Category: медицина

Category was added automatically. Read all entries about "медицина".

Адская Гончая

(no subject)

Мои отношения с интернетом в последнее время примерно такие (twitter-style on):

Я: (пытаюсь найти что-то позитивное)
Мои соцсети: аааа мрак ужас ковид смерть все плохо будет хуже заговор обман апокалипсис!
Я: бля...

(twitter-style off) Очень от этого устала :(
мой мир

(no subject)

Есть вот такой проект: переводы материалов о диагностике и лечении COVID-19, чтобы наши врачи могли учитывать зарубежный опыт. Их материалы используют в больнице в Коммунарке и рассылают как учебный материал студентам и ординаторам по всей стране. И этому проекту нужна помощь на оплату работы переводчиков, редакторов и дизайнеров. Если вдруг вы хотите как-то помочь в борьбе с коронавирусом и приблизить возвращение мира к нормальной жизни, то один из способов - подкинуть денег этим ребятам.
will

Амелия и Эмили Нагоски "Выгорание" (часть 3)

Третья глава посвящена тому, что для нас самое главное. Ведь смысл - это очень важный союзник в борьбе с выгоранием. Сестры Нагоски понимают смысл как благотворное влияние, которое оказывает человеческая жизнь на мир в конечном итоге, как положительный вклад человека в окружающий мир – не важно, принес ли он радость лично ему. “В двух словах, смысл – это обогащающее чувство, что мы связаны с чем-то большим, нежели наша личность. Благодаря смыслу мы расцветаем в хорошие времена и лучше адаптируемся, когда наступают плохие.” ©
Смысл не всегда падает на нас с неба. Зачастую его необходимо изготовить самим. Источник нашего смысла - это Что-то Большее: бог, в которого мы верим, образ будущего, о котором мечтаем, и т.д. Исследования показывают, что есть три основных источника смысла:
1. Преследование амбициозных целей, которые оставят большой след в обществе и сделают мир лучше.
2. Служение духовному культу.
3. Любящие, близкие отношения с другими людьми.
Самое главное здесь - ощущение своего позитивного вклада в мир. Спросите себя: “За каким занятием я чувствую, что занимаюсь своим делом?”
Важно не не путать свое Нечто Большее с синдромом донора, которому особенно подвержены женщины. Синдром донора – это набор личных и групповых норм и ритуалов. Он основан на вере в то, что единственный смысл женской жизни – быть веселой, милой, заботливой, терпеливой и внимательной к нуждам окружающих. Если что-то внутри тебя говорит: “Какие тебе смыслы? У тебя лишний вес, посуда не мыта, ребенок двойку из школы принес и свекровь болеет!”, то это он, синдром донора. Бороться с ним сложно, но можно, особенно если не позволять ему сбивать себя с курса к своему Нечто Большему. Короче, в любой непонятной ситуации помни о том, что для тебя самое главное и уделяй этому хотя бы частицу своего ресурса.
Волчица

ЯЖеМатери пост

Вернулись из очередной ходки в больничку. Как же хорошо дома! Отдельно радует, что тут я сама определяю ритм своей жизни, с поправкой на младенцев, конечно. Но эта поправка существует и в больнице, а еще там нужно выстраивать график так, чтобы ко времени каждой процедуры дети были сытыми, но не сразу после еды, и выспавшимися, а не сонными/ спящими. И как только ты устаканишь режим, в него вклинится какое-нибудь внеплановое УЗИ, и все пойдет наперекосяк.

В больнице мою двойню накрыл скачок развития "Некогда объяснять, просто переворачивайся на живот, пытайся вернуться на спину и ори как можно громче".

Collapse )

Тем временем Тинкас выгуливает Олега по Парижу. Диснейленд, а также Нотр-Дам, Эйфелева башня. о которых ребенок узнал из мультфильмов Диснея. Вот где заговор корпораций! А я читаю, что они мне пишут, и радуюсь тому, что получилось исполнить мечту сына.

