Неуловимый Джа (xa__) wrote,
Неуловимый Джа
xa__

Во, ехал в редакцию на трамвае, придумал

БЫСТРЫЕ ПЕРЕМЕНЫ

Василий Щеглов, около 35 лет, просыпается утром с головной болью, и ощущением, что вчера случилась какая-то херня, о которой ему хотелось бы навсегда забыть, но... какое-то неприятное шевеление... Точно! Медленно проклюнулся и сфокусировался позор...

ФЛЕШБЕК. Далеко за полночь. Он приходит домой навеселе, только что провел важную успешную встречу с продюсером по сценарию, супруга с ноутбуком на диване, просматривает какие-то диски. "Вот, решила посмотреть, что ты принес". И вдруг: "Ох!". Он подбегает к ноутбуку. Ну точно. Он принес с работы не тот диск. Очищал компьютер от фотографий, и слил все на болванки, и с одной ошибся. Из стопки "для работы" она как-то попала в стопку "для дома". И ладно бы какой-то реально крутой компрометирующий эпизод, или, хотя бы, актуальный, так еще какая-то древняя хрень, причем с какой-то не особо привлекательной милашкой... О, УЖАС!!! О, СТЫД!!!

Щеглов вскакивает с дивана, где он спит без простыней, смотрит на часы: 8.45! Срочно принять душ, незаметно переодеться, и свалить на работу - главное, что б не встречаться. Ситуация, конечно, не из приятных - на этих фотках он фигурировал даже голым, в бане, но надо свалить, а там видно будет!

В целях конспирации, не стал пользоваться феном, как-то ловко оделся и быстро свалил.

Щеглов скачет по улице, чуть ли не вприпрыжку, радуясь тому, как, с самого утра, он ловок и энергичен. Мысль о вчерашнем позоре накатывает, само собой. Но он старается видеть в ней смешные стороны, хотя, ясное дело, круче минуса не бывает.

Вот, трамвайная остановка, трамвай! Как раз успевает. Подбегает к трамваю, довольный, что успел, стоит в очереди, она странно не двигается. Когда трамвай уезжает, Щеглов понимает, что очередь в итоге состояла из одного парня, который стоял перед ним, как раз перед трамвайной дверью, и не двигался, словно бы и не собирался туда заходить.

Что делать? Ждать второго. Приходит "десятка". Но нужна "тридцатка"... Пока Щеглов ждет, он пишет что-то в свой коммуникатор, на морозе пальцы не попадают по клавиатуре, и тут же вспоминает вчерашний разговор на лестнице...

ФЛЕШБЕК. На лестничной площадке в редакции трое, все курят.

Первый: "Вот хочу слепую печать освоить, мне кажется, что отсутствие этого навыка меня тормозит..."

Второй (это Василий Щеглов): "Как же это тормозит? Я, например, когда статью пишу, или сценарий, например, очень медленно мысль формирую, потому, хоть одним пальцем набирай - успеешь. Я, кстати, именно одним и набираю".

Третий: "Действительно непонятно".

Первый: "Да мне для расшифровки интервью, очень много времени на это уходит".

Щеглов: "Да что за чушь! Найми себе кого-нибудь, эти услуги недорого стоят".

Третий: "Действительно, ты еще научись сам себе башмаки шить".

Первый (задумчиво): "Забавно... Я как раз об этом и сам давно мечтаю..."

Флешбек заканчивается, подъезжает "тридцатый" трамвай, но Щеглов опять не попадает в него, и опять ему мешает тот же самый парень, просто преграждает, и не пускает, и сам не заходит.

Парень, извиняясь, поясняет, что проиграл друзьям в карты, и теперь должен не пустить именно в "тридцатый" маршрут 5 людей на протяжении пяти раз.

Щеглов: "Но почему я?!"

Парень: "Вы безобидный на вид"

В голове у Щеглова опять вспыхивает вчерашний ужас, он впрыгивает в "десятку" - хоть и не так удобно, как на "тридцатом", но зато и парень не мешает.

В трамвае постепенно начинают вспоминаться подробности вчерашнего, опять флешбек.

Вчерашняя ночь. Щеглов, что б сгладить весь ужас ситуации, и хотя бы свернуть этот ужасный просмотр, начинает имитировать бурную работу на ноутбуке, отбирая его у супруги. Он мотивирует это тем, что "люди ждут". Так вот и для того, что бы все выглядело правдоподобно (а супруга молча сидела рядом и наблюдала), он был вынужден написать около десятка правдоподобных писем.

И вот только сейчас он вспоминает, о чем именно были эти письма.

Дмитрий, срочно приступай к расследованию деятельности аферистов, которые занимаются Интернет-подставами. Скоро ли статья про пушнину?

Максим, я думаю, что пришло время, наконец, разобраться в деятельности игорного бизнеса, скоро их прикроют, куда пойдет волна, в подполье? Говорят, уже сейчас процесс пошел...

Ну и в таком духе. Так Щеглов муторно перебирает письма, до 7-го письма.

Алексей, почему бы тебе не написать о сектах, тренингах личностного роста и др.? Мы давно о бизнесе на религиях писали, в 2001-ом. но эту надо сделать не такой общей, а отобрать ребят, о которых точно известно, что они за деньги, типа сайентологов. Ты пока копни, слух пусти, на форумах запросы размести, посмотрим на их реакцию, а там решим. А пока пиши о контрафакте, про промышленное производство левых дисков, Саша Соловьев скоро фактуру сольет. Когда сдашь "Ночную смену"?

И тут - звонок на мобилу, звонит как раз Леша. Блин, и остановка! Щеглов говорит в трубку, что перезвонит, но Леша настойчив: "Меня задержала охрана сайентологов, требуют, что бы кто-то из наших срочно подтвердил мою личность."

Через беседу с Алексеем пробивается еще один вызов - Дмитрий! Щеглов переводит разговор на второй вызов, Дмитрий в панике: "Что мы наделали! Я только-то и написал пару невинных запросов, а меня уже подставили, посмотри "Яндекс", в первых запросах по чему угодна выбрасываются ссылки на сайт, где написано, что я отсидел за мошенничество два года"

Третий вызов - какой-то незнакомый номер. Незнакомый женский голос говорит, что работа началась, и теперь главное не забывать насчет условий. Она говорит, что надеется, что главный герой понимает, какую машину он запустил, и советует ему ничему больше, что произойдет далее, не удивляться...

Щеглов: "Но кто вы?"

Женский голос: "Я из одиннадцатого письма"

Вызов обрывается, на проводе Алексей: "Слушай, только что, одна из них, говорила с тобой по телефону! Что происходит?"

Щелчок, вызов Алексея обрывается, на связи опять женский голос: "Ничему не удивляйтесь..."

Щеглов находит себя на остановке трамвая, в районе м. Щукинская, садится в "тридцатку", что происходит, непонятно, но тут контролер требует у Щеглова билет. Щеглов предъявляет билет, но контролер говорит, что придется выходить, что-то не так.

Щеглов тем временем лихорадочно пытается принять на свой коммуникатор вчерашнюю почту, он всегда себе все дублирует на специальный адрес. что было в одиннадцатом письме?

Почта никак не загружается, его выводят из трамвая, требуют документы. Щеглов ищет паспорт или удостоверение, нету!

Приходит СМС от Алексея: NE VER MILITCIONERU!

К контролерам подходит милиционер, они ему поясняют, что поймали подозрительного человека, который ехал по поддельному билету, как раз сейчас подделка таких билетов активизировалась, а по описанию он очень похож на их главаря. И показывают милиционеру фоторобот. На лицо на фотороботе и правда чем-то Щеглова напоминает.

Щеглов, наконец, что-то находит, достает, смотрит, но тут же начинает прятать обратно. Милиционер у него изымает удостоверение: "Так-так-так, посмотрим..."

На удостоверении ФФСБ - Василий Щеглов, только удостоверение выписано на Антона Гномова.

Щеглов начинает пояснять, что это все ерунда - удостоверение одного фонда, стилизованное под ксиву ФСБ, дескать, они этим зарабатывают, вот он, Василий Щеглов, что бы проверить факты, пришел к ним без паспорта. и они спокойно сделали ему удостоверение на первое имя, которое он успел придумать.

Тем временем мент пробивает Антона Гномова, выясняется, что Антон Гномов, вообще-то, в розыске, по целому ряду обвинений, связанных с мошенничествами в высокотехнологичной сфере...

Щеглов пытается позвонить в редакцию, но телефон садится. Мент просит Щеглова пройти в автомобиль, его ведут двое контролеров, они его держат с двух сторон за руки.

Машина трогается, но на перекрестке ее подрезает огромный черный джип, прижимает к обочине. оттуда выскакивают ребята в черных пиджаках, Щеглов узнает охрану из "Коммерса"! Как они узнали?

Ребята из "Коммерса", впрочем, не очень любезны. Один из них - добродушный, казалось бы, Леня Рудков - быстро расправляется со свидетелями, выпускает ровно три пули из пистолета с глушителем, а Василия сажают на последнее кресло, и везут в родную редакцию.

По дороге, Щеглов: "Зачем вы их застрелили?"

Рудков, добродушно оборачиваясь с первого сиденья: "А ты, кстати, хотел бы пострелять в людей? Говори, не стесняйся, теперь можно!"

Щеглов: "Как Клайв Оуэн, в "Пристрели их всех!", скоро, говорят, вторая часть выходит, вроде бы еще круче первой. Вот именно так, как Клайв Оуэн я бы и хотел пострелять - много, точно, в отрицательных героев, причем с шутками, остроумно. Зря все-таки Оуэна не взяли на роль Джеймс Бонда, это боксер совсем плох".

В редакции - допрос, который касается диска, который Щеглов оставил у себя на столе. На ряду с домашними фотографиями, там было еще и фото с американским послом в Ирландии, на приеме в посольстве, в честь Дня Благодарения.

"А вот это кто?" - спрашивает руководитель службы безопасности, Семеныч.

На втором плане, какой-то мужик, около 50 лет, Щеглов никак не может понять, кто это. А это тем более странно, что мужик его явно как бы похлопывает по плечу.

"Вот это, - поясняет Семеныч, - Леонид Крымчивнюк, гражданин Украины, заклятый враг нашего главного акционера, сейчас Леня находится в бегах, и у нас есть подозрение, что он использовал тебя как контейнер для своего послания. Можно увеличение?"

Идет увеличение, хорошо видно, что под пальцами Леонида какой-то контейнер, он его цепляет на свитер Щеглова.

Семеныч: "Вася, где этот свитер?"

Щеглов: "Черт, я его забыл у Сержа на даче, а Серж сейчас в Лондоне, по своим делам"

Семеныч: "Черт, мы его упустили, он точно отправился к Крымчивнюку! Срочно билеты на всю команду. Включая его..." (кивает на Щеглова).

Щеглов: "Петр Семеныч, зачем Рудков застрелил милиционера и контроллеров?"

Семеныч: "О, господи! Вы ему ничего еще не рассказали? Щеглов, ты ведь мечтал о том. что бы пострелять как следует, держи!"

Достает из стола большой автоматический пистолет, кобуру, и несколько обойм.

Семеныч: "Сорок пятый, люгер, мозги вышибает на раз-два-три, надеюсь, он тебя не подведет"

Следующий эпизод: идет преследование. За несколькими джипами СБ "Коммерсанта", что мчат по Ленинградке к Шереметьево-2 идет погоня со стрельбой. Пули щелкают по обшивке, охранники отстреливаются, один из них ранен, другой убит.

- Давай, стреляй, чего застыл, - Семеныч дает в руки Щеглова его большой люгер, - у тебя четыре обоймы! Помни, в каждой по 16 зарядов!

Щеглов открывает верхний люк, быстро и как-то очень ловко вылезает по пояс, производит 3 прицельных выстрела, и тут же ныряет назад, пролетающая пуля чиркает ему по голове, но все выстрелы попали в цель - три автомобиля преследователей отстали, но на хвосте еще 7!

Семеныч: "Отлично стреляешь, Щеглов, занимался стрельбой?"

Щеглов: "Никак нет, Семеныч, как-то все интуитивно, как тот самый флешмоб - "На живца", который год назад всколыхнул весь Интернет"...

