Неуловимый Джа (xa__) wrote,
Неуловимый Джа
xa__

Ну и продолжение истории о Красном Телефоне!

Продолжение знаменитой истории о Красном Телефоне -- http://www.livejournal.com/users/xa__/60565.html

Два сына дяди Пети
Вот так и закончилось детство мальчика по имени Вова. А над верхней губой даже вырос светлый пушок. И хотя сам мальчик Вова, оправдываясь, говорил, что "щетина" на самом деле не щетина, а прилипшие ворсинки от ватки, которой он ежедневно протирал своё лицо во избежание юношеских прыщей, факт этот во дворе приметили и стали величать мальчика Вову не иначе как "дядь Володей".



Вова на это сильно обижался, и только Вадька Косогоров из соседнего подъезда да Костик Головоломский из квартиры напротив не называли его дядей. На этой почве и стали они друзьями закадычными и всегда бродили вместе, как три мушкетёра. Отец да и мама володины неожиданно тоже стали считать его взрослым, и однажды папа за ужином переглянулся с мамой и говорит:
-- Совсем возмужал ты у нас, сынок... Пора тебе, Вовка, жениться!
-- Да как же я женюсь? -- захныкал Вовочка. -- Я же ещё мальчик!
-- А щетина на бороде? -- не растерялся папа. -- А "дядь Володя"? А вот ещё послушай: брат мой Петя -- дядя???
-- Ну, дядя... -- мальчик Вова от неожиданности даже не догадался возразить, что мол, не щетина у него вовсе, а ватка прилипшая была (Да и где она теперь? Нету!), да растерялся и только промямлил:
-- Ну, дядя, конечно, кто ж ещё...
-- Так у него жена есть, тётя Тамара! И уж не первый год, да, надеюсь, и не последний. (Тут папа почему то криво усмехнулся и снял хлопчатобумажный носок.) Пора и тебе...
Володя прямо встал в тупик от такой постановки вопроса и понуро побрёл к Вадику и Костяну -- советоваться. Те молча выслушали рассказ друга, налили ему сто грамм газировки, а Косогоров и говорит:
-- Ну что, горевать нечего, невесту мы тебе подыщем, есть у меня одна на примете -- Любовь Васильевна, в моём подъезде проживает в квартире трёхкомнатной с дверью железной.



-- Так она же моя учительница! -- Вовка, казалось, чего-то недопонимал.
-- Ну и что? Вон у Маркса жена тоже была старше его, и намного! И жили-поживали, хотя и немцы...
-- Так у Маркса борода была какая! А у меня так -- баловство одно... да к тому же из ваты.
-- Вот-вот, как раз то, что надо! – из-под комода неожиданно выбежал дядя Петя собственной персоной, только маленького роста. -- Мы тебя Дедом Морозом замаскируем, к Любовь Васильевне придём и скажем: так, мол, и так, Новый год, типа, праздник-праздник и всё такое. Ну, она тебя чаем, как водится, напоит с вареньем абрикосовым, а там и до свадьбы рукой подать!
-- И будет Любовь Васильевна твоей Снегуркой, -- добавил друг Вадик ради шутки.
Но Любовь Васильевна чаем поить не стала, а указала на дядю Петю пальцем своим длинным, да и говорит:
-- А это что за мальчик, из какой школы?
-- А это брат вовкин... двоюродный, -- не растерялся Вова, замаскированный Дедом Морозом, -- на каникулы приехал! Вероятно.
-- Так надо его к родителям отвести, потому как поздно уже, -- вовкина будущая невеста схватила дядю Петю за ухо его лопоухое и потащила к володиным родителям.
А когда уже были на месте, дядя Петя разозлился на учительницу за то, что она выставляет его перед женой Тамарой и братом в невыгодном свете, и каким-то неуловимым движением уменьшил Любовь Васильевну. И тут все увидели, что она на самом деле -- девочка Любка Жирнова с седьмого этажа. А Люба загадочно улыбнулась и говорит:
-- Вы закон сохранения энергии читали? Когда дядя Петя хотел вас всех рыбинам скормить и уменьшил, я как раз в тот момент из магазина возвращалась с покупками и неожиданно стала взрослой. Природа не терпит пустоты, -- тут Люба покраснела, -- ну, я и того... Съела все продукты из сумки, картошку там, колбасу, скумбрию свежемороженую. Поэтому когда все снова увеличились, я такой и осталась: еда внутри не дала телу вернуть девичьи формы. Ну, а потом началось -- "Любовь Васильевна", "Любовь Васильевна"! В школу устроилась -- учительницей, естественно. Выпивать, конечно, начала, папиросками дымить. Но теперь я это дело брошу.
-- Почему? -- удивлённо спросил папа.
-- Не могу больше! -- ответила девочка Люба очень хриплым голосом, и все рассмеялись, думая, что это шутка.



Тут пришли дедушка с бабушкой с большой корзиной подарков, и все вспомнили, что скоро Новый год. Всем подарили всякие смешные безделушки, а дяде Пете достался большой аквариум, акваланг из кефирной бутылки и гарпунчик, сделанный из заточенного нового гвоздя. Он тут же начал нырять, как Жак Ив Кусто, и набил килограмма четыре вкусной икряной рыбёшки с блестящей чешуёй. Пожарили её -- и за стол!
Пригласили даже толстую тётю Тамару и худенькую Любку Жирнову -- для контраста. А когда Вован папиным кирзовым сапогом, который папа из армии принёс, когда был рядовым, начал раздувать большой дедовский самовар, от обильного пара ватная борода его отпала, и все увидели мальчика Вову.
-- Так ты и взаправду ещё малыш? -- с виноватой улыбкой спросил папа.
-- Папаня! -- Вова бросился к отцу, и все смахнули скупые слёзы радости. Но Вадик да Костян ничему не удивлялись, а только перемигивались, потому что именно они всё это и подстроили, и теребили в кармашках свой талисман -- обломки от КРАСНОГО ТЕЛЕФОНА, ведь дядя Петя был им и за отца, и за мать.
И откуда только взялась эта троица? Кто такая тётя Тамара и почему папа Володи всегда, когда говорит о ней, криво ухмыляется и снимает хлопчатобумажный носок? И как по-настоящему звали мальчика Вову? Неизвестно... Вот такая вот история.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments