Tags: Цитаты 3

Армия Чиянь

Однажды книжные дети придумали себе героев и дело, за которое стоит сражаться © Pingwina

Это один из самых пронзительных фанфиков, что я читала по "Списку Ланъя". Наверное, потому, что он даже не по "Списку Ланъя", а по "Конспиратору".
Дети шанхайской семьи Мин придумали игру. Игра прорастает в жизнь. Идет Восьмилетняя война сопротивления Японии.

[...] — Но знаешь, это странно, — дядюшка Ли вдруг улыбнулся, подкручивая фитиль керосинки, — я ровным счетом ничего не понял из того, что ты говорил во сне. Так что едва ли это опасно. Ты вспоминал погибших, но не называл имена. Армии, бои — но я не слышал ни одного названия, которое имело бы смысл. Я все хотел тебя спросить, что это значит. Что за армия Чиянь?

Мин Тай вздрогнул.
(— Армия Чиянь вернется, — прошептал он, разлепив разбитые губы, и Ван Маньчунь в ярости ударила его рукоятью хлыста по лицу.)

— Это игра.

— Игра?

Он помолчал, нервно растирая между пальцами край пододеяльника, потом объяснил сбивчиво:
— В номере 76 я испугался, что начну говорить. Мне вкололи что-то, я стал плохо соображать. Хотел думать о хорошем, но про дом было нельзя, а игра — она ничего не значит, просто мы с братом А Чэном придумали. Давно, в детстве. Или нет, мы все придумали, вместе...
Армия Чиянь

Пусть будет здесь

Who was Lin Shu? Lin Shu was his proud and flamboyant, fiercely competitive, never willing to concede defeat, close and intimate friend. Clad in silver with a long spear in hand, always rowdy wherever he went. He was the xiao huo ren who didn’t know what cold was. His joy was like that of a sparrow’s, his anger a tiger’s. He was the Young Commander of the Chiyan army who never concealed any of his emotions…

But who was Mei Changsu? He always had his head lowered with a superficial smile on his lips. His speech was mild and unassuming, and no one could ever see what he truly thought. He was always wrapped in a fur cloak and huddled near a brazier, measuring the depths of people’s hearts with his deep and flickering eyes, his face always as pale as paper. He had not the least bit of vitality and his fingers were always as cold as ice, as though they carried the chill from hell.

He was like the embers left behind after a blazing fire was extinguished. Others might be reminded of the blaze he once was but he no longer had that roaring heat and liveliness.


© "Список Ланъя", 157 глава
Туманность Ириса

Досмотрела "Неукротимого", дочитала новеллу

Хочу оставить здесь эти цитаты. Цзинь Гуанъяо говорит тут правду, ничего, кроме правды, но не всю правду. Они делали тогда все, что могли. Как могли. На своем максимуме. Увы, этого часто бывает мало.

Collapse )

Collapse )
will

В маньхуа по "Списку Ланъя" есть такой момент:

Му Цин передает нефритовую цикаду учителю Чжоу Сюаньцину. Они разговаривают, и учитель среди прочего говорит:
- Когда ваша сестра еще жила в столице, я встречал ее. Вы очень напоминаете ее вашей живой натурой.
- Напоминаю? Живой натурой? - удивляется Му Цин. - Когда она жила в столице? А, много лет назад!

Так и понимаешь, насколько жизнь не была добра к Нихуан.
will

Анна Шадрина о своем опыте работы няней с проживанием в течение месяца

"Однако, несмотря на горячую симпатию к мальчику, в рутине заботы о нем обнаружились не только приятные сюрпризы. Тяжелее всего мной переживалась «утрата идентичности», которая для меня связана с моей интеллектуальной деятельностью, устоявшимся распорядком дня и моим кругом общения. Первое время, не имея возможности поработать, отвлечься или прогуляться, когда мне удобно, почитать или посмотреть фильм, я была подавлена. Непривычным и болезненным опытом стало и исчезновение моего «личного пространства». Вся моя приватная территория медленно переходила во власть малыша. Сначала им заполнились мои мысли и чувства, затем отведенная мне комната «заросла» игрушками, бутылочками и книжками. Поначалу это вызывало протест, который постепенно перешел в отупляющее чувство обреченности.
Самым долгожданным временем суток для меня стала ночь, когда можно было провести несколько часов в полном уединении. Collapse )
© "Дорогие дети: сокращение рождаемости и рост цены материнства в XXI веке"
will

А. Шадрина "Дорогие дети. Сокращение рождаемости и рост "цены" материнства в XXI веке"

