Tags: Ланъя

я

Тени цзянху

У меня есть любимая история, и об этом, кажется, уже знают все, до кого я дотянулась :) Это история про умирающего стратега, которому нужно еще два года, чтобы изменить мир и восстановить справедливость для 70+ тысяч непогребенных мертвых, и про людей, которые ему помогают.

Я не представляю, как можно сделать игру по самому "Списку Ланъя", но была на двух играх по приквелу от rovenion и вместе с Ильтин сделала третью. Прикосновение к любимым историям дает потрясающий заряд сил. За время подготовки маленькой игры не успеваешь выгореть: их делаешь на одном дыхании и на каждом этапе получаешь очень много радости.

На первой игре Лу Ян (тогда еще Чжу Янъян) была завербована в союз Цзянцзо. На второй - вернулась после миссии в Северной Янь, чтобы отметить Новый год в Ланчжоу. На третьей едет в Цзиньлин: Шестой принц Северной Янь уже выбран наследником, в Архиве уже произнесены слова "Ему все-таки удалось", и вот-вот придут те, кто захочет узнать имя гения, подобного цилиню. С собой Лу Ян везет рисунки самого красивого бывшего чиновника из Великой Юй, сборник стихов 7-го воина в списке Ланъя и золотые шпильки с ее именем, подаренные человеком, который ей это имя вернул. Надежда, решимость, доверие, расчет, безжалостность.

Через пару месяцев в Цзиньлин приедет тот, кто принесет с собой бурю.
#ОкеанЦветаКиновари #теницзянху
Армия Чиянь

Однажды книжные дети придумали себе героев и дело, за которое стоит сражаться © Pingwina

Это один из самых пронзительных фанфиков, что я читала по "Списку Ланъя". Наверное, потому, что он даже не по "Списку Ланъя", а по "Конспиратору".
Дети шанхайской семьи Мин придумали игру. Игра прорастает в жизнь. Идет Восьмилетняя война сопротивления Японии.

[...] — Но знаешь, это странно, — дядюшка Ли вдруг улыбнулся, подкручивая фитиль керосинки, — я ровным счетом ничего не понял из того, что ты говорил во сне. Так что едва ли это опасно. Ты вспоминал погибших, но не называл имена. Армии, бои — но я не слышал ни одного названия, которое имело бы смысл. Я все хотел тебя спросить, что это значит. Что за армия Чиянь?

Мин Тай вздрогнул.
(— Армия Чиянь вернется, — прошептал он, разлепив разбитые губы, и Ван Маньчунь в ярости ударила его рукоятью хлыста по лицу.)

— Это игра.

— Игра?

Он помолчал, нервно растирая между пальцами край пододеяльника, потом объяснил сбивчиво:
— В номере 76 я испугался, что начну говорить. Мне вкололи что-то, я стал плохо соображать. Хотел думать о хорошем, но про дом было нельзя, а игра — она ничего не значит, просто мы с братом А Чэном придумали. Давно, в детстве. Или нет, мы все придумали, вместе...
я

(no subject)

Моя девочка #ОкеанЦветаКиновари и мир цзянху не отпускают. И тут я еще прочитала финал новеллы "Списка Ланъя" (не в автопереводе с автоперевода, а в более или менее пристойном виде). Короче, повешу это сюда.

Годовщина
Как будто стрела прошла близко к сердцу, задела ребра, и эта рана тянет и ноет в дурную погоду. Особенно в феврале. Особенно на цветение сливы. А ведь могла бы просто забиться под одеяло, желательно – серое и меховое, выть и рыдать, как положено женщине... Но что-то не позволяет. Глупо плакать о том, кто достиг своей цели. И тебе больше не холодно; ты умер так, как хотел. Мертвец вернулся к месту гибели на том перевале.


Персонаж, чью жизнь я знаю почти от и до. Персонаж, который не умеет выражать сокровенное иначе как в стихах. Никогда столько не писала.
я

Лу Ян

Цикл игр о цзянху (кабинетки "Буря в цзянху" и "Новый год в цзянху", словески "Киноварь цзянху" и "Драконы цзянху) - это удивительный опыт, когда история персонажа проходит в жанре road movie. Я знаю исходную точку, знаю основные пункты назначения, а события игр - словно промежуточные станции на этом пути (на первой игре Лу Ян сделала пересадку и полностью сменила направление, но путь все равно начался задолго до этого). И очень здорово понимать, как эти промежуточные события на второй кабинетной игре воспринимаются через призму случившегося прошлого и планируемого будущего, как разные предложения, намеки и варианты развития воспринимаются почти исключительно в ключе "укладывается ли это в мои планы на ближайшие пять лет".
Семь лет ее жизни (от "Бури в цзянху" до флэшфорварда после "Нового года") - это дороги, полет стрелы к цели и траур после. Изрядная часть ее молодости. И при этом у нее получается проживать каждую минуту, а не просто ехать и лететь :) Из всего этого я вижу в основном те самые промежуточные станции-передышки, но хорошо знаю, что стоит за всем этим, и поэтому история Лу Ян - самая полная из всего, что я играла.
#ОкеанЦветаКиновари

