек, чем я.

Олав ничего не отвечает, усмехается и уходит."

также сага конечно же особо подчеркивает внешность Олафа, указывая, что уже с детства в нем были видны задатки великого правителя:

[Spoiler (click to open)]"Олав сын Харальда был невысок, коренаст и силен. Волосы у него были русые, лицо широкое и румяное, кожа белая, глаза очень красивые, взгляд острый, и страшно было смотреть ему в глаза, когда он гневался. Олав владел многими искусствами: хорошо стрелял из лука, отлично владел копьем, хорошо плавал. Он сам был искусен во всяких ремеслах и учил других. Его прозывали Олавом Толстым. Говорил он смело и красиво. Он рано стал умным и сильным, как настоящий мужчина. Все родичи и знакомые любили его. Он был упорен в играх, и везде хотел быть первым, как ему и подобало по его знатности и происхождению."

Честолюбивая Аста воинские устремления Олафа всячески поддерживала, к битвам подстрекала и даже на свои средства помогла собрать ему корабль. В свой первый боевой поход Олаф выступил в 12 лет. Воевал в Дании, Швеции и Финляндии. Далее последовал стандартный викингский экскурсионный тур по побережью Англии и Франции. И через 3-4 года, перезимовав у родственников в Нормандии, Олаф принимает решение вернуться в Норвегии и попытаться подчинить ее себе и объеденить уже наконец.

Далее следует длительное "собирание земель", несколько затяжных войн со Швецией, попытка женитьбы на Ингегерд (http://users.livejournal.com/yousei_/197137.html) и активное насаждение христианства в Норвегии... и из-за этого опять началась буря... То есть народные восстания. Богатые и знатные целыми кланами сбегали к датскому и шведскому коннунгам, активно склоняя их к боевым действиям против Норвегии. Внутри страны также творилась смута и постоянно вспыхивали восстания и бунты.

И вот, пробыв 14 лет единоличным правителем Норвегии Олаф вынужден бежать на Русь. Причины этого пространно излагает Снорри Стурлусоном, цитируя ранние источники: монах Теодорик сообщает, что «король Канут пришел с неисчислимым войском», а в житии Олава говорится, что, «будучи не в состоянии противостоять множеству [врагов], он ушел в Русцию, считая разумным уступить на время».

и далее важная цитата:
[Spoiler (click to open)]"Хальвдан Кут на основании очень нехарактерного сообщения «Истории Норвегии» о зимовках Олава во время его юношеских походов в Хольмгардии (Новгороде) заключил, что именно по этой причине Олав в конце своей жизни тоже отправился на Русь [Koht 1921. S. 125]. Однако следует подчеркнуть, что «История Норвегии» — единственный из источников, содержащих сведения об Олаве Святом, который не говорит о его бегстве на Русь в 1029 г. Так что, вероятнее всего, в том раннем сообщении была контаминирована информация о грабежах Олава в юности в Аустрвеге и о его спасении от войска Кнута и внутринорвежских сил на Руси. Причина выбора Олавом места временного укрытия с легкостью вычленяется из известий «Древнейшей саги», «Легендарной саги», «Круга земного»: это родственные связи посредством браков между Ярославом и Олавом, ибо женаты они были на сестрах — Ингигерд и Астрид, соответственно.

Думаю, что М. Б. Свердлов справедливо объясняет бегство на Русь норвежских вождей, потерпевших поражение в борьбе за власть у себя на родине, «активным участием Руси в политической жизни Скандинавии» [Свердлов 1974а. С. 62]."


Находясь у нас, Олаф начал (как и любой порядочный святой) творить чудеса. Исцелил мальчика от болезни прикосновением:

Исцеление Олавом мальчика в Гардарики относится к одному из немногих прижизненных чудес Олава:

[Spoiler (click to open)]

Так говорится, что в Гардарики был такой случай, тогда когда там был конунг Олав, что у сына одной знатной вдовы образовалась опухоль в горле и мучила она его так сильно, что мальчик не мог глотать пищу, и считали его смертельно больным. Мать мальчика пошла к княгине Ингигерд, поскольку она была с ней знакома, и показала ей мальчика. Княгиня говорит, что она не знает никакого лечения, чтобы помогло. «Пойди, — говорит она, — к конунгу Олаву — он здесь лучший лекарь — и попроси его провести руками по больному месту у мальчика, и сошлись на мои слова, если он не будет соглашаться».

