March 23rd, 2016

Теракты или послесловие к "Божьим мельницам"

Несколько дней назад я выразил большое удовлетворение арестом Сала Абдесалама, одного из организаторов теракта в Париже 13 ноября, и одобрил бельгийскую полицию, сумевшую взять его живым. После вчерашнего теракта в Брюсселе ко мне в журнал стали приходить комменты с советами удалить тот пост. В смысле что террористы живы-здоровы и продолжают свое черное дело, а полиция обкакалась.

Отвечаю. Я полностью остаюсь при мнении, выраженном в том своем посте. Более того, я останусь при этом мнении, даже если в ближайшее время состоится еще один теракт. Поясню.Collapse )

Искусны ли террористы?



Расследование брюссельского теракта за последние сутки (по официальным данным не слишком продвинувшееся) все-таки дало некоторые интересные результаты.

Шофер такси, подвозивший бомбистов в аэропорт, опознал их по фото в новостях и обратился в полицию. Быстро выяснилось, у какого дома они сели в такси. Обыск квартиры в этом доме показал довольно странные вещи.

Террористы пользовались самодельной взрывчаткой, перекисью ацетона. На их квартире нашли 150 л ацетона, 30 л перекиси водорода, детонаторы, кучу гвоздей для начинки и 15 кг готовой взрывчатки. Возникает естественный вопрос – если группа намеревается в дальнейшем чего-то взрывать, как можно оставлять все это в квартире, которая, скорее всего, будет накрыта после теракта? Еще более странно, что в квартире оставлены два фальшивых удостоверения личности, как будто кто-то сможет за ними вернуться. Где же конспирация? Или все уже делалось в такой спешке, что не до конспирации?Collapse )

Последние новости

Того, кого подозревали в причастности к изготовлению всех поясов смертников во время бойни в Париже, того, кого считали главным изготовитем взрывчатки, Наджима Лаашрауи, похоже, не надо уже искать. Идентифицировали, что он был вторым, взорвавшимся в аэропорту.

Похоже, серьезных кадров уже не осталось в этой группе. Теперь понятно, почему они бросили всю взрывчатку в своей квартире. Некому уже было возвращаться. Лучше было погибнуть, чем оказаться рядом с пойманным Абдесламом.