В это время джипы "Коммерса" очень ловко уходят от погони, а Семеныч дает из правого окна длинную очередь из пулемета "Калашникова", чем окончательно рассеивает погоню.

Один из автомобилей преследователей взрывается, на автомобиль, в котором Семеныч и Щеглов мчит колесо, Щеглов опять выскакивает из люка, и всаживает пули в колесо одну за одной, колесо отлетает.

Семеныч: "Ты прямо как Клинт Иствуд, так что за флеш-моб.
 
ФЛЕШБЕК. Щеглов рассказывает  про свою идею "На живца", суть которой в том, что на видном месте участник флешмоба оставляет нечто ценное - пачку сигарет, купюру, мобильный телефон и др., а затем снимает на скрытую камеру, как разные прохожие на все это реагируют.
 
Щеглов: "Идея пошла на ура, все реагировали по разному, эти ролики стали главным событием Рунета"

Семеныч: "Точно, я же тоже видел сюжет, как одна старушка отпиралась от того, что взяла "Биг Тейсти" у "Мак Дональдса", ее засняли, а она врет! Потом еще расплакалась, говорит, ради внука...
 
Они подъезжают к аэропорту, мимо щита: "Попался!".

Щеглов вдруг вспоминает ужасное ночное происшествие, начинает кривиться, как от зубной боли, и тут же открывает коммуникатор, который он подзаряжает от зарядки в авто, пытается скачать 11-ое письмо, кто эта женщина?

Но именно это письмо отказывается загружаться, а между тем, Щеглова уже толкают к пункту досмотра, всю команду пропускают по кивку Семеныча.

Из динамиков на стенах, какая-то юмореска, и громкая реплика: "Прямо голым в бане, попался!"

На этой фразе Щеглов приходит в себя, оттого, что все вокруг мигает красным, и гудит тревожный сигнал: "бип, бип, бип. Бип."

Семеныч: "Молись, Вася, прямо над Лондоном ракетой сбили, падаем..."

Тут - взрыв, самолет разрывает на куски, Щеглов падает вниз, прямо рядом с ним падает командир экипажа, он мёртв, в сердце торчит нож, но у него есть парашют! Щеглов снимает парашют, одевает его на себя, дергает кольцо, прямо под ним - Лондон.

Щеглов спускается вниз, сквозь облака, прямо на Лондонский смог, тут раздается звонок, на коммуникаторе: СЕРЖ!

Щеглов: "Серега, привет! Давно не виделись, красавчик!"

Серж (извиняющимся тоном): "Щегол, прости за напряг, но, похоже, я влип. Сейчас звоню тебе из лондонского метро, прикинь, спасибо местным диггерам. Но, вообще-то, на меня идет охота..."

Щеглов: "Серега, стоп..."

Серж: "Я не пьян, клянусь, только не бросай трубку! Е2, Е4..."

Связь прерывается.

Но в наушниках женский голос, из 11-го письма: «Не пытайся открыть 11-ое письмо, просто подумай о самом важном, что тебе пришло в голову вчера поздно ночью, в этом и есть ключ к разгадке»

Щеглов в полной тишине спускается на Лондон… На какой-то лес…

В лесу, перерезает стропы, проверяет пистолет, люггер в порядке, Щеглов заменяет обойму, в тот момент, когда заменяет, справа поднимается моховая кучка, Щеглов тщетно щелкает курком, обойма еще не стала, более того, выпадает!

Из моховой кучи – Литвиненко в масхалате: «Ты меня узнал? Я жив, идем, Серега тебя ждет.»

Идут по лесу, быстро выходят в Лондон, на окраину, ныряют в подвал, тут же выходят у Биг Бена, потом в метро, на рельсы, и в сторону, а там квартира.
 
Серж со своей обычной компанией (в эту же компанию входит и Щеглов) зажигают, Серж с гитарой, как всегда поет БГ: "Сестра, дык, елы палы!" Все смеются, Серж поднимается: "Вася, привет! Предлагаю всем выпить за Щеглова, всем без исключения!"

Достает специальную бутылку, всем наливает, но себе и Щеглову не наливает, говорит: «Выпьют все, а мы с Щегловым – за вас всех втройне, после вас».