Collapse )
Армия Чиянь

Прошел "Новый год в цзянху"

Моя девочка #ОкеанЦветаКиновари проделала немалый путь, и ей предстоит еще долгая дорога. А потом будет так:

Блудная дочь семьи Лу приезжает в город, который когда-то был ее домом: в Цзиньлин – лучшую из столиц Поднебесной. Она медленно едет по улицам, полным народа, к человеку, который здесь теперь многим известен. Однако прежде – в скромный дом в небогатом квартале: его старый хозяин не любит излишества, но поминальные таблички этого мастера – лучшее, что дочь может дать родителям. Одна - как память об отце: строгая и основательная. Вторая - простая и изящная, как все, что она помнит о матери. Блудная дочь семьи Лу ночует в гостинице перед тем, как идти в нужный ей дом в столице. И плачет во сне впервые за десятилетие. Сегодня ей снятся лица ее родителей.
Армия Чиянь

Пусть будет здесь

Who was Lin Shu? Lin Shu was his proud and flamboyant, fiercely competitive, never willing to concede defeat, close and intimate friend. Clad in silver with a long spear in hand, always rowdy wherever he went. He was the xiao huo ren who didn’t know what cold was. His joy was like that of a sparrow’s, his anger a tiger’s. He was the Young Commander of the Chiyan army who never concealed any of his emotions…

But who was Mei Changsu? He always had his head lowered with a superficial smile on his lips. His speech was mild and unassuming, and no one could ever see what he truly thought. He was always wrapped in a fur cloak and huddled near a brazier, measuring the depths of people’s hearts with his deep and flickering eyes, his face always as pale as paper. He had not the least bit of vitality and his fingers were always as cold as ice, as though they carried the chill from hell.

He was like the embers left behind after a blazing fire was extinguished. Others might be reminded of the blaze he once was but he no longer had that roaring heat and liveliness.


© "Список Ланъя", 157 глава
гейша

Буря в цзянху

Крошечная игра (20 человек, примерно 6 часов), которая уверенно вошла в топ-5 или даже в топ-3 игр, на которых я была. А, впрочем, у нее не было шансов на иное: сеттинг"Списка Ланъя", дело армии Чиянь, мастер - rovenion, прекрасное ханьфу от rainell (его рукав стал отдельным персонажем этой истории).

6 год эпохи Чэнпин. Постоялый двор где-то на просторах цзянху. Чжу Янъян (куртизанка, красавица из списка Ланъя) приезжает на встречу с молодым хозяином Архива и (случайно?) знакомится с господином Су. Или так: Лу Ян (дочь чиновника из Великой Лян, в детстве ставшая сиротой и рабыней Скрытого двора в результате дела армии Чиянь*), знакомится с главой союза Цзянцзо Мэй Чансу. И господин Мэй предлагает ей лучшее, что мужчина может предложить женщине: надежду, месть справедливость, принадлежность к чему-то большему. Теперь ей предстоит короткое путешествие в Ланьчжоу, а затем - дорога в Северную Янь. Через 2 года наследником трона в Северной Янь ко всеобщему удивлению будет объявлен шестой принц, и все, кому нужно, узнают, что господин Мэй Чансу - "гений, Цилиню подобный: получив его - получишь весь мир". Но мало кто будет знать, что барышня Чжу Янъян была одним из орудий в его руке.

* о крутейшей истории ее спасения со Скрытого двора лучше спрашивать двоюродную бабушку барышни - великую Гу-шифу arront.

Collapse )
Армия Чиянь

Главе Мэй посвящается :)

Ролевые игры делают нашу жизнь бодрее и разнообразнее. Например, благодаря им я познакомилась с некоторым образцами китайской поэзии 5-10 веков н.э. Ну а мимо этого стихотворения Бао Чжао я просто не могла пройти, потому что видим цветущую сливу, думаем о том, кто стоит во главе списка Ланъя.

ОПАДАЮТ ЦВЕТЫ СЛИВЫ МЭЙ
Мой двор окружили деревья высокой стеной,
Но тяжко вздыхаю я лишь перед сливой одной.
Ты спросишь меня, в чем причина печали моей:
Под снегом цветы ее кажутся яшмы нежней,
Плодам ее спелым роса не бывает страшна,
Колышутся ветви ее, когда наступает весна.
Но эти же ветви поникнут в морозные дни:
Цветы их прекрасны, но недолговечны они...