Она сделала так, как сказала княгиня. И когда она пришла к конунгу, тогда говорит она, что сын ее смертельно болен, что у него опухоль в горле, и попросила она провести по опухоли руками. Конунг говорит ей, что он не лекарь, попросил ее пойти туда, где есть лекарь. Она говорит, что ее сюда прислала княгиня, — «и она просила меня передать ее слова, чтобы ты лечил так, как ты умеешь, и сказала она мне, что ты здесь, в этом месте, — лучший лекарь». Тогда конунг согласился и провел руками по горлу мальчика и долго ощупывал опухоль, до тех пор пока мальчик не открыл рот. Тогда конунг взял хлеб и отломил немного, и положил крестом у себя на ладони, затем положил он это в рот мальчику, и тот проглотил. И с этого момента прошла вся боль в горле. Через несколько дней он был совсем здоров. Его мать была очень счастлива, а также другие родичи и знакомые мальчика. Тогда из-за этого стали поначалу думать, что у конунга Олава такие способные к лечению руки, как у тех людей, которые владеют этим искусством и о которых говорят, что у них хорошие руки, но позднее, когда всем стало известно о его чудесах, тогда это было воспринято как настоящее чудо [ÍF, XXVII, 341–342].



Находясь в гостях в Новгороде, Олаф долго и мучительно колеблется, не имея возможности принять решение, что ему делать дальше - вернуться домой и окунуться головой в смуты и сражения или спокойно дожить свой век в богатстве и спокойствии у нас. Ответ на его молитвы дает бог, Олаф получает видение, требующее его возвращения в Норвегию.

Небольшой рассказ «Отдельной саги» и «Круга земного» о том, как Олав Харальдссон сообщает Ярицлейву и Ингигерд о своем желании отправиться на родину (после знамения, данного ему во сне), весьма показателен в плане стереотипности используемой Снорри лексики:

[Spoiler (click to open)]

После того как конунг Олав решил для себя, что он хочет отправиться домой, тогда сообщил он об этом конунгу Ярицлейву и княгине Ингигерд. Они отговаривали его от этой поездки, говоря, что в их государстве он может иметь такую власть, которая кажется ему наиболее подобающей, и просили его не ехать во владения своих врагов с таким малым войском, какое у него там было. Тогда конунг Олав рассказывает им свой сон и говорит при этом, что, как он подумал, это было знамение Божье. И когда они поняли, что конунг решил отправиться назад в Норег, тогда предложили они ему всю ту помощь в подготовке поездки, какую он хотел бы от них получить. Конунг благодарит их прекрасными словами за их участие, говорит, что он охотно примет от них то, что ему нужно для поездки [ÍF, XXVII, 343].

Предлагая Олаву не уезжать и остаться на Руси, Ярицлейв и Ингигерд, согласно Снорри, говорят, «что в их государстве он может иметь такую власть, которая кажется ему наиболее подобающей». Точно так же Олав Шведский предлагает приехавшему к нему норвежскому ярлу Свейну остаться у него «и взять там в управление то ярлство (ríki — «государство», но может быть и «ярлство» — от jarlsríki), которое ему кажется подобающим» [Ibidem, 71]. Для сравнения приведу фрагмент из «Младшей Эдды» Снорри Стурлусона: Гюльви, конунг в Свитьод, узнав, что из Азии идут асы, поехал им навстречу и просил, «чтобы Oдин имел в его государстве такую власть, какую он сам хотел бы» [Snorra Edda, 8]. Число примеров легко можно увеличить. Стереотипность формулировок заставляет сомневаться в достоверности сообщаемого Снорри, тем более, что его информация разительно отличается от той, что содержится в более раннем источнике, а именно в «Легендарной саге» [Leg. s., k. 78]. Это — с одной стороны. С другой, — рассказ о приеме, оказанном Олаву Ярицлейвом, построен в соответствии с вполне определенной литературной формулой, ориентированной на возвеличение знатного скандинава за пределами Скандинавии [Джаксон 1978. С. 282–288], что еще несколько снижает в данном случае достоверность саговой информации.



Оставив своего сына Магнуса на попечении у новгородского князя и княгини, Олаф Свяой с малой дружиной возврщается на родину, где и гибнет от рук бондов в битве при Стикластадире «в среду в четвертые календы августа месяца» (т. е. 29 июля) 1030 г.

Tags: гардарика скандинавия история
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments