Tags: Размышления 2

драма

О Цзян Яньли

Цзян Яньли являлась первенцем Цзян Фэнмяня и старшей сестрой Цзян Чэна.
Характера она была кроткого, ничего выдающегося;
обладала тихим, ничем не запоминающимся, голосом;
внешность имела лишь чуть лучше самой обычной;
особыми дарованиями также не могла похвастаться.
На фоне роскошных красавиц из других именитых кланов она неизбежно выглядела бледным пятном. ©


Похоже, она нравится мне тем же, чем так не нравится многим другим. Она полностью обычная. На фоне ее семьи эта обычность еще больше бросается в глаза. Папа - глава одного из Великих Орденов заклинателей, мать - яркая стервь и крутой файтер, родной братец - король драмы, а названный - вообще королева полигона. А Яньли не файтер, не маг и даже не целитель. Из особых способностей - умение варить вкусный суп и любовь к своей гребанной семейке. Небогато, особенно когда в мире поднимается даже не ветер, а самый настоящий ураган. Но с учетом всех эти вводных данных она хорошо справляется. И даже развила чахлую завязку с помолвкой в полноценную любовную линию!
Да, нормальные человеческие отношения забота и поддержка - это основное, что она может предложить другим людям. Да, это то, что обычно называют ЖГС (женской гендерной социализацией). Кстати, а у робкого, трусоватого, покладистого Вэнь Нина, заваривающего сестре чай, она какая? :) И да, обычные люди часто не умеют защищать себя, но бросаются на защиту своих близких. Люблю ее очень.

Впрочем, возможно, это у меня протест против того, что ЖГС считается чем-то настолько ужасным, что раздражает, даже если ее показывают в книгах и сериалах. А мне кажется, что это же очень классно - жить в мире, где можно быть милой, доброй, кроткой, любящей и заботливой, не отращивать зубы и когти и все равно быть успешной в том, что тебе нужно. Особенно если в этом мире есть и другие пути. А в "Неукротимом", как мы видим, они точно есть.
очки

(no subject)

Думаю, что развитие технологий и рост благосостояния здорово влияет на смягчение нравов и снижение насилия. Вот, например, дети. Во всех известных мне семьях спокойно относятся к тому, дети садятся или ложатся в лужу, пачкают или рвут одежду, раскидывают еду по кухне. Лично меня хулиганство с едой иногда бесит, но это далеко не последняя пища в доме. А одежда - вообще не проблема: кидаешь ее в стиральную машину с сушкой, достаешь чистую и сухую. Или просто берешь другую из шкафа. В крайнем случае можно купить новую. Делов-то! А теперь представим, что для стирки детских шмоток условной мне нужно было бы сходить к колодцу, натаскать воды, кое-как ее согреть, тратя ценное топливо, долго тереть все руками или щеткой, чтобы отошла грязь. А потом еще молиться, чтобы все высохло до утра. Штопать при свече, отрываясь от других домашних дел, или перешивать этим упырям одежду старших родственников. Смотреть, как деточки хулиганят с едой, которая пригодилась бы их пришедшему с работы отцу. С шансами отхватывать в глаз от этого самого отца. В общем, дети наверняка получали бы звездюлей за поступки, которые по нашему нынешнему мнению не стоят и выеденного яйца. И это было бы не потому, что я такая ужасная мать, а потому, что жизнь такая непростая штука.

Кстати, в прошлом году мы месяц жили без стиральной машинки, и я заметила, что меня стала раздражать детская неаккуратность в одежде. Но даже тогда горячая вода сама лилась из крана прямо в ванну, и благодаря хорошему стиральному порошку одежду можно было не тереть, а просто замачивать и споласкивать.
В общем, да здравствует новый быт, делающий людей добрее!
фото

Знание vs незнание

Все люди делятся на две части. © На тех, кто хочет знать неприятную или страшную правду, потому что тогда сможет принимать взвешенные решения о своей жизни. И на тех, кто не хочет, потому что это вызывает отчаяние и лишает сил. Лучше всего это видно по спорам об изменах, которые регулярно проскальзывают в интернетах. Но сейчас я читаю книги Лайзы Дженовы о наследственных нейродегенеративных заболеваниях ("Все еще Элис" и "Семья О'Брайен"), и эта тема заиграла для меня новыми красками.
Главные герои обеих книг узнают, что у них страшные болезни. Такие, которые проявляются в 35-50 лет и за считанные годы превращают людей в жалкое подобие прежних себя: ранняя болезнь Альцгеймера и болезнь Хантингтона. Обе болезни - с аутосомно-доминантным типом наследования, то есть вероятность их проявления у детей главный героев - 50%. И некоторые из этих детей (точнее, уже взрослых людей) отказываются от генетических тестов. Они не хотят знать свой статус. Не говорят себе: "Мне только 25, это минимум 10 лет до появления первых симптомов, так что я сделаю тест позже". Просто не хотят знать. У одного из них, кстати, подружка беременна.
И вот это "не хочу знать" взрывает мне мозг.

