Ксения Долинина (xenya__) wrote,
Ксения Долинина
xenya__

Category:

Неве-Цедек - история о нелепых прерассудках, романтических отношениях и страшной литературной мести

Вчера были на экскурсии по Неве-Цедек с экскурсоводом, который вовсе не экскурсовод, а рассказчик историй про Тель-Авив, больной этим городом на всю голову (это, на мой взгляд, определяющее условие для того, чтобы стать хорошим экскурсоводом). Чудный дядька. Я читаю его жж на несколько лет назад, и это оказывается неизменно интересно: http://tomcat61.livejournal.com/

Среди многих и многих тель-авивских историй, которые он нам рассказал за три часа экскурсии, была романтически-ехидно-поучительная история об израильском писателе Шае Агноне. Его тогда звали менее благозвучно - Иосиф Шмуэль Чачкес, он приехал в Тель-Авив из Бессарабии и поселился в Неве-Цедек, сняв комнату у одной вдовы по фамилии Абулафия с кучей детей.

Окно комнаты выходит на маленькую улочку, недалеко плещется море, но вид на высокие тель-авивские волны заслоняет большой дом, владельцем которого в те времена был Аарон Шалуш - предприимчивый человек, хозяин слесарной мастерской и кирпичного заводика, который снабжал кирпичом половину строек тогдашнего Тель-Авива. Молодой человек часто сидел у окна, раздумывая, вероятно, о своем великом будущем, и произошло неизбежное: одна из юных дочек Шалуша обратила на него свое избирательное внимание, а он, конечно, стал заглядываться на нее. Получился роман - но в духе романов того времени: с записочками, улыбками из-за занавесок и нежно-дерзкими взглядами из под опущенных ресниц.
Когда папаша заметил, что с одной из дочек приключилась такая беда, он пошел к ней и сказал: "Нет, нет, нет, нет и нет. Во-первых, мы почтенные ашкенази, а он какой-то сефард. Во-вторых, где его семья, спрашивается? Что он делает один в Тель-Авиве? И он, к тому же, писатель! А хуже писателя может быть только убийца!". Короче говоря, папочка подослал сыновей и они доходчиво объяснили Иосифу Шмуэлю, что он ни разу не прав. Крепко побитый писатель больше не докучал девушке. Так эти отношения скончались, не вполне начавшись. Но история-то на этом не закончилась.
Опечаленный юноша сел перед тем же окошком за письменный стол, написал рассказ "Соломенные вдовы" (никак не могу найти в сети) и получил за него Нобелевку. Позже он написал много других рассказов (например, http://lib.rus.ec/b/120194), в том числе об Израиле, в рассказах упоминаются разные почтенные и не очень семьи, но семья Шалуша, столь известная и могущественная в то время, не упомянута ни разу.
Мало того, в одном из рассказов (пока не нашла, в каком - не дочитала) Шай Агнон описывает чудесный вид на море, который открывается из его окна, и отмечает, что взгляду его ничто не мешает любоваться волнами. Это фантазия в чистом виде, потому что дом Шалуша никуда не делся до сих пор и продолжает успешно заслонять вид на море для жителей дома Абулафии. Это была тонкая литературная месть оскорбленного в лучших чувствах писателя.

Да. Это легенда. Что тут вымысел, а что - правда, может, даже и сам рассказчик тель-авивских историй не знает. А реальность заключается в том, что дом Шалуша сейчас принадлежит Роману Абрамовичу.
Tags: ישראל
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments