Tags: Гегель

sa

G.V.F.Hēgelis - Kurš domā abstrakti

G.V.F.Hēgelis. Kurš domā abstrakti

Kurš domā abstrakti?

Domāt? Abstrakti? Sauve qui peut! – „Glābjas kas var!” – droši vien iebrēksies kāds algots informators, atrunājot publiku no raksta par „metafiziku” lasīšanas. Jo „metafizika” – tāpat kā „abstraktais” (un laikam arī tāpat kā „domāšana”) – ir vārds, kurš katrā izraisa vairāk vai mazāk spēcīgu vēlēšanos aizbēgt tā patālāk, kā no mēra.

Steidzu jūs nomierināt: es netaisos šeit skaidrot, ko nozīmē „abstrakts” un ko nozīmē „domāšana”. Skaidrojumi vispār pieklājīgā sabiedrībā tiek uzskatīti par slikta toņa pazīmi. Man arī pašam kļūst nelabi, kad kāds sāk kaut ko skaidrot – nepieciešamības gadījumā es pats visu spēju saprast. Bet šeit jebkādi skaidrojumi par „domāšanu” un „abstrakto” ir pilnīgi lieki;

Collapse )


sa

Гегель и Гёте о диалектике (1827)

«Затем беседа коснулась сущности диалектики. 
— Это в основе своей не что иное, — сказал Гегель — как урегулированный и методически разработанный дух противоречия, который присущ каждому человеку, — дар, обнаруживающий всю свою важность в различии истины от лжи.
— Жаль только, — вставил Гёте, — что такого рода изысканными приемами мышления часто злоупотребляют и применяют их для того, чтобы истинное представить ложным, а ложное истинным.
— Да, это, конечно, бывает, — возразил Гегель, — но только с людьми, которые духовно больны.
— Поэтому-то я и стою, — сказал Гёте, — за изучение природы, которая не позволяет возникнуть такого рода болезни; ибо здесь мы имеем дело с бесконечно и вечно истинным; но истина покидает как недостойного всякого, кто при рассмотрении и изучении своего предмета поступает недостаточно чисто и честно. Я вполне уверен, что многие больные диалектикой в изучении природы найдут благодетельное исцеление.»
(по записи И. Эккермана, секретаря Гёте от 18 октября 1827 года)

Гёте и Гегель как мыслители, по сути дела, решали одну и ту же теоретическую задачу — познание органического целого. Гегель в своем учении о конкретности понятия искал пути к решению проблемы средствами диалектической логики; система категорий, подвижных и переходящих в свою противоположность, по его мнению, дает возможность понять развивающийся организм. Перед Гёте открылась иная возможность. Согласно его учению о «первичном феномене» человек в единичном может увидеть всеобщее, в явлении раскрыть сущность. Это видение есть нечто большее, чем простое восприятие, но оно носит все же чувственный характер.
Учение о «первичном феномене» — центральная идея философии Гёте. В естествознании она, правда, не нашла применения: Гёте безуспешно искал «первичное растение», конструировал образ «первичного животного». Но в эстетике идея «первичного феномена» оказалась исключительно плодотворной. Здесь берет свое начало учение о типическом в жизни и искусстве.

Гегель однажды получил от Гёте в подарок бокал богемного стекла с желтой отделкой, которая на черном фоне при ярком освещении приобретала синюю окраску. Гёте считал, что это наглядная демонстрация правильности его учения о природе цвета. Приложенная к подарку записка гласила: «Абсолюту рекомендует себя лучшим дружеским образом прафеномен».

А.Гулыга, «Гегель» (2008)


sa

Михаил Попов - ответы на вопросы 25.01.2019 (+ конспект)




Конспект беседы:

1:15 Определение фашизма (определение Дмитрова - "Фашизм — это открытая террористическая диктатура наиболее реакционных, наиболее шовинистических, наиболее империалистических элементов финансового капитала... Фашизм — это не надклассовая власть и не власть мелкой буржуазии или люмпен-пролетариата над финансовым капиталом. Фашизм — это власть самого финансового капитала. Это организация террористической расправы с рабочим классом и революционной частью крестьянства и интеллигенции. Фашизм во внешней политике — это шовинизм в самой грубейшей форме, культивирующий зоологическую ненависть к другим народам.")

2:25 Фашизм может проявлятся как во внутренней политике, так и во внешней ("фашизм на экспорт").

Collapse )
lz

post

Originally posted by _joki_ at post
"«Абстрактной истины нет, истина всегда конкретна», ибо истина — это не «отчеканенная монета», которую остается только положить в карман, чтобы при случае ее оттуда вытаскивать и прикладывать как готовую мерку к единичным вещам и явлениям, наклеивая ее, как ярлык, на чувственно-данное многообразие мира, на созерцаемые «объекты». Истина заключается вовсе не в голых «результатах», а в непрекращающемся процессе все более глубокого, все более расчлененного на детали, все более «конкретного» постижения существа дела. А «существо дела» нигде и никогда не состоит в простой «одинаковости», в «тождественности» вещей и явлений друг другу. И искать это «существо дела» — значит тщательно прослеживать переходы, превращения одних строго зафиксированных (в том числе словесно) явлений в другие, в конце концов, в прямо противоположные исходным.

