Tags: myself

Light

Золотой Ланьлин: Час крысы

Сыграла светлую девочку с легким характером. Девочку, которая видела самое страшное, и больше уже ничего не боится. Девочку, которая умеет радоваться жизни, плакать и утешаться, любить не так, чтобы сердце болело, а так, чтобы просыпаться с улыбкой.

Тао Мин двадцать два года. Она - главный лекарь в Юньмэне: просто кто-то должен быть главным, когда почти никого не осталось. Кто-то должен залечивать раны, переломы и темные метки, ведь ночные охоты опасны, учить новичков - а после жечь благовония в храме предков погибшего рода Тао. Женщина не передаст фамилию сыну, не продолжит род, зато восстановит школу. Тао Мин улыбается: быть взрослой - это не страшно. Страшно - это когда совсем не осталось взрослых.

Концепция послевоенного Юньмэна попала мне прямо в сердце. Самый "юный" Великий орден: глава, принявший пост в 17 лет, и его люди - немногие оставшиеся младшие соученики, бывшие смешные малолетки, дети войны, которые вдруг стали старшими и теперь справляются, потому что больше некому. Сиротский приют Юньмэна. То самое "цзянское кубло", в которое они сбились, потому что ну а кто у них еще остался.
"Но я знаю, что если закрою глаза и упаду спиной назад - вы меня поймаете" ©
гроза

(no subject)

Вернулась с "Ветров весны".
Писать отчеты все еще не умею. Поэтому будет вот так (лишь одна, но очень яркая часть истории 16-летней Иньчжу, которая еще не очень умеет рефлексировать, да и вряд ли научится).

Вокруг меня всё говорят о любви. Я вижу радость - и много боли тех, кто понимает: не по пути. А что со мной, отчего мое сердце в покое? Очень надеюсь тебя никогда не встретить: вот уж кому действительно не по пути. К тому же есть те, кто мне нравится больше, чем ты, но...
Но вот что я знаю наверняка: если бы я могла попросить у Неба одного-единственного человека, я бы просила тебя.
я

В продолжение к предыдущему

Прощаться всегда больно, даже если это прощание с персонажами, которые существуют только в твоей и чужой голове.

Вдова Белой Выдры
Один человек показал мне: сила духа может быть крепче стали, неукротимее, чем растущий бамбук. И я собираю её всю, чтобы выпить чашку воды и съесть пару пригоршней риса. Без твоих объятий, без касаний твоей руки это тело почти утратило всякий смысл, кроме последнего – быть орудием моей воли. Ведь дела не терпят, а дети растут. И я вновь наполняю этот пустой сосуд, чтобы прочесть донесение из Ганьчжоу, чтобы радоваться улыбкам младших детей, каждой стреле А-Тао, попавшей в цель, приезду Чэньяня.
Еда не имеет вкуса.

Collapse )
я

(no subject)

Моя девочка #ОкеанЦветаКиновари и мир цзянху не отпускают. И тут я еще прочитала финал новеллы "Списка Ланъя" (не в автопереводе с автоперевода, а в более или менее пристойном виде). Короче, повешу это сюда.

Годовщина
Как будто стрела прошла близко к сердцу, задела ребра, и эта рана тянет и ноет в дурную погоду. Особенно в феврале. Особенно на цветение сливы. А ведь могла бы просто забиться под одеяло, желательно – серое и меховое, выть и рыдать, как положено женщине... Но что-то не позволяет. Глупо плакать о том, кто достиг своей цели. И тебе больше не холодно; ты умер так, как хотел. Мертвец вернулся к месту гибели на том перевале.


Персонаж, чью жизнь я знаю почти от и до. Персонаж, который не умеет выражать сокровенное иначе как в стихах. Никогда столько не писала.
Армия Чиянь

Прошел "Новый год в цзянху"

Моя девочка #ОкеанЦветаКиновари проделала немалый путь, и ей предстоит еще долгая дорога. А потом будет так:

Блудная дочь семьи Лу приезжает в город, который когда-то был ее домом: в Цзиньлин – лучшую из столиц Поднебесной. Она медленно едет по улицам, полным народа, к человеку, который здесь теперь многим известен. Однако прежде – в скромный дом в небогатом квартале: его старый хозяин не любит излишества, но поминальные таблички этого мастера – лучшее, что дочь может дать родителям. Одна - как память об отце: строгая и основательная. Вторая - простая и изящная, как все, что она помнит о матери. Блудная дочь семьи Лу ночует в гостинице перед тем, как идти в нужный ей дом в столице. И плачет во сне впервые за десятилетие. Сегодня ей снятся лица ее родителей.
гейша

Буря в цзянху

Крошечная игра (20 человек, примерно 6 часов), которая уверенно вошла в топ-5 или даже в топ-3 игр, на которых я была. А, впрочем, у нее не было шансов на иное: сеттинг"Списка Ланъя", дело армии Чиянь, мастер - rovenion, прекрасное ханьфу от rainell (его рукав стал отдельным персонажем этой истории).

