Category: литература

Хорошая литература должна заставлять задуматься.

Мой младший (5 лет) несомненно чувствует это.
Все его произведения содержат вопрос:


Правильный ответ: надо смотреть не только "впирот".



Правильный ответ: потому что щука еще не ела "нормальной" еды.

А это постоянные персонажи его живописного творчества. Что радует, художник выступает за традиционные ценности. И по-прежнему пытается расшевелить зрителя экзистенциональными вопросами

Мы вчера отметили День рожденья Пушкина

Съездили в Царицынскую оперу на "Евгения Онегина".
Мужу не понравилось, а мне - нормально.

Спектакль был в камерном зале. Под конец я поняла, что мы, зрители, все разволновались. Хотя понятно, что Татьяна не дрогнет, но мы все испереживались по -настоящему.

А, вообще, я вспомнила, что в школе не могла понять - почему же Татьяна ему отказывает в конце. Ну, вот же, он на все согласный, бери и беги.

А тут, под эти арии, я поняла.

Этот дурацкий Онегин, он всё к чему прикасался губил. Губил своим неверием, цинизмом, анализом. У Татьяны, по сути, не было выхода. С ним у нее будущего тоже не было. То есть, соблазн-то был, но и понимание уже тоже было. Может это вообще рационализация "но я другому отдана" того факта, что Онегин - это просто призрак счастья.

А еще просто люблю вот это - как Бог расставил по местам, так и правильнее всего.

Бродский что-то знал

Я не то что схожу с ума, но устал за лето.
За рубашкой в комод полезешь, и день потерян.
Поскорей бы, что ли, пришла зима и занесла все это –
города, человеков, но для начала зелень.
Стану спать не раздевшись или читать с любого
места чужую книгу, покамест остатки года,
как собака, сбежавшая от слепого,
переходят в положенном месте асфальт.

Вот и у меня сейчас такое состояние. Ничего не помню - что делала, куда утекает жизнь?

Бедный Пушкин...

Дочь умоляет написать стихотворение на творческое задание по литре. Про наш город (имеется ввиду Волжский).
Я замучилась, три часа гоняю строчки.

Причем дочь же мне и высказывает, прочитав, что строчки "слишком длинные".
Я отправила подумать, почему никто Леонардо Да Винчи не говорил, что надо бы на полметра обрезать его картины. До сих пор ребенок правильный ответ дать не смог, почему нельзя такое говорить Леонардо Да Винчи.

Не могу закончить стихотворение, это оказывается очень мучительно...
Дело в том, что я писатель, в натуре, а не поэт, это как ориентацию терять, брррр...

И главное, что показательно,
я полностью меняла стихотворение 3 раза, но каждый раз затык на последней строчке.

Синдром последней строчки.
Хочется уйти красиво и эффектно.
Чтоб все охренели.

Но все превращается в жалкий фейл, потому что ты творчески - пуст.

Я поэт только три часа, и уже в тоске и отвращении к себе от собственной бездарности...
Стих прикладываю, пошла спать, если в нем какой ляп жуткий есть, напишите, чтоб не припозориться, утром загляну.
Collapse )

Набор книг для совместного чтения

детьми разного возраста

Список книг

"История старой квартиры", к сожалению, стоит очень недешево, а было бы интересно такую книгу почитать.

А вот остальные - есть надежда, что можно читать всем вместе в эти дни...

(no subject)

Интересный цикл статей на правмире.

Про двух наших глыб - Толстого и Достоевского (про Достоевского меньше, но тоже интересный взгляд), про их выражение нашей религиозной и национальной идентичности. Интересно читать потому, что автор - священник, и он очень хорошо вскрывает некоторые вопросы, которые рядовому критику недоступны.

Это неисчерпаемая тема, и она завораживает так сильно из-за того,

... что конфликт Толстого с Церковью – это след или отпечаток какого-то глубинного конфликта, который вообще заложен был в русской культуре.

И еще очень хорошо:

Потому что самое ценное, что в нем (в Толстом) было, это именно творчество, а творчество человека, я в этом абсолютно убежден, всегда носит христианский характер.

Я тоже именно так и чувствую, точнее если в творчестве, в любом, нет этого характера, я ощущаю его как мертвое.

"Лебединая песнь", Ирина Головкина

Дочитала.
Книга, конечно, очень сильная.
В одном ряду теперь для меня с "Доктором Живаго", "Тихим Доном".
Автор талантлив, по мне, талантливее Бунина, Куприна...То есть, для меня это произведение и автор - открытие.

Аристократ в книге от своего лица формулирует суть претензий большевиков к ним и пытается оправдаться, потому что не может не думать, что происходящее - и вина аристократии тоже.

