Tags: Тексты

Старший измучился - не мог написать сочинение по "Детству" Горького

Выжал из себя пару предложений только. Договорились с ним, что он берет на себя на три часа домашние дела, а я читаю и пишу сочинение.

Я прочла. Во-первых, я хочу сказать, что я ни фига не почувствовала, что Горький верил в то, что сквозь этот тлен прорастает "яркое, здоровое и творческое", я в тексте чувствую какой-то отвратительно животный запах, что он вот этого кошмара попробовал и дальше по жизни этот кошмар понес множить. Нет у него какой-то ни боли за людей, ни привязанности. Я помню читала Кураева про "Мастера и Маргариту", и там он сказал, что все интеллигенты - сатанисты, потому что СИЛЫ за Христом они не чувствуют. То что они рисуют, то как Христа представляют, - это то ли блаженный, то ли буддист добренький. А ведь за Христом самая большая сила, всёпобеждающая, и Свет, и Правда. Вот непризнание этой силы - это черта интеллигенции. И я у Горького не почувствовала, что он за кем-то чувствует силу и правду. Поэтому от "Детства" у меня очень тягостные впечатления, как и от "Господ Головлевых" Салтыкова-Щедрина. Очень тяжелые впечатления. Второе, что тяжело принимается - книга про адок семейный, который для детских душ настоящий, глобальный, мировой ад.Collapse )

Наткнулась на забавную книжку.

Пролистала с удовольствием.

«Для меня, как и для всех, очень важно выглядеть умной на деловых встречах. Иногда эта задача представляется очень трудной, особенно когда мечтаешь о грядущем отпуске, о том, как хорошо было бы вздремнуть или что-нибудь съесть. На такие случаи полезно иметь в запасе парочку хитростей. В этой книге вы найдете целую сотню. Говорят, что нужно работать с умом, а не с усердием, я же призываю вас прекратить работать и немного вздремнуть. Если вы освоите и начнете применять все приемы, изложенные здесь, то скоро станете важным лицом в вашей компании, даже не понимая, что это вообще значит».
/Сара Купер



Автор работала в менеджменте крупных компаний, в том числе Google и Yahoo, и уверяет, что значет все на тему - казаться, а не быть.

Всю свою жизнь мы, тревожные люди негуманитарных специальностей, тратим на то, чтобы владеть как можно более обширным об'емом информации.
Такое впечатление, что автору это крайне надоело, надоело быть информированным, подкованым, серьезным человеком, тратить на это ресурсы, и он, проанализировав форму, показывает, как эти ресурсы не тратить, а в глазах окружающих все-таки быть таким.

20181116_170710.jpg20181116_170632.jpg

Есть над чем похмыкать, листая эту книгу.

За делами слушаю Паисия Святогорца

Очень интересно, что он говорит о современных людях.
Попался мне отрывок про душевную тревогу из книги.
Он очень точно описывает ее у наших современников. Я тоже много тревожусь, ночами я лежу и думаю, что надо успеть сделать завтра.
Он говорит о том, что надо максимально упрощать свою жизнь.
Но есть вещи, от которых я не могу отказаться.
Образование у детей. Тренировки. Готовка. Все остальное я делаю по остаточному принципу, урывая минутку. И я хочу ее урвать, пытаюсь ее найти.

И моя жизнь полна тревоги.

В духовной жизни требуется внимание. Делая что-либо по тщеславию, духовные люди остаются с пустотой в душе. Их сердце не преисполняется, не становится окрылённым. Чем больше они увеличивают своё тщеславие, тем больше увеличивается и их внутренняя пустота, и тем больше они страдают. Там, где присутствует душевная тревога и отчаяние, – бесовская духовная жизнь. Не тревожьтесь душой ни по какому поводу. Душевная тревога происходит от диавола. Видя душевную тревогу, знайте, что там накрутил своим хвостом тангалашка. Диавол не идёт нам поперёк. Если человек к чему-то склонен, то и диавол подталкивает его в этом же направлении, чтобы его измотать и прельстить.

