January 19th, 2012

О трансфигурации-2

начало
Наконец маэстро дал команду, и минуты славы закончились, а таланты повалились в грёзах на свои кушетки. Гипнотизер же, плотоядно потирая руки, подошел к несчастному Жарову и стал готовить его к первой пытке. Для начала раздвинули стулья и начальника отдела кадров положили как линейку между ними в виде моста Золотые Ворота.

- На него можно даже сесть, - полупризывно молвил злой маг. –Он выдержит.

На сцену из зала сразу кинулся десяток сотрудников, желавших испытать крепость корпуса нач. отдела кадров. Первой к финишу пришла толстая лаборантка из соседней лаборатории. Я закрыл в ужасе глаза. Но псевдогуманный гипнотизер корпулентную девушку отстранил, и на висящего над пропастью Жарова присела худенькая библиотекарша. Мост издал хрип, прогнулся, но устоял. Зал бесновался от эмоций.Collapse )

О трансфигурации-1

Нижеследующий текст не имеет отношения к Путину или утомленным Солнцем. Скорее, он про то, что перемены могут подкрасться незаметно. Ко всем. И - хоп.

Давным-давно работал я в заведении, которым командовал человек, приближенный к высшим телам в СССР. От этой телесной близости нам перепадали всякие умеренные блага. Руководство наше было неглупое, мощное и вовсю пользовалось большими возможностями карать и миловать. В сталинской такой манере. Был у нас и свой НКВД, в виде отдела кадров, под начальством небольшого человечка по фамилии Жаров, ну просто очень народной внешности. Немножко похожего на Путина в карикатурах несистемной оппозиции. Был он, к тому же, весь какой-то фактуры неокрашенной древесины, как если бы Путина тесал папа Карло без отеческой любви. Получился человек, но совершенно без лака. Типа идешь по IKEA, а там полено. Или сучок. По цене гарнитура.

Этот Жаров не входил, конечно, в круг олимпийцев нашего заведения, но, тем не менее, если представить себе, что греческие боги организовали бы кооператив "Озеро", Жаров был бы при них кем-нибудь вроде Харона. Возил бы клиентов на озеро и обратно. Не бог, конечно, но похоронить мог конкретно. Всякие гоношистые научные смертные относились к нему с опаской. Презирали, конечно, но исподтишка. Однако Жаров был мужчина деловой, и эта опаска ему, похоже, даже нравилась. Так и жили, в классовой напряженности.Collapse )