Радостный гомон: «Благородно!», «Хотел бы я посмотреть на это тройне!», «Какой-то тут есть подвох…»

Подвох в том, что все, кто выпивают, тут же засыпают, падая, остаются только Щеглов и Серж.

Серж: «Вася, стоп. Я не пьян. Но их специально доставили, что б не было подозрений. Помнишь, после моего прошлогоднего дня рождения «Чойхона» еще не отошла? С тех пор, я вне подозрений. Так вот, слушай…»

ФЛЕШБЕК. Надпись внизу: май, 2003-его. Серж, Щеглов, прочие из компании, только более молодые, смеются, пьют пиво, где-то в Парке победы.

Серж (на этот момент, флешбек прерывается): «Ты ж помнишь, Щегол?»

ФЛЕШБЕК далее: Серж, вдруг, говорит: «Стоп, кодла! Вопрос для всего контингента!»

Щеглов (на этот момент, флешбек прерывается): «Я помню, Серж!»

ФЛЕШБЕК далее. Серж: «Давний наш спор, что лучше, город или деревня»

Щеглов: «И мы с тобой сошлись, что деревня есть человека снаружи, а город изнутри, но есть одна разгадка – теорема Эверетта, многомерность пространства.

В этот момент – вспышка. Флешбек прерывается, сцена разрушений, явно что в комнате что-то взорвалось причем что-то жесткое. Серж – посечен осколками, мёртв, все остальные, те, кто уснул – некоторые может и спят, но явно, что все трупы – кому сердце вилкой пронзило, кому голову отрезало блюдцем.

Щеглов сидит под столом, тут звонит телефон. Щеглов смотрит на экран: «Анжела». Супруга! Нажимает ответить, но связь прерывается.

В это время, свет в комнате гаснет, и включается проектор, на экране – Сергей.

Сергей: «Если ты видишь эти кадры, значит я уже мертв, и реально осознал, что там, за чертой. Но позволь тебе рассказать вот такую историю… Ты ж знаешь Ефима?»

Щеглов знает, но откуда знает Сергей? Все запутывается донельзя, сценарий таким быть не может, девять сюжетных переломов – это уже слишком, абсурд!

Но Серж на экране продолжает: «И вот, Ефим, с двумя приятелями, два дня жгли в Питере, мутили кокаин, но так случилось, что им его привезли к поезду, все 6 граммов. Что может быть глупее?».

На экране – сценка: Ефим платит деньги, берет пакет, затем они с приятелями, в купе, решают попробовать, ну и - всю ночь нюхают, в какой-то момент Ефим неудачно идет клеить уродливую проводницу, суета, бесполезная энергетика в купе, а утром, они все, как говорит Чеберко, «как граненные стаканчики», скатываются на перрон. Ни кокаина, который планировался на пару вечеринок вперед, ни сна, к тому ж, обеспечен необснованный и выматывающее-бесполезный бодряк на весь понедельник вперед. А как раз на понедельник работы и нет, все начинается во вторник.

Опять Серж на экране: «А я вот что скажу. Ты должен разобраться со своей главной проблемой, а если тебе нужен всего лишь твой свитер, то ты на нем сейчас сидишь, дружище! Всех благ тебе…»

Щеглов подпрыгивает, под ним свитер! А закладка мерцает, ее видно.

Неожиданно приходит СМС от супруги: «Постарайся не брать на себя лишнего. Если ты попытаешься понять, для чего это все было придумано, ты можешь понять, кому это выгодно в первую очередь. А уж тогда и до разгадки не так уж и далеко».

Неожиданно, откуда-то сверху: «Сопротивление бесполезно, вы окружены!». А потом вдруг, практически голосом Высоцкого: «Горбатый, я сказал, Горбатый!»

Звонок на коммуникаторе – Алексей: «Шеф, прямо за твоей спиной есть дверь, там наклеена Мэрелин Монро, она открыта. Прыгай в нее, и запирайся, как Шарапов, понял?»

Щеглов берет капсулу, засовывает ее в карман джинсов, оглядывается – точно, сзади плакат с Монро! Передергивает затвор люггера, и кричит, что есть сил: «Да пошел ты, сучок! У меня все козыри на руках»

В этот момент из углов подземелья идет дым, Щеглов засыпает.