Сегодня людям неведома эта монашеская радость. Люди считают, что испытывать лишения, страдать они не должны. А если бы люди думали немножко по-монашески, если бы они жили проще, то и были бы спокойны. Сейчас они мучаются. В их душах — тревога и отчаяние: «Такому-то удалось построить два многоэтажных дома!» Или: «Такому-то удалось выучить пять иностранных языков!» — или еще что-нибудь подобное этому. «А у меня, — говорят, — нет даже своей квартиры, и иностранного языка я не знаю ни одного! Все, пропал я!» Или же кто-то, имея автомобиль, начинает терзаться: «У другого машина лучше моей. Надо и мне покупать такую же». Он покупает себе новую машину, но и она ему не в радость — ведь у кого-то еще есть и получше. Он покупает такую же и себе, а потом узнает, что у иных есть собственные самолеты, и опять мучается. Конца этому нет. Тогда как другой человек, у которого тоже нет машины, славословит Бога и радуется. «Слава Богу! — говорит он. — Ну и пусть у меня не будет машины. Ведь у меня крепкие ноги, и я могу ходить пешком. А у скольких людей ноги ампутированы, и они не могут за собой ухаживать, не могут выйти на прогулку, нуждаются в чьем-то уходе!.. А у меня есть собственные ноги!» В свою очередь, человек хромой говорит так: «А каково другим, у которых нет обеих ног?» — и радуется тоже.

Не нашла сейчас текста, но было еще про то, что многие помыслы рождают тревогу. Что помысел должен быть главный - стремление к Богу, все остальные должны быть не такими важными для человека.

"Лебединая песнь", Ирина Головкина

Дочитала.
Книга, конечно, очень сильная.
В одном ряду теперь для меня с "Доктором Живаго", "Тихим Доном".
Автор талантлив, по мне, талантливее Бунина, Куприна...То есть, для меня это произведение и автор - открытие.

Аристократ в книге от своего лица формулирует суть претензий большевиков к ним и пытается оправдаться, потому что не может не думать, что происходящее - и вина аристократии тоже.

Я понимаю, что в самом принципе аристократизма есть нечто возмутительное, несправедливое в самом корне: небольшая часть общества оттачивает, утончает и облагораживает свои чувства и свой мозг в то время, как вся масса поглощена борьбой за существование. Но ведь положение, при котором возможно было это различие, уже отмирало, дворянство разорялось, оно уже потеряло свои привилегии. Еще две-три либеральные реформы – и с этим порядком было бы навсегда покончено. А те реки крови, в которых вы пожелали утопить людей вместо того, чтобы разумно использовать их, привели только к тому, что вы истребили интеллигенцию, во всяком случае, потомственную, наиболее рафинированную. Попробуйте обойтись без нее! У вас уже теперь не хватает «кадров», а чем дальше, тем будет хуже. Вам грозит полный застой мысли. Культура воспитывается поколениями, вы разрушили то, что создавалось веками!

Ася, конечно, изображена почти блаженной. И, да, легко быть блаженной живя под защитой бабушки, и очень тяжел этот крест одной с двумя маленькими детьми на руках...Но ведь такие блаженные, они рождались и в крестьянской среде, это не закономерно для аристократии. Это скорее черта русских вообще...
Collapse )

Слушаю сейчас за делами "Лебединую песнь" Головкиной.

Книга про аристократию, пережившую революцию. Другое название "Побежденные". Книга сейчас известная и, можно сказать, для некоторых людей даже культовая. Скажу честно - автор временами не нравится совсем. Потому что вот эта нетерпимость, классовость, она в нашем обществе присутствует сполна просто с другим идейным наполнением, и ничего в этом симпатичного и достойного уважения я не вижу. Но я понимаю, почему эта книга многим так нравится. Это буквально гимн небыдла временами. Иконами для автора являются белые офицеры, дворянство, царь. Это обожание, буквально обожение, оно возносит автора над быдломассой, в которой она людей не видит вообще... Если они были такими святыми - откуда же нищета у бедняков, кто тогда ходил в публичные дома, проигрывал в карты состояния и деревни с крепостными, наживал от крепостных детей? Сколько же их было - святых аристократов, а сколько тех, кто выжимал крестьянство, проживал эти прибыли, прогуливал на балах?
Я хочу записать это промежуточное впечатление, чтобы потом сравнить с итоговым.
В книге очень хорошо объяснено,что же такое аристократизм на внешнем, видимом уровне.
Аристократ - человек, который обладает тактом.
Collapse )