Я понимаю, что в самом принципе аристократизма есть нечто возмутительное, несправедливое в самом корне: небольшая часть общества оттачивает, утончает и облагораживает свои чувства и свой мозг в то время, как вся масса поглощена борьбой за существование. Но ведь положение, при котором возможно было это различие, уже отмирало, дворянство разорялось, оно уже потеряло свои привилегии. Еще две-три либеральные реформы – и с этим порядком было бы навсегда покончено. А те реки крови, в которых вы пожелали утопить людей вместо того, чтобы разумно использовать их, привели только к тому, что вы истребили интеллигенцию, во всяком случае, потомственную, наиболее рафинированную. Попробуйте обойтись без нее! У вас уже теперь не хватает «кадров», а чем дальше, тем будет хуже. Вам грозит полный застой мысли. Культура воспитывается поколениями, вы разрушили то, что создавалось веками!

Ася, конечно, изображена почти блаженной. И, да, легко быть блаженной живя под защитой бабушки, и очень тяжел этот крест одной с двумя маленькими детьми на руках...Но ведь такие блаженные, они рождались и в крестьянской среде, это не закономерно для аристократии. Это скорее черта русских вообще...
Collapse )

Догнал меня все-таки Пушкин.

Всю жизнь я его избегала, не понимала, даже раздражалась от его обилия.
Потом стала иногда читать, стало нравиться, но больше читать не тянуло.
Сейчас у старшего в программе Дубровский, я нашла ему наше семейное старое издание Пушкина, дала прочитать "Повести Белкина", "Капитанскую дочку". Подтянулась Варя, неожиданно с энтузиазмом все это перечитала. Потом Паша им читал "Руслан и Людмилу", потом вслух прочитали "Онегина". Так что у нас был всеобщий Пушкинский период.
Слушала я это все, читала, думала.
Пушкин, конечно, очень трогательный. Очень светлый. Очень любящий. Он умный. Он великодушный.
Но, когда-то я прочла критическую статью Гончарова к "Горе от ума".
И помню оттуда, что Пушкин Чацкого не понимал, считал дурачком, считал таким светским неудачником, скандалистом. Я, кстати, тоже думаю, что Чацкий излишне холеричен, в его претензиях больше раздражения разбалованного ребенка, чем духовного. Но в этом отношении Пушкина очень много сути Пушкина. Вот насколько можно быть порядочным светским человеком - он был. И русским он был, в т.ч. по своим убеждениям.
Но вот ничем он меня глубоко не перепахивает.
Толстой - да, волнует, потому что копает глубоко, но Толстой с собой хотя бы временами честен до конца, честен до самых основ. Пушкин честен только в рамках своего социального положения.
Я от Пушкина, конечно, получаю эстетическое наслаждение. Но это и все.

(no subject)

Варю необыкновенно занимают вопросы этикета. Она регулярно читает книги на эту тему. Такое впечатление, что она не в деревне с нами живет, а в высшем свете, и каждое движение, каждое слово падает в вечность для подданных.

Недавно в восторге мне сообщила, что прочла в учебнике по "Основам светской этике" как можно отказываться от угощения.

- Надо сказать,- поддавая в голос побольше воспитанной теплоты, сказала Варя, - спасибо! Я уверена, что это очень вкусно. Но я сейчас не голодна, - красивая пауза и королевская милостивая улыбка.

Планка высока, мы регулярно не дотягиваем, разумеется старший иногда срывается в троллинг, но, конечно, в основном, наслаждаемся, складываем в память прекрасное.

Вспомнился случай пару лет назад.

Были в ТЦ. Варя с Колей за руку отправились на детскую площадку.
Варя с видом Мэри Поппинс сначала оглядела территорию, затем составила программу и стала добиваться ее строгого соблюдения. Мы сидим, кофе пьем, на них посматриваем.

Вдруг, вижу назревает скандал. Варя, Коля и какая-то девочка стоят наверху горки.

- Ты не первая! Бе-бе-бе! Я первая! - говорит девочка из нижнего палеолита, толкает Варю в грудь и съезжает с горки.

Висит страшная пауза.

- Но не в хороших манерах! - ледяным тоном произносит Варя.

С каменным лицом она поправляет Коле челку, усаживает и скатывает его с горки.

От осинки апельсинки, однозначно.

У меня накопился большой перечень книг для чтения.

И книги вроде бы все интересные.
Я уже давно читаю в основном то, где есть отражение самого главного о жизни.
Но читаю сейчас понемногу, нужна незабитая бытовухой голова для чистого восприятия.
Недавно поняла, что хотела бы прочитать книгу о себе. Точнее, не о себе, как главной героине, а для себя.
Чтобы было написано как жить - принимать, чувствовать, как не сгореть и не превратиться в камень, как прощать и просить прощение, как верить в хорошее, как вообще иногда принимать то, что в жизни случается, как смириться с тем, что есть люди, которым я уже не могу позвонить ни по одному телефону, хотя очень этого хочу, как радоваться жизни, когда ты знаешь ее изнанку.
Всю жизнь я пытаюсь это прочитать, не только в книгах, в людях, в воздухе, в своих детях, в снах, которые я не помню проснувшись, в обстоятельствах, в новостях, в случайно услышанных разговорах.
Все ускользает. Ничего непонятно.