Tags: Сомнения

Где ты, русский народ?

Недавно у ivand разгорелась дискуссия, кого считать принадлежащим к русскому народу. Обычно на такую тему слетаются все холиварвары.

Когда я снова вижу эту дискуссию, то вспоминаю детскую песенку со словами "жопа есть, а слова нет" (пардон, какое детство, такие и песенки). Так вот, с нынешним русским народом ситуация обратная – слово есть, но оно ничего не обозначает. А поскольку такое трудно пережить, то со всех сторон идут попытки наполнить слово хоть каким-то смыслом.

Ну в самом деле. Под "народом" всегда понимается общность. А у кандидатов в члены "русского народа" какая общность, на основе чего?

Кровь? Я уж не говорю, что носившие в паспорте запись "русские" издревле представляли собой крутую смесь разных племен. Но даже если об этом забыть - какая общая кровь у Пушкина с Ариной Родионовной? Скорее, у Пушкина найдутся общие родственники с французом Дантесом (да и нашлись), чем с Ариной Родионовной.

Язык? Да кто только на русском языке, как на родном, не говорит.

Культура? Ну тут вообще. Возьмем вот пример недавнего случая. Вы полагаете, что люди, подписывающиеся под тезисами "Буданов герой России" и "Буданов позор России", принадлежат к одной и той же культуре? Я очень в этом сомневаюсь.

Так что с общностью очень большой напряг. А если общности нет... да, вот тут мы приходим к выводу, что и явления "русский народ", вроде, не существует.Collapse )

Когда молчат пушки...

Юзер karaulov написал:

В туалете у меня лежит книжка Б-жены Р-нской. Заседая по важным делам, я открываю ее и читаю. Мне кажется, что в этой книге всего три места, потому что каждый раз я открываю ее на одном из трех. Ее надо издавать в серии "Литературные памятники", и не только потому что это памятник эпохе, явственно нас покидающей. Бывали времена и хуже, и подлей, но не было еще в мировой литературе текста, со столь простодушным восторгом воспевающего подлость и низость своего времени.

Я книжку Б-жены Р-нской не читал, да в этом и нет нужды, потому что в таком гламурном добре сейчас никакого недостатка нет, а каждый небрезгливый может и в ее блог заглянуть, если вдруг припрет. Но мысль karaulovа очень хорошо понимаю. Правда, я не могу согласиться с тем, что эпоха эта нас покидает, ну да это мелочи.

Гораздо интереснее задуматься, почему это так. Мне отвечают, что просто лицемерие старых режимов сейчас сменилось откровенным цинизмом; это, возможно так. Правда, я, все же, предпочту лицемерие цинизму, так же, как предпочитаю притворную корректность искреннему хамству. Но все же, почему демонстрация (или даже воспевание) подлости и низости перестала быть чем-то, чего надо стесняться, как какого-то весьма неприличного порока?

Не знаю. Может быть, это связано с отсутствием (пока еще) кодексов, естественным путем вырабатывающихся в обществе. В России механизмом выработки такой общественной морали были внешние факторы, например, войны, в условия которых нарушения правил общественной морали карались самым жестоким образом (причем, не государством, а самими членами общества), или государственная пропаганда, грубо говоря, добрых качеств и грубая же цензура противоречащего десяти заповедям.

А сейчас войны давно нет, на госпропаганду положили с прибором, а, чего-то типа, скажем, протестансткой этики, которая впитывается с младых ногтей, сроду не бывало и неизвестно, будет ли когда. В общем, немого кино уже нет, а звукового еще нет.

Вопрос

У меня такой вопрос этического характера. Я вот недавно описал события, когда-то касавшиеся близких мне людей - друзей, родственников, предков. Может быть, еще что-то напишу в этом ключе. Так вот, бывает так, что занимаешься такими раскопками и вдруг обнаруживаются факты, скажем так, не красящие этих людей. Но сам антураж интересен.

Этично ли такие случаи выставлять на обозрение, или долг раскопавшего это - тихо похоронить подобные факты?

