vba_ (vba_) wrote,
vba_
vba_

Из тайги на ярмарку

В обсуждениях советского мема "Абакан-Тайшет" люди более юного поколения напомнили другой мем "Уренгой-Помары-Ужгород". Да, был такой. Наверно, это был последний проект, осознававшийся страной, как нечто общее (или позиционировавшийся таковым, что, по сути, одно и то же). Но он уже кардинально отличался от всех, что были раньше.

Практически все предыдущие проекты страны были направлены на массовую экспансию, героическое преодоление сил природы. Ключевым словом было "освоение". До войны это было освоение Дальнего Востока, главная дорога туда, где дела много, освоение Арктики, Севморпуть, среди торосов и айсбергов, "Челюскин"; первыми Героями были полярные летчики. После войны пошла целина, едут новоселы по земле целинной, тундра и тайга, тот же Абакан-Тайшет, Братская ГЭС, девчонки танцуют на палубе, ты меня называл Бирюсинкой, Усть-Илим, я приду сквозь метель и пургу. И, конечно же, космос, хоть он и стоял особняком, туда не всех пускали, не то что на целину.

Дольше всего протянулся БАМ, вдохновляемый каждый раз потенциальными подлянками из Манчжурии – до войны японскими, в 60-70-х годах китайскими. Мы строили, строили и, наконец, построили. Юными, звонкими струнами.

И вот, приехали.

Конец семидесятых стал рубежом, когда массовые проекты освоения кончились. И хотя страна по инерции повторяла "это время гудит – БАМ" и слушала про тындинские костыли, это были все отзвуки старых задумок, вышедших из моды великих свершений, буден великих строек в веселом грохоте, огнях и звонах. Новыми песнями стали идеи перестать строить голубые города в таежной глуши, а потащить из этой глуши то, что можно продать. К тем, кто может купить.

Проекту Уренгой-Помары-Ужгород, который родом из этого времени, был присущ дуализм. С одной стороны, это был всесоюзный проект, который традиционно поминался круглосуточно изо всех утюгов. А с другой стороны, мало того, что героической тайги в Ужгороде маловато, так и конечная цель была какая-то немессианская – доставить западному миру наши родные углеводороды.

А уже начало восьмидесятых не родило вообще никаких масштабных проектов (если я не прав, пусть меня поправят). Оказалось, что на углеводородную ренту жить трудно, а вместо какого-нибудь нового всенародного алмазного Норильска на миллион жителей где-нибудь в Якутии развернули довольно мутную "Продовольственную программу", в рассуждении чего бы покушать. Но даже и с этой программой ничего не смастерили, Леонид Ильич лег у Кремлевской стены, и среди верениц лафетов на Красной площади грандиозные проекты потерялись полностью. На том закончилось салонное танго.

Так что симптомы окончания советской традиции можно было уже в начале 80-х, задолго до перестройки видеть, как говорит нам крепкий задний ум.
Tags: СССР
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 84 comments