July 5th, 2008

АНЕЧКА-НЕВЕЛИЧКА И СОЛОМЕННЫЙ ГУБЕРТ

АНЕЧКА-НЕВЕЛИЧКА И СОЛОМЕННЫЙ ГУБЕРТ - книжка чешского писателя Витезслава Незвала, написана в 1963-ем, в СССР была издана  в Москве, в год Олимпиады-80, издательством "Наука" (после того как ее, разумеется, перевел с чешского Асар Эппель), номер один в  рейтинге самых крышесносительных книг в мире, которые вштыривают на всю жизнь.



Как сказано в отличном описании книги на http://www.bashnia.sannata.ru/obzor/gubert/gubert.shtml

Желающим запутаться самым интересным образом - добро пожаловать! К вашим услугам: умалишенный попугай, негритята-лилипутанники, удерживающие волны рыбушмены и отменные фантазеры: Анечка-Невеличка и Соломенный Губерт. Поезд отправляется немедленно с главной площади города. Предъявляйте билеты человеку с клешнями! В качестве билета подойдет что угодно!

Рекомендуется редакцией НАЭ (см. НОВАЯ АНАЛИТИЧЕСКАЯ ЭНЦИКЛОПЕДИЯ) как хороший пример хорошей статьи в НАЭ. Вот, например:

Глава 4, в которой Соломенный Губерт рассказывает, как он потерял шляпу:

- ДЕЛО БЫЛО ВОТ КАК. УВИДЕЛ я однажды десять соломенных шляп сразу. И не у людей на голове, а за большим-большим, огромным окном. Было их ровно десять. Сперва я пересчитал слева направо. Десять! Потом пересчитал справа налево. Тоже десять! И все соломенные!

"НОСИ СОЛОМЕННУЮ ШЛЯПУ - ЗАБУДЕШЬ ГОЛОВНУЮ БОЛЬ!" - было написано на плакате за большим-большим, огромным окном. А я носил берет. Поэтому я не забыл про головную боль, и голова у меня разболелась, как редко у кого! Я сказал про это дома. Каждый день она болела, как редко у кого, и каждый раз я дома говорил про это. Дома не вытерпели и купили мне соломенную шляпу. И голова у меня сразу же перестала болеть.

Теперь мы с ребятами играли только в "десять голов". Я был Соломенная Голова. Кто-нибудь крикнет: "Соломенная Голова, ниже, чем трава!" - я сдёргиваю шляпу и кладу на ступеньки. А если крикнут: "Соломенная Голова, выше, чем дрова!" - шляпу нахлобучиваю.

Дома в Соломенную Голову я играл сам. Натяну шляпу за уши,и получается призрак. А на самом деле это я. Или поскачу по комнатам -- своя голова платком накрыта, а Соломенная в руках. И получается Всадник Без Головы. Это тоже я. Всех-всех я вызывал на единоборство. Выскользнет, когда умываюсь, мыло из рук, я его сразу же на единоборство вызываю. И всё без остатка смылю. На вешалке висит чёрное пальто, а я-то знаю, что это могильщик. Вызываю его на единоборство и цепочкой рукава ему связываю. Ещё вызвал на единоборство электрическую лампочку. Сперва зажёг её, а потом взял и погасил!

Вызовешь кого-нибудь на единоборство, а тебе сразу же говорят: "Не проказничай!" Только и слышишь - не проказничай да не проказничай! Или - "не озорничай!", или - "не докучай!".

Я взял и записал в тетрадке:

НЕ ПРОКАЗНИ-ЧАЙ!
НЕ ОЗОРНИ-ЧАЙ!
НЕ ДОКУ-ЧАЙ!

Да это же секретный шифр! Всё заканчивается одним и тем же словом: ЧАЙ-ЧАЙ-ЧАЙ. Ох уж этот ЧАЙ! Надоел он мне, прямо не знаю как! По утрам особенно. Гулять пора, а дома говорят: "Выпей чай!" И приходится пить. А вчера я взял и записал в тетрадке: "ВЫПЕЙ ЧАЙ!" А потом переставил слова. Получилось: "ЧАЙ ВЫПЕЙ!". И шифр был разгадан. Оказывается, ЧАЙ принадлежит Выпям. Птицам таким болотным. Значит, пил я не свой чай! Значит, я могу поплатиться за это! Значит, единоборство!
Collapse )

Значит, вещь лежит на дне,
Значит, нет её на мне,
Значит, есть за это спрос!
Вот ответ на ваш вопрос!

Коротко о книге можно прочесть ещё и вот тут: http://www.bashnia.sannata.ru/obzor/gubert/gubert.shtml

См. также: БУНИН, БУМЕРАНГ, КОТОРЫЕ НЕ ВОЗВРАЩАЕТСЯ, БОКР
2

Загадка Витезслава Незвала

Ну что за ерундистика! Хотел найти инфу про Витезслава Незвала, писателя, написавшего книгу "Анечка-Невеличка и Соломенный Губерт" (см. АНЕЧКА-НЕВЕЛИЧКА И СОЛОМЕННЫЙ ГУБЕРТ), инфы много. Вся примерно такая:

Незвал (Nezval) Витезслав (26.5.1900, Бискоупки, Моравия, — 6.4.1958, Прага), чешский поэт, народный художник Чехословакии (1953). Член компартии Чехословакии с 1924. Сын сельского учителя. В 1919—22 изучал право и философию в университетах Брно и Праги. Творчество Н. 20—30-х гг. отмечено поисками новых путей в поэзии и тяготением к реалистически полнокровному искусству. В поэме "Удивительный кудесник" (1922), сборниках "Пантомима" (1924), "Маленький садик роз" (1926) революционные мотивы сочетались с интересом к экзотическим темам и будням жизни. Вдохновенность творческого труда воспета в поэмах "Эдисон" (1928) и "Сигнал времени" (1931). Для сборников "Обратный билет", "С богом и платочек" (оба — 1933), "Прага с пальцами дождя" (1936) и др. произведения 30-х гг. характерны воспевание родного края, протест против буржуазного строя и фашистской опасности, надежды на революцию. В период гитлеровской оккупации Чехословакии Н. опубликовал сборник патриотической лирики "В пяти минутах от города" (1939), сатирическую поэму "Пруссаки" (1939, изд. 1945), поэму "Историческое полотно" (1939, новое изд. 1945). После 1945 активно участвовал в общественной (был член Исполкома Национального фронта) и культурной жизни освобожденной Чехословакии. В сборниках "Великие куранты" (1949), "Крылья" (1952), "Васильки и города" (1955), поэмах "Песнь мира" (1950; Золотая медаль Всемирного Совета Мира, 1953), "О родном крае" (1951), философской сценической поэме "Сегодня ещё заходит солнце над Атлантидой" (1956) раскрывается духовное богатство современного человека, драматизм борьбы за мир и социализм. Н. — автор воспоминаний "Из моей жизни" (1957—58; неокончены). Писал пьесы и пантомимы. Переводил А. Рембо, П. Элюара, Г. Гейне, А. С. Пушкина. Был одарённым композитором и живописцем.

Соч.: Dílo, sv. 1—31, Praha, 1950—70; в рус. пер. — Избранное, М., 1960; Стихи. Поэмы, М., 1972.

Лит.: Будагова Л. Н., В. Незвал. Очерк жизни и творчества, М., 1967; Шерлаимова С. А., В. Незвал, М., 1968; Токсина И. В., Витезслав Незвал. Биобиблиографический указатель, М., 1967; Taufer J., Národni umělec V. Nezval, Praha, 1957; Blahynka М.,

Но нигде нет информации, что он написал "Анечку-Невеличка и Соломенного Губерта"!
111

А вот, флешбек намутил, давно не мог придумать и на тебе

Все это время они накачиваются выпивкой. На столе – тот самый анонсированный пирог. У Петьки в руках литровая бутылка.

ПЕТЬКА
Угадай, сколько будет ноль целых пять десятых плюс одна вторая?

ЧАПАЕВ
Нутром, Петька, чувствую, что литр, а вот доказать не смогу…

ГРИГОРИЙ ИВАНОВИЧ
А не женишься чего, Чапай? Любишь хоть кого?

ЧАПАЕВ
(грустно вздыхая, смотрит на фото в ладони, там – ТО САМОЕ ЦВЕТНОЕ ФОТО девушки, которая похожа на Мэрелин Монро)
Любовь, это как конная атака в абсолютной тьме…

ГРИГОРИЙ ИВАНОВИЧ
Это почему же, Василич?

ЧАПАЕВ
Сплошные потери, сплошные потери…

У Григорий Ивановича – немой вопрос на лице

ПЕТЬКА
Мы тогда работали под прикрытием…

ИНТ. – КАКОЙ-ТО КОРИДОР – УТРО, ФЛЕШБЕК.

В стене коридора – две дверцы, на одной из них надпись УБОРЩИЦА, на другой – ИНСТРУМЕНТ. Дверца ИНСТРУМЕНТ открывается, из ниши, которая была за дверцей, нее осторожно вышмыгивает Петька, открывает ключиком дверцу УБОРЩИЦА, за ней в узкой ниши стоит Чапаев, переодетый в уборщицу, у него в руках швабра.
Collapse )