December 11th, 2012

лето
  • roizman

Любимый город Путина

Оригинал взят у egor_bychkov в В тагильском училище для детдомовцев воцарилась анархия. Есть погибшие.
Прошу данный пост считать официальным обращением в Министерство образования Свердловской области, ГУ МВД по Свердловской области, Прокуратуру Свердловской области, Уполномоченному по правам человека Свердловской области.


В Нижнетагильском техникуме жилищно-коммунального и городского хозяйства (НТТЖКиГХ, раньше училище №135) творится настоящий беспредел. Преподаватели не в силах самостоятельно справится с ситуацией и бьют тревогу.

До СМИ еще не добралась новость о том, что в ночь с понедельника на вторник в туалете общежития техникума нашли повешенным 18-тилетнего учащегося Николая Безбородова.

Преподаватели считают, что Коля Безбородов - первая жертва воцарившихся в техникуме порядков - употреблять наркотики стало нормой. За ним могут последовать и другие.

Учащихся 143 человека. Детдомовцы со всей области в возрасте от 16 до 21 года. Очень тяжелые, многие отстают в развитии. Каждый день драки. У каждого в кармане нож. Маленькие зверьки.
Несколько лет назад, один из воспитанников убил девчонку. Здесь же, в техникуме. Сейчас он сидит. Преподаватели боятся лишний раз сделать замечание - на них кидаются с отвертками или с ножами. Это стало обыденностью. "Слава Богу, что смена закончилась и все живы", - говорят каждый день преподаватели.
Кстати, преподавательский состав - только женщины. Из мужчин только директор. Живут здесь же, в общежитии. Зарплаты по 6 тысяч. Из них три отдают за жилье.

Раньше было полегче. Да, были токсикоманы. Но это было скорее исключением из правил.
Все поменялось после того, как несколько лет назад в техникум пришли наркотики. Спайсы. Курят все. Накурятся, потом еще догоняются алкоголем. Недавно до полусмерти обкурились пацан с девчонкой. Скорая еле откачала. Парня забрала полиция на профилактическую беседу. По общаге распространился слух, что он кого-то сдал. А сдать можно было много кого - в техникуме бырыг немногим меньше наркоманов. Проводил ли он какие-то проверочные закупки неизвестно.

Но здесь же все один блатнее другого. Решили объяснить ему, что он поступил неправильно. Закрылись с ним в комнате. Унижали. Били. Девчонка, с которой он общался, рассказала, что после "разговора" он ей звонил, говорил, что "нет сил" и "он так больше не может". Ночью Колю Безбородова нашли повешанным в туалете. Сейчас материалы проверки находятся в СК Ленинского района Тагила. Налицо доведение до самоубийства. Посмотрим, что скажет Следственный комитет.

Вчера поминки были. Все общежитие пьяное в хлам. Поминали парня.

Надо сказать, что с деньгами у учащихся полный порядок. Все находятся на полном гособеспечении. В выходные выдают по 300 рублей на расходы. Плюс ежемесячная стипендия по 1000 рублей. Процветает вымогательство. При достижении 18 лет, учащийся получает доступ к своей Сберкнижке. У кого-то 400 тысяч накопилось, у кого-то 800. Положенное по закону жилье получить не могут. Живут в общежитие и тратят накопленное годами (алименты, пособия по инвалидности и т.д.) на наркоту. Учителя рассказывают, что те, кто подсаживается на спайс автоматом перестают учиться. А неадеватных учеников с каждым днем все больше и больше - пошла цепная реакция.


Collapse )

Будем работать.
В ближайшее время съезжу, посмотрю своими глазами и поговорю с ребятами.
Попробуем справиться.


