October 9th, 2014

Но любим мы его не за это

Кто-то у меня в ленте френдов (уже не помню, кто, а лезть искать лень) посетовал, что на смерть Любимова откликнулось много текстов о том, как он противостоял власти, и мало текстов о том, что он сделал для театра.

Мне кажется, что автор этого замечания и прав, и неправ одновременно. Прав он в том, что о вкладе Любимова в театральное искусство действительно сейчас не так много пишут. А неправ в том, что о противостоянии Любимова и власти сегодня тоже не многие страницы расписаны.

И это логично. И о том, и о другом сейчас писать обширно, это Капитана Очевидность лохматить. Лишний раз.

История уже все расставила по своим местам. Хорош ли, плох ли был Любимов персонально, он сделал Театр на Таганке, что было огромным явлением для своего времени. Это зачеркнуть невозможно, какие бы конфликты потом ни были у Любимова с кем бы то ни было. И все последующие истории с обидами, скандалами, отъездами и прочими проблемами это все события микроскопические по сравнению с тем, что Любимов делал для Театра в 60-х – начале 70-х годов.

Мой тезис состоит в том, что надо не поддаваться соблазну мерить большие дела прошлого текучкой последующих времен. Влияние такой текучки хорошо можно видеть на примере Высоцкого. Collapse )