P.S. Когда я читала "Все еще Элис", то думала: "Ранний Альцгеймер - это чуть ли не худшее, что может случиться". Так вот, болезнь Хантингтона хуже.
фото

Родом из детства

В своем отношении к поступкам других людей я, кажется, до сих пор ориентируюсь на прочитанные в детстве книги. А герои там делали разное, совершали множество ошибок. Но в них не было злонамеренного умолчания или лжи своим, чтобы избежать ответственности за совершенные поступки. И это то, на чем я до сих пор ломаюсь. Например, я бросила смотреть "Полдарка" после второго сезона, потому что Росс в тайне от Демельзы продал свою долю в шахте ради помощи Элизабет. Это покоробило меня куда сильнее, чем его идиотская измена с Элизабет, проходящая по категории "Будь мудаком и все усложняй. Для всех. Шоу должно продолжаться". Или вот 8 эпизод ЗВ. У меня богатое воображение, я многое могу представить. Даже Люка, который пытался убить своего спящего ученика. Но Люк Скайуокер моего детства никогда не стал бы лгать об этом, потому что это мелко и подло. Так что мне несколько неуютно в эпоху постмодернизма или как это сейчас называется.
очки

(no subject)

Думаю о том, что я называю патриархатом явно не то, что изрядная часть пользователей интернета и авторов книг. Для меня патриархат - это вполне логичная и эффективная для тех условий система, в которой власть принадлежит старшим (как правило - мужчинам). У старшего есть все ресурсы (материальные, репутационные, законодательные), младшим остается только подчиняться. Уйти им особо некуда: земля, деньги, статус и прочее принадлежит патриарху. Точнее, уйти-то можно попробовать (если тебя, конечно, не посадят под замок), но буквально с котомкой за плечом, потому что своего у тебя почти нет. А головная боль патриарха - удержать все это семейство на плаву, заключить правильные браки, расторгнуть неправильные и т.д.
У патриархата, как я его вижу, есть еще одна важная штука - он существует в клановом мире. Там, где репутация каждого члена семьи зависит от репутации самой семьи и влияет на нее же, поэтому важно реально держать всех в кулаке, потому что на вашу семейную ячейку активно давит внешний мир. И когда-нибудь я напишу лонгрид о том, как мне кажется правильным и интересным играть в исторические ролевые игры по патриархату
Так вот, насколько я понимаю, вся эта система начала умирать где-то во времена Промышленной революции. И то, что есть сейчас - это не патриархат, а пост-патриархат, где большая семья осталась в прошлом, где молодежь может и обычно создает свою материальную базу почти с нуля, где у старших нет почти никакой власти над новым поколением, а внешний мир давит уже куда слабее, и человек уже может отлично прожить в одиночку.
У пост-патриархата есть один важный выверт. Раньше дети принадлежали мужчине (даже если занимались ими в основном женщины), и после развода (там, где он был) они по умолчанию оставались в семье отца. Его наследники, его ресурсы, его собственность, хотя клан матери, кстати, почти наверняка тоже имел на них виды, и учитывал в своих раскладах. А в нашей постпатриархальной химере стало так: "Я пошел в свое светлое будущее, а дети останутся с бывшей женой, и я им может иногда буду звонить, потому что у меня же лапки". Эту химеру, безусловно, надо победить. Но фишка еще и в том, что она нелогична и неэффективна, и это меня отдельно удручает.
Балхаш

Три мысли

1. В отношениях для меня очень важно качественно проводимое вместе время и появляющиеся в результате эмоции. То есть совместное переживание чего-то приятного, веселого, интересного, нового, волнующего. Разделение эмоций.

2. Еще одна очень важная штука - новые мысли и новая информация, которая получается в результате общения. В моей жизни есть люди, с которыми я довольно редко общаюсь, но каждая встреча для меня полна сокровищ - новой информации, которую я узнала, новых мыслей, которые я подумала, новых формулировок, в которые я эти мысли облекла и т.д.