Щеглов просыпается в каком-то театре. На нем – костюм смертницы. На лбу – что-то липкое, мягкое. В зал вбегает спецназ, один из спецназовцев приспускает маску, подмигивает, это Серж, он достает бутылку пива, бросает ее Щеглову, поясняя остальным спецназовцам просто: «Это из наших».

Щеглов пытается прийти в себя, все вспомнить. Но, почему-то, всплывает самое неприятное воспоминание – фотографии из бани, где он был голым с девкой не из самых лучших, и о стыд!

Серж, тем временем, времени даром не теряет. Он уже успел оттащить Щеглова куда-то за кулисы, и жарко шепчет на ухо: «Я уже не жилец, Щегол, но ты это кулончик светящийся не теряй, в нем самая тайна, за которой все охотятся».

Щеглов потрясен: «Серега, стоп, что происходит? Можно чуть яснее?»

Серега неожиданно замирает, и начинает оплывать, каким-то парафином. Это была кукла, робот!
 
Но когда от нее остается практически остов, губы куклы говорят обычным Серегиным голосом: «Задай им жару, чувак».

Тут что-то ударяет Щеглова по голове.

ФЛЕШБЕК. Леня Рудков, оборачиваясь в автомобиле: «Слышь, Щегол, а кроме стрелять, на боксе ж мечтал побывать, против Оскара де ла Хойи?»

Щеглов на ринге, причем на коленях. Рефери считает: «пять, шесть, семь…»

Щеглов встает, зал ликует, кто-то кричит «Рожденный в СССР!», Щеглов смотрит, перед ним –Оскар де ла Хояа.

Начинается бокс. Оскар атакует, но Щеглов умело обороняется, атакует, проводит апперкот –Оскар на полу!

Щеглов приходит в себя. Он висит на соснах. На стропах парашюта. Где-то гавкают собаки, слышна немецкая речь.

Щеглов перепиливает тропы ножом, падает вниз, достает люгер, когда из-за кустов выходят немцы, он их аккуратно, одного за другим, пристреливает. Пес – немецкая овчарка – мчит на Щеглова, что бы отмстить за хозяев, но Щеглов срубает овчарку в полуметре от себя, в прыжке.

Изучает содержание документа, который находит на овчарке, в маленьком кожаном контейнере, на ремне. На документе надпись – «Найти и уничтожить! Срочно».

Щеглова озаряет новая волна воспоминаний насчет вчерашнего, он пытается включить коммуникатор – батарейка хоть и села, но бывает, что и успеваешь что-то еще проделать, если заново включишь. Он запускает почтовую программу, загружает почту, вот и 11-ое письмо! Лампочка заряда мигает, письмо открывается.

Уважаемый Василий Щеглов, вы вызываетесь по делу о расследовании деятельности Кунцевского маньяка в период с 2000 по 2008-ой год. Ряд обстоятельств позволяют предположить, что в 2008-ом мы совершили ошибку, осудив не того человека. Но, возможно, именно вы имеете прямое отношение к раскрытию всех преступлений, которые были тогда совершены. А если по делу: мы приступили к операции, заказанной вами, согласно правам, вам предоставленными. Напоминаем, что просим вас соблюдать обязательства, которые вы на себя взяли. Но оплата ваших услуг идет в любом случае по тройному тарифу. Время первого допроса: 12.00, Кунцевский парк, кафе «У Оксаны».

Щеглов смотрит на часы – 11.40, осталось 20 минут, а вокруг и правда Кунцевский парк, гуляют люди, хорошо, что убитых фашистов и овчарки в кустах не видно. Щеглов приводит себя в порядок, выходит из кустов, спрашивает у первой же старушки, как пройти в кафе «У Оксаны».

Кафе «У Оксаны». За столом – Семеныч, Леня Рудков, еще несколько охранников из «Коммерсанта». Семеныч щелкает секундомером, когда заходит Щеглов: «Секунда в секунду, как я и говорил!»

Щеглов молчит, он ничего не понимает.