6 год эпохи Чэнпин. Постоялый двор где-то на просторах цзянху. Чжу Янъян (куртизанка, красавица из списка Ланъя) приезжает на встречу с молодым хозяином Архива и (случайно?) знакомится с господином Су. Или так: Лу Ян (дочь чиновника из Великой Лян, в детстве ставшая сиротой и рабыней Скрытого двора в результате дела армии Чиянь*), знакомится с главой союза Цзянцзо Мэй Чансу. И господин Мэй предлагает ей лучшее, что мужчина может предложить женщине: надежду, месть справедливость, принадлежность к чему-то большему. Теперь ей предстоит короткое путешествие в Ланьчжоу, а затем - дорога в Северную Янь. Через 2 года наследником трона в Северной Янь ко всеобщему удивлению будет объявлен шестой принц, и все, кому нужно, узнают, что господин Мэй Чансу - "гений, Цилиню подобный: получив его - получишь весь мир". Но мало кто будет знать, что барышня Чжу Янъян была одним из орудий в его руке.

* о крутейшей истории ее спасения со Скрытого двора лучше спрашивать двоюродную бабушку барышни - великую Гу-шифу arront.

Collapse )
гейша

Смех над морем

Планируешь играть древнекитайскую куртизанку - безудержно графомань! Особенно когда жизненный путь твоего персонажа полон неожиданных поворотов. Особенно если есть такие вот потрясающие образцы. Collapse )

Ветер гонит волны к побережью.
Друг за другом – взлеты и паденья:
Может рухнуть в ледяную бездну
Тот, кто ныне вознесен на гребне.

Слава мира - словно волны моря:
Нет ни постоянства, ни покоя.
Может быть, сейчас покрыт позором
Тот, кто станет в будущем героем.

Что нас ждет? Победы? Пораженья?
Сколько будет радости и горя?
Наши судьбы знает только небо.
Смех небес разносится над морем.
Туманность Ириса

Когда досмотрела "Неукротимого" во второй раз

Мне кажется, финальные кадры выдают секрет этой дорамы. Очень много любви. Честно говоря, я первый раз видела ее в настолько концентрированном виде. В том числе - любовь авторов к своему творению.
Это помимо того, что кто-то словно взял части моей души и дал им имена и лица.
will

Кто досмотрел третью китайскую фэнтези-дораму, тот должен написать о этом :)

Точнее, о двух моментах, которые я поняла. Первый: описывая "Танец Феникса", я использую слова "милый", "теплый", "наивный", "красивый", "приятный", "почти без стекла", "посмотрела с удовольствием" и "вряд ли буду пересматривать (разве что отдельные сцены)". И вот этот последний пункт меня поразил. Почему я вообще считаю должным это отметить? Я ведь почти никогда не пересматривала сериалы ("Вавилон-5", "Файрфлай", "Список Ланъя" и "Неукротимый" - все исключения, которые я могу вспомнить). Вывод: первые просмотренные "китайцы" очень задрали мне планку.

Второй: такое ощущение, что в Китае очень любят снимать сериалы для 15-летней меня. Может, для 20-летней. И это очень ценно, потому что они обращаются к той части меня, которая, казалось, давно ушла в прошлое. Но еще они с тем же успехом обращаются и ко мне почти 40-летней, словно связывая эти разрозненные части воедино. Just a kind of magic. А впрочем, ничего удивительного, ведь обе так запавшие мне в душу дорамы - о возвращении. Да и "Танец Феникса" тоже не без этого.
Light

(no subject)

Я не люблю цветочные запахи (Datura Noir- исключение, и она воспринимается как что-то не до конца свое, что я заимствую, нанося этот аромат). Я - это травы и смола, дым, деготь и специи. Полынь, ромашка, сухая лаванда, сааган-дайля, немного мяты, тимьяна, розмарина и зеленого чая, гвоздики и черного перца. Не цветы.

За фото спасибо irondragonfly