Category: происшествия

Category was added automatically. Read all entries about "происшествия".

(no subject)

Письма из 1918 года. Моя прапрабабушка пишет письмо своей дочери, предполагая, что жить осталось несколько дней. Сама она в Ростове-на-Дону, окруженном большевиками (в семье два офицера -белогвардейца), а дочь ее, Вера, с мужем и сыном Алешей - в голодном Петрограде.
Честно говоря, после прочтения первого письма мы все тут были немного не в себе. Оно такое пронзительное, настоящее прощальное письмо, меня только удивило, что ни одного матерного слова в нем нет, а ситуация тогда представлялась патовой.

Почему так мало внимания Гражданской войне? Копья ломают вокруг второй мировой, а корень многих зол - там, в Гражданской!

Следует добавить, что и Мария Дмитриевна, и Вера с Алешей жили долго и по-разному. Мария Дмитриевна успела познакомиться со всеми своими внуками и умерла в 1939 году, ее дочь Вера дожила до 91 года и успела увидеть даже меня, пятую по счету правнучку.
Сейчас автор поста (мать моя) расшифровывает еще одно письмо - ответ Веры на первое письмо Марии Дмитриевны. Так что to be continued.

Оригинал тут: vipera Моя мать - героиня. У меня бы терпения не хватило расшифровать этот почерк, да еще и с ятями!

1.
27 Января 1918. Ростов на Дону.
Милая, родная Веруша, жива ли ты, Алеша, Аркадий; мы отрезаны от Вас – надолго ли? И придется ли увидеться – вряд ли. Я пользуюсь случаем и посылаю тебе письмо с Господином, который думает пробраться в Петроград. Может быть, тебе удастся получить это мое последнее письмо.
Мы сидим, окруженные плотным кольцом большевиков, которым Крыленко обещал отдать Ростов на 3-хдневное разграбление, если они его возьмут. Таганрог горит, Collapse )

В голове вертится:
"Ой, куда мне деться, дайте оглядеться!
Впереди застава, а сзади западня.
Белые, зеленые - золотопогонные,
а голова у всех одна - как и у меня.

Журавль по небу летит, корабль по морю идет,
А что меня, куда влечет по белу свету..."

(no subject)

25 лет назад мне было шесть лет.
Почему-то мне очень хорошо запомнился один день - наверное, 8, 9 или, может быть 10 мая. Был какой-то выходной, мама была дома, жарила на кухне котлеты, я в веселом настроении бегала и бузила.
Раздался звонок в дверь, и я побежала открывать. На пороге стоял смутно знакомый человек, он начал что-то путано объяснять, будто бы он - дядя Коля.
Подошла мама, выяснилось, что это в самом деле - дядя Коля из Архангельска, папа моих многоюродных сестер, который оказался в Питере проездом из Чернобыля домой.
Я помню, что я быстро слилась из кухни, потому что выходной день, очевидно, кончился, а узнать что-то про Дашу и Дину не представлялось возможным.
Человека в таком состоянии я видела впервые. У него было лицо - тогда я подумала, что красное, сейчас я бы сказала - черное.
Дядю Колю вызвали из Архангельска на ликвидацию аварии на Чернобыльской АЭС.

Между тем, только дня через два после его отъезда в Архангельск появилась какая-то информация об аварии по телевизору. Недели две никто ничего не знал.