Виктория (victorya_) wrote,
Виктория
victorya_

Нашла, нашла. "Чапаев и пустота", самый конец.

- Только не надо о политике, - сказал я, -  я в ней абсолютно не смыслю
и все время путаюсь.
     Он быстро поглядел на меня.
     - А вот потому-то, молодой человек, такая кругом разруха, что вы и люди
вроде вас в  ней не смыслят. А  что  такое  политика? Это то,  как  нам жить
дальше. Если бы каждый думал о том,  как  обустроить Россию, вот тогда она и
не  нуждалась  бы  ни в  каком  обустройстве. Такая, с  позволения  сказать,
диалектика.
     - А куда вы собираетесь повесить эту диалектику? - спросил я.
     - Прошу прощения?
     - Нет, - сказал я, - ничего.
     Мы остановились в начале бульвара. Впереди был затор -  там раздавались
тревожные гудки  и мигали оранжевые и красные  огни  Бородатый господин
молчал,  и  я подумал,  что  он мог  счесть  мои слова  недружелюбными.  Мне
захотелось загладить неловкость.
     - Знаете, - заговорил я,  - если история нас  чему-нибудь учит, так это
тому, что все пытавшиеся обустроить Россию кончали тем, что она обустраивала
их. Причем, как бы это сказать, далеко не по лучшим эскизам.
     - Правильно, - сказал господин. - Вот именно поэтому и надо думать, как
нам обустроить ее так, чтобы этого больше не происходило.
     - Что касается меня,  то  мне не надо об этом  думать, - сказал  я. - Я
отлично знаю, как обустроить Россию.
     - Да? И как же?
     -  А  очень просто. Всякий раз,  когда в сознании появляются  понятие и
образ  России,  надо  дать  им  самораствориться  в собственной  природе.  А
поскольку никакой собственной  природы у  понятия  и  образа  России нет,  в
результате Россия окажется полностью обустроенной .
     Он внимательно поглядел на меня.
     - Понятно, - сказал он. - Американским сионистам только  этого и  надо.
Потому-то всему вашему поколению мозги и запорошили.
     Машина тронулась с места и повернула на Никитскую.
     - Не очень понимаю, о ком вы говорите, - сказал я,  - но в таком случае
надо взять и обустроить этих американских сионистов.
     - А их вы, интересно, как обустроите?
     - Точно так  же, -  ответил  я. - И Америку тоже  обустроить надо. Да и
вообще, зачем входить в частности. Если уж обустраивать, так весь мир сразу.
     - Так что же вы этого не сделаете?
     - Именно это я и собираюсь сегодня осуществить, - сказал я.
     Господин снисходительно кивнул бородой.
     - Глупо, конечно, говорить с вами всерьез, но я должен заметить, что не
вы первый порете эту чушь. Делать вид, что сомневаешься в реальности мира, -
самая  малодушная  форма ухода  от этой самой  реальности. Полное убожество,
если  хотите  знать.  Несмотря на свою  кажущуюся абсурдность,  жестокость и
бессмысленность,  этот мир все же существует, не так ли? Существует со всеми
проблемами, которые в нем есть?
     Я промолчал.
     - Поэтому  разговоры о нереальности мира свидетельствуют  не  о высокой
духовности,  а  совсем  наоборот.  Не принимая  творения,  вы  тем  самым не
принимаете и Творца.
     -  Я не  очень понимаю,  что такое "духовность", -  сказал  я.  - А что
касается творца этого мира, то я с ним довольно коротко знаком.
     - Вот как?
     -  Да-с. Его зовут Григорий Котовский, он  живет в Париже, и,  судя  по
тому, что  мы  видим  за  окнами вашей замечательной машины,  он  продолжает
злоупотреблять кокаином.
     - Это все, что вы можете про него сказать?
     - Пожалуй,  еще  я могу сказать,  что  голова у  него сейчас  залеплена
пластырем.
     - Понятно. Вы,  позвольте  спросить,  из какой психиатрической больницы
сбежали?
     Я задумался.
     - Кажется, из семнадцатой.  Да, точно, там  у  дверей была  такая синяя
вывеска, и на ней была цифра семнадцать.  И еще было  написано, что больница
образцовая.
     Машина затормозила.
     Я поглядел  в  окно. За  ним было здание консерватории.  Мы были где-то
рядом с "Табакеркой".
     - Слушайте, - сказал я, - давайте спросим дорогу.
     - Я вас  дальше не повезу, -  сказал господин. - Вылезайте из машины ко
всем чертям.
     Пожав  плечами,  я  открыл  дверь  и  вылез.  Каплеобразный  автомобиль
сорвался с места и укатил в направлении Кремля. Было обидно, что моя попытка
говорить откровенно  и  искренне  натолкнулась на  такой прием.  Впрочем,  к
моменту, когда я  добрался до угла  консерватории, я уже полностью обустроил
бородатого господина со всеми его чертями.</pre>
Tags: Цитаты
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments