Category: философия

Category was added automatically. Read all entries about "философия".

udar

дивное

На одном из сайтов в краткой биографии Сократа наткнулся на великолепный пассаж: «В одном из сражений философ, вооруженный дубиной, разогнал спартанскую фалангу и спас раненого».

(кто не верит — вот ссылка сайт)

Просто представьте это зрелище — один несчастный философ с дубиной против даже не трёхсот, а всей спартанской фаланги...

А ведь он действительно спас на поле боя молодого Алквиада, но не таким же образом, блин.
as

Одна из версий истории жизни Сократа.

Искал я тут материал для заказной статьи про брак Сократа с Ксантиппой. Стоило чуток копнуть и разверзлись бездны.

[Сократиада, конспективно]
Сократа обычно представляют отрешённым от всего земного язвительным старичком, который ходил по базару и подкалывал всех встречных-поперечных. Однажды на том самом базаре (то бишь афинской агоре) он повстречал красивую девушку, продававшую горшки. Он ей слово, она ему два, он её ущипнул, она ему дала пощёчину, женитьба, детишки, вот это вот всё.

В этой жанровой сценке внешне всё верно, но суть от зрителей ускользает. Кто такой Сократ и почему он до сих пор не женат. Ему уже полтинник, для античности это глубокая старость. Может, он больше по мальчикам? Ну и что? Как будто это кому-то в Древней Греции мешало жениться. Женитьба в те суровые времена нужна была не для развлечений на ложе (на то есть всякие гетеры для богачей и порны для бедняков), а для семейного бизнеса и деловых связей. Поэтому женили подростков их родители, порой в весьма юном возрасте. А вот Сократ как-то увильнул. При том, что и его родители, и он сам — не последние люди в Афинах. Почему?

Чем вообще занимался Сократ по-жизни? Если ответить одним словом, то воевал. Вплоть до самой свадьбы. В своей последней войне он участвовал в возрасте 47 лет. Причём во время войны он, простой гоплит (элитный, но всё же пехотинец) порой делил свою палатку с юношей, который был фаворитом некоронованого короля Афин (имена приводить не буду, они есть в любой из его биографий). Да и потом, на симпосиях, общался с роднёй и друзьями виднейших политиков. Однако, даже в пожилом возрасте командиром так и не стал. Несмотря на многочисленные подвиги и награды.

Итак, кто перед нами? Неприметный рядовой, водящий дружбу с высшим военно-политическим руководством страны и постоянно торчащий на рынке, где он не продаёт и не покупает, а просто болтает с прохожими. В наши дни его бы назвали резидентом или даже куратором некоей афинской разведки, но в то время спецслужб как таковых не было. Точнее, они были неформальными.

Именно то время, когда Сократ «познакомился» (в кавычках, поскольку эта девушка тоже из аристократической семьи, аристократов же в Афинах было очень немного, все друг друга знали) с Ксантиппой, было особенно тревожным и напряжённым. Афины только что с треском продули войну со Спартой. От мысли о том, что Спарта пришлёт править городом своих людей и те установят свои спартанские порядки, любого порядочного афинянина должно было бросать в дрожь. Формальная там у них была разведка или неформальная, работать в это время она должна была в форсированном режиме.

И вот резидент, у которого наверняка назначено множество встреч и передач важной информации, внезапно узнаёт в горластой торговке дочку очень уважаемого человека. Что, вообще говоря, выходило за всякие рамки — даже замужние афинянки из тогдашнего «среднего класса» избегали лично ходить по рынкам, посылая для этого рабов. Торговки — низшее сословие, засветиться среди них незамужней аристократке было позором даже не на всю жизнь, а не всё время существования рода. Раз Ксантиппа всё-таки здесь, да к тому же не прячет лицо и не скрывается, а совсем наоборот, значит дело серьёзное.

Дело в самом деле оказалось серьёзным, но в чём оно состояло, мы вряд ли узнаем. Но эту странную встречу и беседу надо было как-то залегендировать. Штирлиц Сократ никогда долго не думал, он сразу же ухватил красотку за её симпатичную попу, за что получил по морде. Все свидетели этой сцены запомнили именно то, что увидели — старый хрыч домогается красивой торговки. А поскольку, как ни крути, Ксантиппа оказалась опозорена, пришлось её взять замуж. Вполне возможно, тем самым создавался ещё один канал связи между какой-то политической группой и военной разведкой в лице Сократа.

А дальше в Афинах случилось страшное. Власть взяла кровавая диктатура, которая тут же начала чистки и массовые расстрелы... то бишь казни и изгнания. Должно быть, именно эти злодеи Сократа и убили? Не совсем. Сократ, напротив, был включён в список из 3 тысяч «неприкасаемых», которых рядовым исполнителям репрессий трогать запрещалось. Сократ неоднократно публично осуждал захвативших власть тиранов, однако ему за это ничего не было. Кто же тогда убил Сократа? Демократы и патриоты, свергшие тиранию.

Возможно, ему за что-то мстили. Однако, его семья при этом никаким репрессиям не подверглась, да и ученики тоже. Возможно, старый человек, всю свою жизнь отдавший не только философии, но и спасению своей родной страны (как на поле боя, так и на фронтах тайной войны) попросту решил, что с него хватит. Самые страшные угрозы миновали, пора и на вечный покой. Среди античных философов самоубийство грехом отнюдь не считалось. Об этом говорит и весьма странное поведение Сократа во время суда, и его спокойное отношение к будущей казни, о чём свидетельствуют все, кто его видел в то время. А может быть, не было иного способа открыто и гласно разорвать все те незримые связи между военными и «тиранами», которые были нужны, но после свержения тирании стали опасными.

по мотивам комментария

В ответе на один из комментариев к этому посту я сравнивал Переслегина с Гегелем. Если данная аналогия верна, то дальше события должны развиваться следующим образом:

[Spoiler (click to open)]
Вскоре появится некий скандальный публицист, который на основе трудов Переслегина, Дугина, Розова и прочих наших светочей мысли создаст новую теорию, приправив её надёрганными из статей по социологии данными. Свой великий труд он назовёт «Социал» и издаст его, разумеется, в Лондоне. Куда и переедет, в процессе написания. Фамилия его будет... ну, допустим, Ведренко, соответственно его последователей назовут ведристами.

Через какое-то время США и Китай окажутся взаимно истощены серией локальных войн разной степени тепловатости. И в этот критический момент команда активистов-ведристов будет доставлена в Соединённые штаты в пломбированном контейнере с «Алиэкспресса». Дальнейшее вполне очевидно.