"Во времена моего детства материнская работа еще не подразумевала той профессиональной компетенции в области психологии, которая сегодня ожидается от матерей и с позиции которой многие повзрослевшие дети сегодня "спрашивают" со своих мам за "недополученную в детстве любовь задним числом". ©
веер

Г - Глобализация

Описание на сайте гласит, что тайваньский чай Хун Юй Ча "Рубиновый #18" хорошо сочетается с с итальянской кухней. "Попробуйте заварить его к ужину вместо вина." ©
А сам чай мне очень понравился. Как раз тот сладковатый вкус сушеных бананов, каштанов, хлеба и меда, который я искала.
will

Пост Эволюции о подростках, который здорово коррелирует с моим подростковым опытом

Мир, от которого подросток ждет одобрения, совсем на другой стороне. Это его одноклассники, чьих насмешек подросток боится, это старшеклассники, на которых он смотрит с восторгом, это некоторые учителя и тренера, от которых он ждет признания. [..] А мама и папа - не мир. Это мама и папа, свои, собственные, это представители тыла.
А мир - это война за любовь и признание.
Подросток хочет от родителя ориентиров, как ему приспособиться к этому миру, как в нем выживать, а в идеале побеждать.[...]

Авторитет родителя строится на той реальной пользе, которую могут принести его комментарии и советы. Не когда-нибудь через десять лет, а завтра, через три дня, в настоящем времени. Бытовое обслуживание и материальную опеку подросток почти не замечает, для него это в порядке вещей, он с рождения это все получает, раньше даже щедрей ему все это давали, а последнее время требуют мыть за собой посуду и ходить в магазин. Это подросток не ценит, это есть у всех его друзей. Он может оценить дорогую покупку, но это не связано с авторитетом родителя. Авторитет будет, если подросток почувствует, что родитель разбирается в том, что волнует его, он полезен, он знает, что надо делать.
Keep calm and carry on

Музыкой навеяло

"Есть одна вещь, которая запрещена во время санных переходов, это - хныкать. Нытье - это вирус, смертельная, инфекционная, распространяющаяся как эпидемия болезнь. Я не хочу его слышать. Я не хочу обременять себя этими безудержными проявлениями эмоциональной ограниченности" © П. Хег "Фрекен Смилла и ее чувство снега"
illusion

"Миф о красоте" Наоми Вульф

Мне не очень нравится стиль изложения в этой книге, но очень нравится ее основная идея. Потому что Наоми Вульф пишет: Женщины! Что же это происходит? Вы здоровее, чем когда бы то ни было, и проживете дольше, чем представительницы предыдущих поколений. Вы можете решать, сколько детей у вас будет, и будут ли они вообще. Вы можете вступать в браки и расторгать их по своему желанию. У вас есть все гражданские права, доступ к образованию и практически любой профессии. Иными словами, вы имеете все, о чем могли только мечтать женщины прошлых веков. И вы могли бы наслаждаться этой невероятной удачей, радоваться своему счастью, наслаждаться, творить, достигать и побеждать, однако миф о красоте отнимает это ощущение благополучия. И женщины тратят уйму ресурсов в погоне за призраком. Отдают бешеные деньги индустрии красоты и терпят боль от мучительных бьюти-практик. Идут на хирургические операции, отрезая куски своих совершенно здоровых и нормальных тел, вставляют в них разные импланты. Сидят на диетах, по калорийности приближающимся к рациону узников концлагерей. Доколе?

"В результате совершенно здоровые женщины порой недовольны своими телами больше, чем люди с ограниченными возможностями: «физически неполноценные люди», как свидетельствуют результаты исследований, опубликованных в The New York Times, «в целом выражают полную удовлетворенность своими телами», в то время как здоровые женщины, как мы видим, нет. Слово «уродливый» больше не используется в повседневной речи, кроме как для того, чтобы описывать тела и лица здоровых нормальных женщин. Неудивительно, что каждая четвертая женщина, живущая на побережье Сан-Франциско, готова пойти на пластическую операцию, появись у нее такая возможность." © Н. Вульф

P.S. Миф о красоте, согласно Н. Вульф, это новый общественный способ держать женщин в узде. Он "продает" идею красоты как объективного стандарта (объемы должны быть такими-то, грудь - такого-то размера, волосы - такие, живот - таким, ноги - вот такими, даже для половых органов теперь есть эталон красоты), которого вроде как может достичь каждая женщина, если хорошенько поработает и будет умницей. При этом каждая живая женщина всегда будет для него недостаточно хороша, и каждую можно уесть тем, что она недостаточно стройна, мускулиста, подтянута, объемна и что угодно еще.