November 11th, 2006

Уточнение про драку

Я не написал, но эти драки – это не те кулачные бои, где, выстроившись в ряд, бойцы колотили друг друга, а потом умильно лобызали друг у друга окровавленные мордасы, прося прощения. Как пишут авторы, тут метелили друг друга весьма конкретно и не голыми руками. (Я все прикидываю, как бы смотрелась такая народная традиция где-нибудь в Европе, скажем во Франции или Германии). Такое мочилово было постоянным атрибутом каждого праздника. Начинали его подростки. а потом вступали уже взрослые (но не женатые). В разгар дела подростки уже не совались и только подносили колья, кирпичи, цепы серьезным бойцам. К концу битвы, как правило, большинство сражающихся уже лежало с черепными травмами (приводятся частушки, рисующие эти события). Как пишут ученые-этнографы, такой обычай не только вырабатывал у русского народа отвагу и коллективизм, но и способствовал тому, что деревня победитель имела больше шансов для привлечения невест, то есть, это был важный фактор отбора.

По правде говоря, не по всей Российской империи были распространены такие замечательные народные обычаи. В основном, этим славились Псковская, Новгородская, Вологодская, Тверская губернии/области (короче, русское Нечерноземье).

В этих народных утехах должны были принимать участие все неженатые. Правда, был человек в деревне, который имел право не долбать врагов по черепушке. То есть, его участие приветствовалось, но отказ не вызывал остракизма. Знаете кто?

Годовщина окончания войны

Позапрошлой ночью умер самый старый из пяти оставшихся в живых французов-участников Первой мировой войны. Не дожил суток до празднования 88-й годовщины перемирия 1918 года. А ведь он был призван еще в 1914 году, а в 1915 году дважды ранен, да в последний раз гранатой так тяжело, что стал инвалидом с дважды продырявленным черепом. И дожил почти до 112 лет, из них 54 года на пенсии.

А самого молодого из пяти (107 лет) привезли сегодня под Триумфальную Арку. Последнему из них, кто умрет, будут устроены общенациональные похороны.

Ну и, как обещал, про русскую девственность.

Это я суконным языком пересказываю, что прочел, будучи в крайне неудобной позе. Отчего многое забыл, так что не обессудьте.
Итак, как известно, добрый наш народ превыше всего ставил целомудрие и строго следил. При этом дозволялись всякие добрачные игры типа обжиманий на сеновале и запускания рук во все места, но так, чтобы не стряхнуть нечаянно пыльцу девственности. Если же это, все же, случалось, то это был полный аллес капут.

Главную клизму на свадьбе (на второй день, естественно) получала не сама незадачливая невеста, а ее родители. Тут уже приходила поглумиться вся деревня. Возможностей была масса, и в каждой области свои – где тестю кусок блина на голову лепили или дырявый горшок на голову надевали, где зять теще стакан без дна подавал... в общем народ был очень талантлив на выдумку и богат на творчество. Кладезь просто!

И вот еще характерная деталь. Вечером, перед уходом молодых в опочивальню, большая группа доброволок обыскивала невесту, чтобы она не утащила с собой какую-нибудь шпильку или ножичек и тем самым не ввела наутро общественность в заблуждение относительно своих моральных качеств. Вот это по-нашему, по-коллективистски!

Ну, в случае успеха, как известно, белье вывешивалось или с ним гордо ходили всем кагалом по деревне. Интересно, что часто простыню или рубашку с доказательствами хранили долго, годами. Для чего?