Волчица

Госпитальные будни

Мам в отделении для недоношенных и маловесных детей (ОНД) легко отличить по замедленным движениям, отсутствующему характерному выражению лица и склонности зависать на полуслове. Оживленные разговоры возникают в основном тогда, когда женщины начинают ругать врачей и больницу. Еда не подходит для кормящих матерей: то каша на молоке, то сыр, то овощи или фрукты красного цвета, то какао принесут, то еще что. Чайник на кухне с накипью. Кулера с водой в отделении нет. Мыть за собой посуду приходится тряпочками, а губки, которые мамы иногда покупают, на следующий день выбрасываются.

Но больше всего эмоций вызывают диагнозы и лечение. Все дружно ненавидят фототерапию от желтушки, на которой ребенку приходится лежать в защитных очках. Надо ли говорить, что дети очкам не рады, и регулярно их снимают или сбивают на сторону? Все деморализованы самим фактом попадания в больницу после роддома. Многие не понимают, почему при нормальном течение беременности у ребенка вдруг возникает какая-то фигня и зачастую не доверяют врачам, которые от этой фигни лечат. Раньше же не лечили желтушку, и ничего!

В общем, внутри мам мечется самка, желающая только одного: схватить хнычущего детеныша, снять с дурацких терапий и капельниц, оборвать все чертовы проводки, унести в гнездо, спрятать и вылизывать. Врачи же то ли не понимают, что ли не умеют взаимодействовать с мечущейся самкой. Соберитесь, говорят они, ребенку нужна сильная мать, говорят они. И никто не говорит: "Шшш, спокойно. Ничего ужасного не происходит. Больница - это не ад, а просто тут легче и надежнее лечить то, что сейчас есть у ребенка. Заодно нормально обследуетесь". Зато сразу понятно, как происходит разделение реальностей: с одной стороны - "заговор врачей", с другой - "эти мамашки нифига не понимают".

Думаю о том, что ОНД и аналоги - это еще одно место, где категорически не хватает психологов. Другое такое место - отделение паталогии беременности, где женщины месяцами лежат на сохранении.
фото

Об эпидемии черной оспы 1972 года в Югославии

очки

"Приключения другого мальчика" Е. Заварзина-Мэмми, часть 1

Наверное, хватит просто читать книги про людей с аутизмом, надо уже писать на них отзывы.
Автор рассказывает о своем сыне Пете, которому сейчас должно быть примерно 27 лет. Когда я начала читать книгу, то подумала, что это история, которая совсем не похожа на нашу, и вряд ли будет для меня полезна. Ребенок с серьезными проблемами с пищеварением, почти не способный самостоятельно ходить и пользоваться руками, операция под наркозом в возрасте полугода, невозможность контролировать мочеиспускание до очень позднего возраста... Короче, ничего общего с теми детьми, которых я знаю. А потом вдруг пошли знакомые куски. И часть из них связана с сенсорными проблемами, а часть - с взаимодействием со специалистами. Напишу пока о втором. Даже не столько напишу, сколько процитирую.

Петя занимался по программа IAHP (Институтов достижения потенциала человека), созданных в США и действующих в разных странах мира, а его родители в рамках обучения общались с семьями из разных стран. В 2000 году семья Пети переехала во Францию. И автор пишет о том, что проблемы с обучением детей с аутизмом и с коррекционной работой - не российская, а международная реальность. Понятно, что в разных странах эти проблемы преодолевают с разным темпом. Но в той же Франции все не так уж хорошо. Например, пишет автор, до 2012 года главным методом лечения аутизма во Франции считался психоанализ, хотя во всем мире уже давным-давно от этого отказались. Психоанализ, Карл! Collapse )
И проблемы взаимодействия родителей и специалистов, это, увы, тоже не сугубо российская проблема. Кажется, люди всего мира ведут себя в этом вопросе одинаково. Collapse )