Другими словами, надо ли всегда предпочитать отца красному словцу?

Upd. В большинстве случаев речь идет о давно умерших людях.

Чистка

Сейчас вернулся из командировки в Берлин, где мне напомнили историю с двумя нашими бывшими советско-ГДРовскими коллабораторами.

В магдебургском институте, с которым мы сотрудничали, были два толковых специалиста, и оба члены партии. Один, Франк Г., постарше, был завлабом и секретарем их парткома. А второй, Вольфрам К., помоложе, был перспективным научным сотрудником, членом парткома (и еще сыном директора смежного института).

Грянула перестройка, обвалилась берлинская стена, и комиссаров повели на расстрел правеж.Collapse )

Я иногда думаю - а какой бы была люстрация в России, ежели бы она случилась? Со всеми традиционными отечественными пряниками в виде кумовства, взяточничества и пр.

Голос из пещеры.

Я благодарен всем, принявшим участие в бурной дискуссии о творчестве одного барда (не будем называть имен), и не только в моем журнале. Мне интересно было прочесть самые разнообразные гипотезы о том, кто меня надоумил посягать на великое (зависть, злоба, ненависть, коллективная травля по сигналу).

Подвергся я и еще одной критике со стороны юзера leonid_b, поместившего часть нашей с ним беседы у себя в журнале, правда, без ссылки. Этот автор категорически не смог принять моего взгляда на то, что песни (или, упаси Боже, стихи) могут быть предметом потребления. И взгляда, что если создатель песни думает о том, как будет воспринята его песня той аудиторией, к которой он хочет обратиться, это только плюс. По-моему, упомянутый юзер - гуманитарий (но не уверен на 100%); видимо, поэтому моя точка зрения была гуманитарно названа пещерной, дикарской и идиотской. Очевидно, я, как и пещерные люди, не отличаю божественной природы песни от грубых, как он выразился, "прокладок или пирожных". Другими словами, мне, как неандертальцу, что Бродский, что устрицы - все употреблю и получу свой обывательский кайф. В то время как одних надо есть, а на другого молиться.

Как некоторые присутствующие знают, я совсем не гуманитарий, но, все же, сочувствующий. Поэтому хотелось бы знать, где, согласно непещерным представлениям, кончается то, что потреблять нельзя, и начинается то, что можно. Ну, понятно, стихи, песни - нельзя. Балет - ни-ни. Романы, эссе уже можно или еще нет? Кино можно потреблять? "Крестный отец" - предмет потребления или нет? Цирк? Концерт Мадонны? Или на Мадонну надо еще молиться, а на Сердючку можно уже и не, можно потреблять?

Короче, поможите негуманитарию выйти из пещеры, сам я не местный.

С кем вы, мастера политики?

Теперь, после того как назло бабушке, Илико и Иллариону руководство РФ отморозило оба уха, осетинское и абхазское, настает момент истины. А именно, пришла пора миру определяться, кто друг, кто враг, а кто так.

Вообще-то, наверно, дипломатическая мудрость состоит в том, чтобы сначала определить друзей, а потом морозить уши. Но, видимо, руководство сыграло на опережение - сначала сделало, потом подумало. Потому что такая новость "Москва ждет от Лукашенко признания Абхазии и Южной Осетии" ошарашивает - а что, этот вопрос с лепшим сябром раньше не обговорили?

Так что зрителям, собравшимся в ложе, можно делать ставки у букмекеров - кто подпишется на кавказский сюрприз и когда. Пока, как я слышал, есть только один друг ты наш единственный - Хамас, свободолюбивый, но дипломатически немного неполноценный.Collapse )

Послесловие к вчерашней записи.

Я благодарю всех, высказавших свое мнение по поводу случая, происшедшего пару лет назад в нашем госуниверситете. Напомню, объявленный день исключительной важности трех вступительных экзаменов был перенесен на иную дату, чтобы он не совпал с неким иудейским праздником.