Действительная «всеобщность», связующая воедино, в составе некоторого «целого», два или более явления (вещи, события и т.д.), таится вовсе не в их одинаковости друг другу, а в необходимости превращения каждой вещи в ее собственную противоположность. В том, что такие два явления как бы «дополняют» одно другое «до целого», поскольку каждое из них содержит такой «признак», которого другому как раз недостает, а «целое» всегда оказывается единством взаимоисключающих — и одновременно взаимопредполагающих — сторон, моментов. Отсюда и логический принцип мышления, который Гегель выдвинул против всей прежней логики: «Противоречие есть критерий истины, отсутствие противоречия — критерий заблуждения». Это тоже звучало и звучит до сих пор достаточно парадоксально. Но что поделаешь, если сама реальная жизнь развивается через «парадоксы»?

И если принять все это во внимание, то сразу же начинает выглядеть по-иному и проблема «абстракции». «Абстрактное» как таковое (как «общее», как «одинаковое», зафиксированное в слове, в виде «общепринятого значения термина» или в серии таких терминов) само по себе ни хорошо, ни плохо. Как таковое оно с одинаковой легкостью может выражать и ум, и глупость. В одном случае «абстрактное» оказывается могущественнейшим средством анализа конкретной действительности, а в другом — непроницаемой ширмой, загораживающей эту же самую действительность. В одном случае оно оказывается формой понимания вещей, а в другом — средством умерщвления интеллекта, средством его порабощения словесными штампами. И эту двойственную, диалектически-коварную природу «абстрактного» надо всегда учитывать, надо всегда иметь в виду, чтобы не попасть в неожиданную ловушку.."
Кто мыслит абстрактно: Гегель о том, как судить людей
lz

Тезис - антитезис - синтез

> Скажите, где почитать про Гегелевскую спираль развития? (в Википедии не нашла)

Насколько понимаю, речь идёт о конструкции "тезис-антитезис-синтез", которую "гегелевской спиралью развития" назвал в каком-то из своих текстов Ленин. Но потом уже советские философы и, тем более, не-философы раздули это понятие как отдельную …сущность. Но об этом нельзя рассуждать у письменного стола, в отрыве от действия. Без привязки к действию смысл этой конструкции, как и всей диалектической логики через 0.5 секунд угасает, её уже нет. Но если применять её в действии, то другое дело.

Суть конструкции проста. "Тезис-антитезис-синтез" на более нам знакомом языке ничто иное, как "круг-треугольник-конус" :))))

Сознание не может видеть ничего из "действительности", а только свои модели явлений этой "действительности". Когда путём соприкосновения сознания с "действительностю" (обязательно через действие, делая какое-то дело), соприкосаешся с неким для своего восприятия новым явлением (сознание ещё не умеет распознать его "в обьёме"), оно его в начале может воспринимать только как "плоские проекции" этого явления. "Плоские проекции" все разные, и их пока невозможно совместить в общую целостную картинку (как невозможно в плоскости совместить круг и треугольник, это можно сделать только в пространстве, а его ещё нет). Но, если студент не сдаётся и продолжает усердно работать (по латински "студент" - усердно работающий, занимающийся) + если у него есть потенциал это вообще постичь + если учитель + ещё что-то :)))), то эти "проекции" продолжают накапливаться. И тут нужно пройти какому-то времени. И, вдруг, "внезапно" сознание оценивает, что количественных данных о новом явлении у неё уже достаточно и они обработаны достаточно, чтобы можно было предположить свою интерпретацию-модель более глубокого "механизма" наблюдаемого явления (а это единственная функция сознания). Как только это возможно, модель эта конструируется и запускается. И только в этот момент наблюдаемое явление начинает восприниматься уже не как совокупность несовместимых "проекций", а уже как целостный обьект в "обьёме" ("конус", или языком Гегеля результат этой работы - "синтез"). Студент "врубается", или "вьезжает". Или у него "случается проруб" :))

После этого он, смотря на то же явление, продолжает воспринимать всё то же явление, но он сам уже не тот, кто был в начале. Можно сказать, что "гегелевская спираль развития (в этом частном случае) сделала полный цикл" :))))

Вот китайское чаньское изречение про "тезис-антитезис-синтез":

"Когда я еще не начал изучать чань, горы были горами, а реки – реками; когда я начал изучать чань, горы перестали быть горами, а реки – реками; когда я постиг чань, горы снова стали горами, а реки – реками"

из комментов на Facebook