Tags: между всем

я

марина

Когда в 9 утра выходишь на балкон с кружкой кофе. Когда воздух ещё помнит ночь. Когда, один бог знает откуда, пахнет водой, а небо рассекает пара чаек.
Вот тогда сразу, мгновенно хочется оказаться на не особо людном в такой час пляже.

Запись сделана с помощью приложения LiveJournal для Android.

я

о проблемах Арктики

всё течёт, всё изменяется.
у знакомца даже пофигизм изменил цвет. раньше ему было фиолетово, а теперь - сиренево.
полиняло? или, напротив, жизнь сообщила тонкий оттенок.

Запись сделана с помощью приложения LiveJournal для Android.

кот в очках

(no subject)

Удивительное дело – кажется, что уже обед. Хотя тут все ясно. Если вставать в половину одиннадцатого, то через три с половиной часа уже два. А проснувшись в семь, через три с половиной часа обнаруживаешь половину одиннадцатого.
Эти цифры и числа. Да.

Запись сделана с помощью приложения LiveJournal для Android.

кофе

(no subject)

Нам выделили новую келийку.
Выделение было затяжное и напряженное. Бились мы, терпели победы и поражения и, наконец, урвали себе рабочие места.
Раньше у нас кабинет был непрактичной сосисочной формы, а теперь почти квадрат, с пустым центром, что приятно (хоть и не всерьез) создает иллюзию простора.
Теперь у нас два окна. Одно обычное, его поставили к нашему приходу. Стандартный пластиковый двухкамерный пакет-сифон. Основное его достоинство – размер. Это да, это приятно и действует на нервы самым благостным образом, хоть и домА.
Зато второе окно – старое. Говорят, бронированное. Неописуемого цвета, наглухо задраенное. Осталось еще с тех. Каких тех - я не в курсах. Возможно, позднее, в рамках гуманитарного ликбеза мне удастся доискаться до истины.
Еще у нас жарко. Возможно, ожидаемые сезонные понижения атмосферных температур это поправят, поживем – увидим. Жара в теле с лихвой компенсируется ацким сквозняком по ногам, стоит только открыть дверь. Мы тут теперь обитаем на первом этаже, поэтому подумываю о покупке каких-нибудь тапочек типа «прощай, молодость».
В противоположном от меня конце комнаты в потолок вмонтирована декоративная вентиляционная решетка. Говорят, что когда-то в прошлом, отдушина была действующая. Дескать, наверху стоял какой-то двигатель, возможно, дизельный, который проводил регулярный воздухоотсос. Теперь уж всё не то. Решетка, хоть и новая, и белая, подозреваю, просто наклеена на фальшпанель, для соблюдения исторической достоверности.
Столь же декоративен и кондиционер, нависающий прямо надо мной. Отчего его не снимают – мне понятно. Я сама порой грешу нерешительностью в области утилизации. Иной раз феншуйствую без разбору, легкой рукой сметая вышедший из употребления скарб в мешки, без слез и сожалений. А иногда приходится выждать некоторое время, необходимое для раскладывания по полочкам всех своих взглядов на жизнь, и убедиться, что вот этому-то полочки и не хватает.
Так и тут. Висит себе этот кондиционер, никого не трогает, служит дополнительным зацепом для скользящего досужего взгляда.
Полы у нас тут звонкие, ламинированные. Класс на глаз определить не возьмусь, но, возможно, дело и не в нем, а в отсутствии подложки. Теперь у нас тут сплошная справедливость и равноправие, и все наши мущины получили возможность от души поцокать своими каучуковыми подошвами. Полагаю светло-ореховый окрас ламината в самом ближайшем будущем разбавится весёленькой черной штриховкой, поскольку уборщицы нас пока не нашли. Кстати, по этому же мы скоро начнем напоминать тот аэропорт из фильма «5-й элемент» во время забастовки мусорщиков.
Вчера получили новые кресла. В таком кресле можно делать много чего, только не работать. Оно в меру мягко и (как по моему заду) не в меру просторно, что рождает периодически совершенно неуместные желания забраться с ногами. А если в него основательно усесться, до самой спинки, то ножки повисают над ламинированным полом совершенно некстати. Кстати про спинку. За мой малый (как оказалось) рост высота ее какая-то тронная. Но даже это не может меня смирить с тем, что у ней в недрах кроется полиэтилен. Шуршит, собака, когда я решаюсь прилечь. Как-то это не комильфо. На что они намекают этой клееночкой?
Такие дела.
Благодаря тому, что недавно прифрендила себе milash, баловалась на выходных «Сукиным сыном». Не подумайте – это блюдо, по древнему ковбойскому народному рецепту. Тушеная говядинка. Вкусно – афигенно.
А больше – всё.
кофе

(no subject)