Мнения комментаторов, как и ожидалось, были интересными, но часто совсем противоположными. От одобрения до полного неприятия такого решения.

Теперь я выскажу свой взгляд. Я полагаю такое решение правильным. Конечно, это создало трудности администрации, учебному отделу и профессорам, но это трудности не так большой руки. Факультет не обязан был это делать, но он проявил добрую волю и снисхождение.

Наш университет - светское заведение. Официально ношение предметов культа запрещено. При этом я (да и другие) не возражаю против ношения студентами платков или кип. Если крест будет висеть - тоже возражать не буду. Они же не мешают никому, эти предметы культа.

В заключение упомяну о еще одном случае. Зимой ко мне пришли доценты с нашей кафедры и рассказали о такой проблеме. Студенты-иудеи с 3-го курса пожаловались, что в пятницу занятия семинары заканчиваются слишком поздно, когда уже шабат шалом, и попросили или изменить расписание, или разрешить им посещать семинары в другие дни, не в пятницу. Доценты отказались, а я без всяких колебаний объявил, что одобряю их решение.

Демократия мультикультуральность - не вседозволенность!

О мультикультуральности

(Блин, ну опять, как понесет на какую тему, так не остановиться. Надо что-то с этим делать.)

Намедни, в журнале у известного человека (не буду указывать, у кого, чтобы не раздувать дальше острую дискуссию, но намекну, что в его нике есть упоминание домашнего животного) был спор о том, не пора ли Англии очнуться от засилья ети ее мать мультикультуральности, пока бородатые не съели ее (Англию) с кускусом.

Поскольку Франция тоже находится на переднем крае этой ретирады, расскажу об одном случае удара мультикультуристов. И спрошу совета мудрых людей.

В моем университете есть конкурс на поступление. Это очень жесткое испытание, я о нем недавно писал. Летняя сессия, в конце мая, идет два дня подряд, выбрать эти дни очень трудно, надо, чтобы всем профессорам были удобны эти дни, чтобы все занятия уже закончились, но было бы достаточно времени на проверку и т.д. и т.д..

Несколько лет назад с огромным трудом (как обычно) выбрали два дня, объявили. Но выяснилось, что второй день приходится на какой-то иудейский праздник, я еще не очень разбираюсь, какой, специалисты могут мне подсказать. И иудеям нельзя в этот день сдавать вступительный экзамен. А их было среди абитуриентов.

Что делать учебному отделу? Франция светская же страна...

Учебный отдел вместе с деканом без согласования с остальными профессорами постановили перенести второй день экзаменов, по-моему, с пятницы на понедельник. То есть, между днями экзаменов была дырка четверг-понедельник.

Такого в истории нашего факультета не было никогда, решение беспрецедентно.

Что скажете, уважаемая публика, приемлема ли такая уступка мультикультуральности, политкорректности и разным толерастам?

Человек и кошка.

В монографии "Жизнь и смерть в блокированном Ленинграде: Историко-медицинский аспект" приводится интересный случай. Как известно, к концу осени 1941 года в Ленинграде еще не было случаев людоедства, однако все кошки, собаки и голуби были уже съедены. Но в одной воинской части, размещенной в городе, оставалась еще живая кошка, которая очень успешно боролась с крысами. Так вот, часовым в части, помимо прочего, вменялась в обязанность "охрана кошки" от посягательств горожан.

(Кстати, хороший вопрос для "Что, где, когда" - при каких обстоятельствах часовые РККА охраняли кошку).

Эта история, как бы, будит теплые чувства - человек в тяжелых условиях охраняет маленькое животное, которому грозит опасность. И я сам на стороне кошки, и рад, что ее не съели жители. Но, с другой стороны, мясо этой кошки могло спасти чью-то жизнь, а, может быть, и не одну - известны случаи, когда простой кусок булки с сахаром спасал людей. Однако сожаление, что кошку не съели, не приходит в голову, во всяком случае, по первому размышлению.

Что же, чужая кошка a priori нам дороже чужой человеческой жизни?

Жестокий век, жестокие сердца.