?

Log in

No account? Create an account
В продолжение предыдущего поста: Вообще в подобных книгах почти… - vitamin_ — LiveJournal [entries|archive|friends|userinfo]
vitamin_

[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ archive | journal archive ]

[Jul. 6th, 2012|03:28 pm]
vitamin_
В продолжение предыдущего поста:

Вообще в подобных книгах почти всегда одинаковый сюжет. Один из свежих примеров можно найти у прекрасного писателя, талантливого автора детективных романов, которые я очень люблю, но атеиста. Свою жизненную философию он изложил в предисловии к новому роману. Последовательность умозаключений совпадает с предыдущей книгой. Сперва автор пытается доказать, что мораль (или нравственность) понятие относительное, она меняется со временем, а значит что единой универсальной морали нет. Цитата:

"...Естественно, сразу же возникает вопрос: а что такое лучшая и худшая «сторона» применительно к человеку? Вопрос этот не так прост, как кажется. В ответе очень трудно отойти от этических стереотипов, впитанных каждым из нас в детстве. Но стереотипы эти разнятся в зависимости от среды, культуры, религиозности/нерелигиозности и т. п. Кроме того, на протяжении моего века эти представления делали невообразимые зигзаги, так что прежнее плохое объявлялось прекрасным и наоборот.

Во времена моей гимназической и студенческой юности, например, чем-то совершенно неприемлемым для порядочного человека считалось доносительство. Уличенного в этом постыдном преступлении подвергали общественному остракизму. Но каких-нибудь два десятилетия спустя преступлением, не только моральным, но и уголовным, стало почитаться недоносительство – в том числе на ближайших родственников. Юный пионер, донесший на собственного отца, стал образцом, на котором воспитывают детей. Нравственность – категория не абсолютная, а относительная, гласит этика тоталитарных государств середины XX века: этично то, что полезно для партии (национал-социалистической или коммунистической, неважно)...."

Тут конечно стоило бы задать автору вопрос: а перестал ли он считать доносительство неприемлемым для порядочного человека, как только изменилось общественное мнение?


По логике автора получается вроде бы да, перестал. Ведь этика по его мнению – понятие относительное, и как только доносительство стало нормой, то и автор с этой нормой тут же согласился, и это доказало бы его мнение. Если же нет , то получается совсем иная ситуация: несмотря на изменение общественного взгляда на доносительство, автор не перестал считать его недопустимым, а это докажет совсем иную точку зрения, а именно ту, что этические нормы для автора остаются неизменными, несмотря на то, что отдельные люди (и даже общества), могут ошибаться в их определении.
Но двинемся далее. Очередным ходом подобных атеистических рассуждений следует отказ признать религию как основу или хранительницу морали. Цитата:
"...Нравственность вплоть до недавних времен держалась главным образом на религиозном запугивании, страхе перед неизбежным ответом перед вездесущим Господом; происходящий в нашем столетии кризис веры обнаружил, что опасение Достоевского (если не станет Бога, всё окажется дозволено) несостоятельно – современный человек может вести себя нравственно и без угрозы Преисподней.  ..."
Вывод автора этой книги о том, что вроде и без религии мы ведём себя нравственно, так же ошибочен, как и вывод автора предыдущей книги. Начнём с того, что родина Достоевского (хоть и после его кончины) полностью подтвердила его опасения. Россия почувствовала на себе новую атеистическую власть и новую мораль. Практически все заповеди традиционной морали были отменены во имя строительства нового справедливого общества. Убийство с кражей имущества называлось экспроприацией, блуд объявлялся нормой, и всё это не противоречило новой революционной морали. Если это кажется вам неуместным примером  и исключением, можно взглянуть и на современные благополучные страны. В них тоже претерпело значительные изменения отношение к традиционным  религиозным заповедям морали, а некоторые были полностью отменены. Сейчас дозволено то, что было безнравственным при Достоевском, так можно ли утверждать, что «опасение Достоевского (если не станет Бога, всё окажется дозволено) несостоятельно – современный человек может вести себя нравственно и без угрозы Преисподней»? Ведь мы не продолжаем вести себя так же нравственно, как вели себя люди сто лет назад, мы просто назвали «нравственным» наше безнравственное (с точки зрения традиции) поведение.  Кого мы хотим обмануть?
Ну а далее наступает время традиционного для всех подобных рассуждений логического парадокса. Доказав, что единой универсальной нравственности никогда не существовало и отменив религию   с устаревшей, «неправильной» нравственностью, нужно откуда то взять новую, правильную нравственность.  Откуда? И тут  вдруг следуют доказательства того, что универсальная нравственность всё таки существует!  Она изначально присуща каждому человеку, как рука, нога или разум. Единственное отличие от предыдущей книги в том, что там автор обосновывал существование универсальной нравственности наличием у человека «нравственной интуиции», а в этой она напрямую связана с психическим здоровьем. Цитата:
«…«завтра» надобность в строго регламентированной системе запретов и уголовных наказаниях отпадет, потому что психически здоровому человеку не придет в голову убивать, грабить или насиловать».
Соблазнительно отнести все убийства, грабежи и насилия к психическим отклонениям, но почти всегда и везде суд признаёт убийц и насильников психически здоровыми и ответственными за свои поступки людьми. Так что найти опору для нравственности в психическом здоровье не получиться. Мне кажеться мысль автора точнее выразит другое утверждение: нравственно здоровому человеку не придет в голову убивать, грабить или насиловать. Но это уже совершенно другое утверждение. Психическое здоровье присуще каждому человеку от рождения. Человек не может выбирать, быть ему психически здоровым, или сойти с ума. Но психическое здоровье не ограждает человека от безнравственных поступков. Выбирать нравственное или безнравственное поведение человек может. Тут у него есть свобода выбора, или свобода воли.

linkReply