Леня Рудков: «Семеныч, он ничего не понимает!»

Семеныч: «Ну, так и задумывалось. Щеглов, ситуация хуже, чем мы предполагали, Леонид Крымчивнюк, оказывается, раздобыл тот свой контейнер, который тогда приклеивал к твоему свитеру. Теперь мы должны не допустить, что бы он смог воспользоваться полученными преимуществами, мы должны тебя ликвидировать, прости старик…»

Семеныч вытягивает руку с пистолетом. Щеглов закрывает глаза. Семеныч несколько раз клацает курком, Рудков хохочет: «Купился!»

Семеныч поясняет, что дело, конечно же, именно в 11-ом письме, теперь они и сами это понимают! В нем-то и скрыта разгадка!

Щеглов: «В смысле? Мне как раз это письмо показалось каким-то бессмысленным!»

Семеныч: «Да как же бессмысленным? А ты вот сходи на допрос, может какую-то информацию новую накопаешь? Он как раз начинается, пройди в кабинет»

Щеглов проходит в кабинет директора кафе «У Оксаны», но внутри – двое в штатском.

Первый: «Присаживайтесь, Щеглов…»

Щеглов: «Да я постою…»

Второй: «Тут, на вашем ноутбуке, мы любопытные фотографии обнаружили».

Включает экран, на экране та самая фотка из флешбека, из вчерашней ситуации с не тем диском.

Щеглов: «Черт, это же старая история, откуда у вас этот диск, я же его унес?»

Первый: «Так вы не отпираетесь?»

Щеглов: «От чего? Ну, был у меня с Настей этой роман, но, по глупости, сфотографировались в сауне…»

Второй: «Через два дня ее нашли мертвой, а после вашей этой встречи ее никто больше никогда не видел»

Щеглов: «Да что за чушь? Мы с ней до сих пор иногда по аське общаемся, что тут происходит?»

Первый: «По аське? А позвонить ей можете?»

Щеглов: «Ну и дебилы. У меня коммуникатор сел, найдите зарядку для новой «Нокиа», позвоню»

Телефон подзаряжается, все трое молчат, жужжит муха. Телефон звонит.

Первый: «Ну, бери, чего смотришь».

Щеглов: «Алло, Дима, чего тебе, что-то срочное?

Дима из трубки: «Черт, я объявлен в розыск, в меня стреляли, сейчас я в еду в товарном поезде куда-то на юг, какого хрена происходит?»

В телефоне крики, связь обрывается.

Щеглов набирает телефон Насти, в записной книжке она фигурирует как «Пузонов». Не звонил лет 5, но тут такая ситуация, что не до этикета.

В трубке – мужской голос: «Алло, говорите!»

Щеглов: «Добрый день, Настю можно?»

Мужской голос: «А кто это?»

Щеглов: «Я?»

Мужской голос: «Ну не я же!» (на заднем плане – какие-то всхлипы)

Щеглов: «Я Василий Щеглов, знакомый Насти…»

На том конце трубки – торжествующий хохот, удары, женский плач.

Через какое-то время, мужской голос: «Алло»

Первый, берет трубку: «Позвольте спросить, чей это телефон? Как зовут женщину, которой он принадлежит? Где эта женщина? Кем вы ей приходитесь? Почему используете ее телефон?»

Голос в трубке: «ИДИ НА ХУЙ!!!», и связь обрывается.

Все трое – озадачены.

Первый: «Зачем же трубку бросать…»

Щеглов: «Да это ее муж, точно, там что-то происходит, он ее наверное бьет»

Второй: «Да мы еще не выяснили, кто это вообще по этому телефону, по нашим данным Настя давно мертва, и ты, между прочим, главный подозреваемый…»

В дверь стук, она приоткрывается, там Семеныч: «Долго еще? У нас срочное сообщение»

Первый: «Пять минут»

Второй: «Ну ладно, возьмем с вас подписку о невыезде, только мы на вас не только из-за Насти вышли…»

Он медленно выдвигает ящик стола, ожидание ужаса, напряжение, звуковой эффект (в ушах у Щеглова - "аааааа") дверь опять открывается, Семеныч: «Не можем ждать!!!»

