February 10th, 2009

Достоевщина. Часть 1.

Недавно в этом журнале обсуждали тему переплетений и пересечений в истории, которые приводят иногда к стечениям довольно невероятным. У меня еще есть примерчик, ежели позволите.

Два года назад я описал скандал, случившийся в одном из наших прежних семейств двести лет назад. Так букв немного, но если неохота лезть по ссылке, вкратце суть в следующем – замужняя прабабка моего прадеда, имея пять детей, соблазнила перспективного молодого человека, параллельно бросая мужа, а когда молодой человек замешкался в смысле жениться, предложила ему расстаться с ней и жениться на юной сопернице, приняв в напутствие колоссальную сумму в 20 тысяч рублей.

Страсти безумные, там и любовь, и ревность, и деньги.

Тут же знатоки и ценители литературы rezoner и kisochka_yu сказали в комментах, что эта история есть просто торжество Достоевского и все это очень ФМ-но. И в беседе подумалось – а вот было бы здорово к страстям этого семейства приплести еще и самого Достоевского. Но примитивно, сразу, это не получается, указанная история произошла еще до рождения гуру русской души для иностранцев. Но если не получается сразу, может получиться потом. И получается!

Опять же недавно, досточтимый scottishkot заметил, что подобные истории с переплетениями и пересечениями есть сценарный хлеб Голливуда. Может быть. Что нужно для голливудского полотна? Нужно показать известную каждому обывателю фигуру в жанрах эпического повествования, трагедии, комедии и драмы. Все это есть. Короче, я изложу реальную канву, а если кто-то потом захочет дополнительно красиво приврать и сляпать сценарий – милости просим.Collapse )
окончание

Достоевщина. Часть 2. Окончание

начало тут


Гасфорт был карикатурой на всех крупных российских поместных чиновников от петровских времен до медведепутинских. Его деяния, точно так же, как и деяния нынешних, каких-нибудь Шаймиева или Лужкова, служили предметами анекдотов. Упомяну лишь несколько. Например, он предложил поставить себе монумент в Березове в память посещения им самим этого города. Известный путешественник Г.Н. Потанин со смехом писал, как Гасфорт "начал строить вооруженные казармы в Омске, из которого в тридцать лет не доскачешь ни до какой неприятельской границы". Но самой веселой историей был рассказ о том, как Густав Христианович стал составлять проект новой религии для местного населения Сибири и Казахстана, промежуточной между христианством и мусульманством. Как писал один злоязычный достоевед, барон считал ислам варварством, а креститься местная знать не хотела из-за запрещения многоженства. Тогда Гасфорт сочинил некий гибрид, похожий, скорее, на иудаизм. Но тут уже вмешался Николай, наложивший на проект резолюцию "религии не сочиняются за письменным столом".

И тут такая удача - Гасфорт приезжает с визитом в Семипалатинск! Первую и главную клизму тут же получил местный батюшка: почему он не трезвонил в колокола при въезде генерал-губернатора в город. Испуганный батюшка робко оправдывался, что "по смыслу церковного наказа трезвонят приветствие царю или царским особам". На что Гасфорт ему вставил, что в Сибири царь - он, и чтоб в следующий раз звонили!

Всучить стихи Гасфорту взялся молодой местный прокурор А.Е.Врангель, который очень Достоевского почитал. Во время торжественного обеда с местной элитой Гасфорт размяк, и Врангель стал его массировать на предмет Достоевского. Но генерал-губернатор не захотел даже и слушать, сказав историческую фразу:
- За бывших врагов правительства никогда я хлопотать не буду. Если же в Петербурге сами вспомнят, то противодействовать я не буду".

В общем, весь план лопнул.

И тут вдруг с инспекцией этого самого Сибирского линейного батальона в Семипалатинск приезжает наш Александр Карлович Д. и там встречается с Достоевским. О чем говорили солдат и генерал, мы никогда не узнаем, но главное заключается в том, что Д. взялся Достоевскому помочь.Collapse )