«Если не вмешиваться во всё, нас сомнут»

http://www.gazeta-nedeli.ru/article.php?id=4026

«Если не вмешиваться во всё, нас сомнут»

или Почему власти ополчились против руководителя фонда «Город без наркотиков» и его единомышленников

     Автор: Антон Наумлюк



Ройзман подписи

Поезд Волгоград — Нижневартовск. Пьяный и очень жаркий. На градуснике — за тридцать. Со мной в купе двое с Уралвагонзавода и старый чеченец Умархаджи, который едет туда же устраиваться на работу. За тридцать с лишним часов все успевают перезнакомиться, подружиться, разругаться и снова пить вместе. Один рабочий постоянно пьян, спит на полу, потому что не может долго пролежать на полке. Он же, как водится, и самый общительный.
«Куда едешь-то?» — спрашивает он, когда мы стоим в Можге.
«В Екатеринбург. К Ройзману, делать репортаж про «Город без наркотиков». Слышали про такой?» — отвечаю я.

Парень замолкает, смотрит подозрительно. Немного мнется и тянет: «А что наркотики? Они всегда были в Свердловской области и всегда будут».
Умархаджи, всю дорогу тихий и спокойный, возбуждается, машет руками и, с трудом подбирая русские слова, запинается: «Ты это, ты так не говори! У нас знаешь как в Чечне — если нашли наркотики, сразу в тюрьму. Это так должно быть!» Парень смолкает и уходит курить в вонючий, задымленный тамбур. «Ты не слушай, — это чеченец уже мне говорит, — ты пиши. Там в Екатеринбурге люди добро делают».
Я не помню случая, чтобы кто-то не знал о екатеринбургском фонде «Город без наркотиков» Евгения Ройзмана. Его самого тоже знают все. Знают как экс-депутата или ученого — искусствоведа и историка, гораздо меньше — как поэта, но самое главное, как человека, которого власть в лице губернатора Евгения Куйвашева пытается сломить. И безрезультатно.

Ему есть чем заниматься и помимо борьбы с наркоманией

Мы договорились с Евгением Ройзманом, что я приеду в Екатеринбург писать репортаж о фонде, о наркомании и о войне, которую фонд объявил ей уже по всей стране (с 2011 года горячая линия «Страна без наркотиков» принимает тысячи сообщений о торговле наркотиками). Договорились, когда в Саратове, так же как и в сотнях других городов, собирали подписи в защиту фонда и его руководителя. Защищать пришлось от губернатора и силовиков, для которых, кажется, стало делом принципа, а не здравого смысла уничтожить сверхпопулярного Ройзмана и его фонд.
Вечером дня, когда я прибыл в Екатеринбург, подписи подсчитали: около ста пяти тысяч. Уже поздно вечером Ройзман записывал об этом видеообращение. За день он был измотан. Никак не мог придумать, что говорить и как снимать. В кабинет попрощаться заглянула юрист фонда Настя Удеревская, оценила ситуацию и заметила: «Вы бы листы с подписями разложили на столе, чтобы люди видели, сколько их, подписавших». Вдвоем принесли коробку с листами, несколько десятков килограмм бумаги и тысячи надежд. Ройзман стал раскладывать подшитые в книги листы и, тут же останавливаясь, показывал: «Вот очень важная для меня поддержка от Михаила Веллера. Представляешь, он сам собрал семь тысяч подписей». Еще Веллер написал вступительное слово к ройзмановским «Невыдуманным рассказам». А в книге его стихов «Жили-были» — вступление Дмитрия Быкова.

Мне кажется, это очень важно понять: Ройзману есть чем заниматься помимо наркотиков и наркоторговли. У него есть его стихи, проза, его иконы, из которых он собрал крупнейший в регионе частный музей. У него есть Аксана Панова, редактор Znak.com и мать его еще не родившегося ребенка. И тем не менее начиная с 1999 года фонд «Город без наркотиков» вычищает Урал от наркомании, его сотрудники и оперативники рискуют всем, в том числе и жизнью, потому что больше некому это делать. Потому что у них у всех есть эта ройзмановская ответственность за свой дом. А они, конечно, чувствуют город и землю своими, они здесь хозяева.

Президент и сто тысяч избирателей


Collapse )