Второй быстро захлопывает ящик: «Ладно, в следующий раз. В среду удобно? Записываем на два».

В коридоре, Семеныч, и ребята: «Ну что?»

Щеглов: «Да мне, вроде как, дело шьют…»

Семеныч: «Да это чушь, мои ребята накопали, что, похоже, эта женщина из 11-го письма работает на сайентологов, возможно ты и правда положил начало старту какому-то процессу, который мы сейчас просто вынуждены остановить…»

Щеглов: «Да понятнее можно?»

Семеныч: «Да уж куда понятнее! Обрати внимание»

Семеныч машет в сторону окна, из окна хорошо видно, что кафе «У Оксаны» полностью окружено вооруженными автоматическим оружием людьми.

Щеглов: «Кто это?»

Семеныч: «Пытаемся вычислить, ни ничего хорошего я от всего этого не жду».

Титр: А В ЭТО ВРЕМЯ НА ОРБИТЕ.

Два космонавата на космической станции, вдруг один из них замирает, а потом начинает душить первого. Из люка появляется еще один, и тоже набрасывается на первого.

Они пролетают как раз над местом на Земле, где находятся Семеныч и Щеглов, увеличение и кадр возвращается обратно.

К Семенычу и Щеглову подводят тех двоих, которые допрашивали Щеглова, Рудков держит их под прицелом.

Рудков: "Они им знаки подавали. И вот чемоданчик."

Семеныч начинает его открывать - опять ужас, в ушах у Щеглова "ааааа", Щеглов перехватывает руки Семеныча: "Потом откроем. Есть только один способ узнать намерения противника - провокация".

Первый (тот, кто допрашивал): "Мы до тебя еще доберемся..."

Щеглов: "Есть пулемет?"

Ему дают пулемет. Он тщательно прилаживает его на столе, передергивает затвор, просить приоткрыть окно. И дает длинную прицельную очередь по кольцу людей, которые окружили кафе. Многие падают, остальные открывают ответный огонь, и начинают приближаться, бегут по направлению к кафе.

Семеныч: "Занять круговую оборону!"

Рудков оттесняет Щеглова от пулемета: "Давай, я сам."

ФЛЕШБЕК.  Эпизод на лестничной площадке в редакции

"Вот на расшифровку этого куска", - говорит первый, на лестничной площадке в редакции, у меня ушло больще часа, а если бя мог набирать вслепую, мог бы за 5 минут все набрать.

Опять кафе "У Оксаны".

Щеглов: "Есть пулемет?"

Семеныч: "Ни в коем случае, иди разберись"

Из кафе "У Оксаны" (версия plyazhnikov)  быстрым шагом выходит Карапет Оганесян, чемпион России по игре в "Мафию". Он раздает людям с автоматическим оружием по одной карте и что-то неслышно говорит.

Проходит секунда-другая, и раздается треск автоматов, улицу перед кафе затягивает пороховым дымом.

Когда дым рассеивается, перед кафе лежат только трупы и раскиданные стреляные гильзы. Всё в крови и мозгах. Среди этого стоит Карапет Оганесян и призывно машет рукой.

Все выходят на улицу. Тут же подъезжает автобус, и все в него садятся. Двери закрываются, автобус уезжает.

Сцена в автобусе. Щеглов и Семёныч недолго трут относительно загадочности всей истории, но постепенно замолкают, т.к. замечают, что за окнами автобуса ничего не видно.

Щеглов: "Что это за автобус? Какой номер?"

Семеныч: "У кафе вроде и не было никакой остановки..."

Оганесян: "Это 195-й автобус".

Щеглов: "Какой?"

Оганесян: "195-й. Хтонический".

Семеныч: "И куда он идёт?"

Оганесян: "Он никуда не идёт. Жизнь идёт, люди рождаются и умирают, гаснут и вспыхивают сверхновые звезды, а 195-й автобус был, есть и будет. Когда-то, давным-давно, он породил небо и землю. А теперь он ездит по земле, как самый простой автобус... Через миллиарды лет, когда небо упадет на землю, он создаст новый мир и привезет в него своих пассажиров... В "мафию" играть будете?"
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments

Recent Posts from This Journal