3. Иногда я шучу, что если бы у меня был девиз, то он был бы таким: "Зачем я живу? Чтобы создавать контент". Не потому, что я так уж много его создаю. Просто день, в который я не сделала чего-то нового, в последнее время воспринимается мною как пропущенный. И, кстати, не важно, что именно новое это было: написала какой-нибудь текст (да хоть фото в инстаграм запостила), сварила новый суп, испекла новый пирог, нарисовала детям какую-нибудь новую кракозябру, починила то, что раньше никогда не чинила и даже не думала, что смогу, и т.д. Не пассивно потребила чье-то чужое, а породила свое.
Mind the gap

Еще немного о "Гоголе", о любви и о гордыне

Удивительная все же дуреха эта Мария. Убила сестру (со второй, заметим, попытки, рецидивистка чертова) и сгубила свою бессмертную душу - ради чего? Одного поцелуя и метра типовой лапши, которую ей навешал на уши колдун?
Потрясающе, насколько активно любовная "мифология" эксплуатирует идею избранности. Все эти "я раньше никогда никого не любил(а)", "только ради тебя я готов(а) измениться" и прочие "только ты...", "созданы друг для друга" и бла-бла-бла. Как же сильно, похоже, в человеке желание быть избранным, единственным, уникальным - пусть не в масштабе Вселенной, а хотя бы для другого человека. Та самая великая любовная амбиция, разрушение которой так болезненно щелкает по носу при уходе или измене партнера. А все потому, что гордыня - это не только грех, но и еще глупость :(
драма

Подраматизирую-ка

После "Балканского рубежа" много думаю о том, что фильмы про войну всегда будут популярными. И мы будем смотреть их с замиранием сердца, а дети будут играть в то, что увидели на экране. Потому что это фильмы не о том, как одни люди убивают других и не пропаганда насилия. Это фильмы о том, как одни люди спасают других людей, бросаются под пули, чтобы защитить своих, шутят, чтобы подбодрить других, даже если самим тяжело, о том, как не сдаются и до конца делают свое дело. О дружбе, силе духа, упорстве, отваге и милосердии. И для того, чтобы все это проявилось настолько выпукло, нужна поистине пиздецовая ситуация. Поэтому, кмк, единственная альтернатива - это фильмы-катастрофы (но много ли их снимешь, не повторяясь?) и фильмы о профессионалах: спасателях, полицейских, пожарных, врачах, ученых.

А еще думаю вот о чем. Жизнь - она в целом как фильм, а мы - как его персонажи. Только наши сложности не такие концентрированные, как в кино и уж тем более на войне, а размазанные тонким слоем на годы и десятилетия. Но механизмы в них те же самые.
Поэтому иногда я смотрю на персонажей фильма и мысленно говорю: "Да, мужик, буквально та же фигня. Что-то жопа кругом, силы на исходе, и не ясно, когда придет подкрепление. Но ты держись давай, не сдавайся. И я тоже буду".
фото

(no subject)

Снова перечитывала статью об ответственности, а не вине и еще пост Эволюции на эту же тему. И думаю о том, что здесь мы снова оказываемся между Сциллой и Харибдой. От позиции "ты ничего не мог(ла) сделать, только насильник/агрессор принимал решение и мог управлять ситуацией" очень легко сделать этот шаг или два до выученной беспомощности и "ты не можешь ни на что повлиять, любой мудак может нападать на тебя, когда захочет". От "ты неверно оценил(а) риски ситуации" очень легко сделать шаг или два до виктимблейминга и "о чем ты только думал(а)?! сам(а) виноват(а)".
Внутри себя я, как мне кажется, смогла найти некую точку равновесия, равноудаленную от этих двух монстров, но до сих пор не понимаю, как толком выразить ее словами.
will

(no subject)

Умирание - так себе процесс. Бабушка стала еще слабее: сама не встает даже в туалет, который стоит рядом с кроватью. Думаю, что психологически это ужасно тяжело - быть взрослым человеком, ходящим в подгузник. С другой стороны, возможно сильная слабость как раз снижает дискомфорт от подобных изменений. Говорит бабушка тоже плохо: 10-15 минут, и она закрывает глаза. Вроде бы еще разговаривает с тобой, но с паузами в полминуты, и явно предпочла бы подремать. А ведь еще совсем недавно она говорила, не умолкая. Ругалась, что я ничего ей не рассказываю, и она вынуждена заполнять собой весь эфир, хотя с моей стороны это выглядело так: мне просто не дают вставить ни слова :) Говорила, понятное дело, в основном о прошлом. Даже если начинали с настоящего или будущего, все равно бабушка быстро переходила к прошлому. Думаю, в это время она перерабатывала свой опыт: изливала старую боль, кое-что словно переписывала, создавая образ прошлого, которое можно оставить после себя.

Время - словно Плачущий ангел. Пока ты за ним следишь, оно неподвижно, но стоит отвернуться, и оно уже прыгнуло куда-то, и забрало тебя с собой. А жизнь как-то удивительно конечна, и недавно эта мысль снова на меня напала. Те самые пресловутые часики, и не только в том, что касается детей. Нужно как-то очень четко продумывать планы на жизнь, чтобы успеть впихнуть в нее все то, что хочется. И очень важно делать это тщательно, потому что силы и прочие ресурсы тоже ограничены. Нужно уже сейчас начинать создавать то прошлое, которое приятно вспоминать перед смертью. Такое, знаете, настоящее годное прошлое.