Тут сказали, что такая погода, что всем надо встряхнуться. Это так, это так. Или можно зарыться в одеяла и подушки, и – спят усталые игрушки, баю-бай. Этот расклад мне лично более симпатичен. Меня заливает соплями, у меня трещит голова после вчерашнего шанпанскаго, однако сегодня вечером у меня будет неплохой встрях – надо уже чемодан собрать. Чтобы завтра прийти с работы и смело лечь спать, отважно проспать до вечера и мужественно выехать навстречу отпуску, который, я знаю, обнимет, погладит по головке, выдаст браслетик и стакан солнца. И я буду себя купать, кормить, поить, гулять по песочку и всяко-всяко радовать. А тут нет. Тут это никак невозможно сейчас. Тут у меня по графику начальственная нелюбовь (про график вру без всякого зазрения – график я начала вести только два дня назад, ибо этот припёк руководительский надо уже подчинить каким-нибудь синусоидам, чтобы видеть пред). Поэтому надо отсюда на время уйти. Пусть они отвыкнут и подумают, что без меня не так сладко, как когда-то мечталось. И когда они зальются воображаемыми горькими слезьми кадровой утраты, тогда я вернусь, с новым взглядом на вещи, новой кожей и, возможно, бусиками (хотя это вряд ли, это уж слишком). И неплохо бы, чтобы они тут без меня переехали уже наконец.
Вот вам план.
кугуар

(no subject)

Дым за окном оставляет запрету курить в квартире чисто дисциплинарный смысл. На улицах ни ветерка. Только легкие пошаркивания вьетнамок и сандаликов на пробковой подошве.
я

(no subject)

Жара стоит не моя. Совершенно не моя. Выходя на солнце кожей чувствую границу дискомфорта. Очки вообще скоро превратят меня в чебурашку.
Хорошо только поутру, когда в воздухе еще чувствуется нота сырости, земли и травы, а не раскаленной тротуарной плитки, асфальта, разогреваемого обеда и страдающих от жары сограждан.
И только подъезд встречает меня прохладным сумраком, хранимым установленным недавно замком на входной двери.
Бедный Шыш. Надеюсь, он просыпает всю жару без мук. Мы с ним по вечерам с зашторенными окнами терпеливо ждем ночи.
кофе

(no subject)

Периодически ловлю на работе ацкий ахуй.
Иногда кажется, что человек этот как та тётка в метро-кассе когда-то:
Карта на одну поезду стоит 3 рубля (было такое). Подаю 5 рублей одной монетой. Вопрос кассирши: «На сколько?». Отвечаю: «На две.» Она: «Так тут же не хватает.» Я: «Тогда на одну».
Понимаю всё. Но ахую похую (извинити за каламбур).
История нас рассудит. Я начала записывать.
дождь

(no subject)

Грядет диспансеризация. Великая и ужасная. Страсти накалились. Коллега упирается руками и ногами, раскраснелся, волосы растрепались и очки съезжают на нос. Не хочет. Говорит, бесполезно все это, отстаньте. И оставьте свои ожидания. В прошлый раз ходил – его расстроили. Потом пошел сам – сказали наоборот, хорошо все. Теперь не хочет.
А я думаю – пойду обязательно. Я не особый любитель ходить по врачам – других дел интересных полно, не до того. Иду, когда уже пришпилит.
Но раз так – схожу. Расскажу им свои жалобы, даже если будут спрашивать: «Здорова?»
Я им расскажу, что боюсь яркого света, резких звуков, неприятных запахов и природных катаклизмов. И еще пусть развяжут узелок на память – я и так помню. И починят чуть-чуть, если есть запчасти.
За окном дождь. Я его люблю, но мне надо идти считать автобусы. Если были бы сапоги – с радостью. Но туфли мои никогда, ни разу мне не признавались в любви к дождю. Так что я жду – или чтобы туфли заговорили, или чтобы дождь полил дальше.
Или чтобы начальство выдало мне черный планшет, ручку, зонтик и пендаль :)

Из Перекрёстка пришла секретная информация, что на любовыне романы - скидка. Подешевели романы. Интрижки, наверное, вообще идут за копейки. А серьезных историй в продаже нет. Они только по подписке :)
кофе

напоныть

Неизбывно хочется на море. В сарафан и шляпу и на солнце. И горячо и лениво. И сандалии и цветущие все лето деревья.

А я забьюсь, как мышка, в уголок
И буду оттуда тихо-тихо плакать…


Ыхыхыхыхы. Не даром говорят: «Устами младенца глаголет истина». Вспоминая свое младенчество (главным образом, с помощью мамы :)) приходит в голову вопиющая истина моими устами: «Не хочу расти! Тогда в доме будет слишком много родителяф!»
Ах, как я была права (и в этам мести кривой смайл).