Tags: рецепт

Великая французская

Если вы когда-нибудь захотите объяснить ребенку все про французские революции и Наполеона с его войной, проделайте следующие несложные манипуляции.
Сварите примерно полтора литра мясного бульона.
Возьмите оттуда половину. Отставьте в сторону.

На большой сковороде на сливочном масле обжарьте грамм 200 хлеба, мелко порезанного кубиками. Половину отложите, это важно! Потом – полторы луковицы. Потом – смешайте хлеб с луком и еще минут пять обжаривайте, пока ваш бульон снова не закипит. В бульон, если есть, добавьте вина, если нету, соевый соус тоже сойдет, только его надо лить значительно меньше, максимум – столовую ложку.

Потом все обжаренное добро из сковородки высыпьте в кипящий бульон, пусть варится минут пять. Посмотрите на получающуюся тюрю, вспомните рассказы бабушки про Великую Отечественную войну, про клейстер, который тоже ели.

Отрежьте кусочек сыра граммов 50 весом.
Не знаю, как у вас, а у меня в этот момент случился приступ легкого онейроида, с галлюцинациями. Я представила себя французской домохозяйкой, которой надо кормить семью, а в холодильнике у меня – последняя кость, ломоть позавчерашнего хлеба и три луковицы, ну и еще засохший кусочек сыра, которым мыши побрезговали. Стало себя жалко.

Преодолев галлюцинации, сыр надо мелко потереть, потом высыпать в кипящий клейстер… я хотела сказать, суп, и еще пять минут варить, постоянно помешивая.
Только великая и необъяснимая (видимо, российски-архетипическая) любовь к Франции заставила меня попробовать содержимое кастрюли. Оно неожиданно вкусно, но без целеньких сухариков (которые изображаются на всех фотографиях и которые совершенно не предусмотрены рецептом) есть его я не смогла.

На сытый желудок луковицы и корочки хлеба будут ассоциироваться с книжкой про Буратино. Правда, реакцию ребенка я представить себе не берусь, придется ждать до вечера. Возможно, рассказ о гурманах, высокой французской кухне и прочем сделает свое рекламное дело, и моя семья тоже приобщится к великой французской культуре.

Я же, на сытый желудок, думаю, где добыть пару яблок, а разбушевавшаяся фантазия рассказывает мне, как могла чувствовать себя француженка, которой надо вечером накормить этим супом голодного мужа и детей. Изо дня в день, много дней подряд.

И, кажется, я все понимаю про французскую революцию, про все французские революции.