Сегодня вспоминала что-то Илью Андреевича Ростова

Из "Войны и мира".
Сейчас завораживает этот контраст: добрый, веселый человек, хороший отец, глава прекрасной семьи, и то, чем было заплачено за его пиры и веселье - трудом крепостных, долгами, нежеланием портить себе жизнь тяжелыми мыслями.
Толстой великий писатель, он не пишет плоских черно-белых людей, поэтому и выходит такое жизненное полотно.
Collapse )

Гребенщиков, конечно, говорит на очень понятном мне языке.

При том, что он из того же "теста" что Пелевин, последний, кмк, пытается законсервироваться в своем эмоциональном отношении к жизни, а БГ все же больше с годами "майна". Я, честно говоря, уже не могу считать его каким-то своим авторитетом, смотрю его интервью иногда, где он в какой-то совершенно невозможной для простого смертного шикарной обстановке с современными небожителями что-то вещает, и понимаю - сомневаюсь, что этому человеку есть что мне, открывающее глаза, сказать.
Однако, некоторые песни - это просто готовые семантические единицы для обозначения определенных духовных состояний. И поэтому он мой, конечно, автор. То есть Пути он не знает и не описывает, а уныние описывает очень хорошо, художественно, талантливо.

Свежая (лета 2017) песня "Время наебениться"

Позвольте мне прервать ваши вечные споры,
Позвольте расшатать скрепы и оковы.
Время беспощадно, оно как волчица,
Вот мы сидим здесь, а оно мчится.
Ох бы жить моей душе на горе с богами,
А ею играют в футбол сапогами,
Лезут как хотят, куда же она денется?
А душа, как шахид, возьмет и наебенится.
Как мы здесь живем – великая тайна,
Все кричат «вира», а выходит «майна».

Collapse )

Лера навела меня прочесть "На краю света" Лескова

Очень и очень сейчас легло на душу. И вот это чувство - что непонятен всемирный закон и сколько ты о нем не думай - не поймешь. И даже одного человека не поймешь, а если решишь, что ты все знаешь, то гордыня это твоя, потому что ничего ты знать про человека не можешь, так как сам ограничен и слеп, сколько бы ты книжек не прочитал. И все что ты можешь, по большому счету, это только надеяться.
Collapse )

Наконец дочитала книгу "Думай как математик" Оакли

20171215_190308.png
Ну и зря дочитала. Книга пустая, по сути - про таймменеджмент. Стоит недешево.
В половине книги рассказывается о том, как заставить себя отключить социальные сети, отключить телефон, не проверять почту. Скоро кодировать от этого будут.
При этом все-таки кое-что было интересно.В книге есть несколько глав с отсылками к инженерным специальностям. И есть выдержки из бесед со студентами этих факультетов. И вот они уверены, что будут работать по специальности, боятся не сдать экзамены. Я думаю, что у нас все немного не так.
И еще один штрих к нашей беседе про Петрановскую. Есть интервью ректора инженерного ВУЗа, где он рассказывает, как будучи студентом, выбрал для изучения курс матанализа. И так как он плохо знал студентов, учиться ему было очень сложно, потому что для инженерных специальностей одним из главных навыков д.б. умение работать в команде. Весь курс матанализа (!) был построен на этом.
Вообщем - чудесааа.
Но для стратегии и тактики обучения мне кажется, намного полезнее книга Шаталова. Она не так структурирована как эта американская книга, в книге Шаталова много воды и рефлексий, однако, как мне кажется, она написано кровью и потом, автор обкатывал свою методу, сверялся с нейропсихологами, главное - смотрел на детей, считал своим долгом довести каждого ученика до определенного образовательного уровня.