March 22nd, 2012

лето

Про Синюю Ковровую Дорожку (т.е. Красную Ковровую Дорожку Синего Цвета)

Как я это вижу: вручение "Золотого Куба" - это такая ролевая игра в "Оскар". Поэтому перед церемонией мы ходим по ККД (вне зависимости от ее цвета), а нас снимают, фотографируют и спрашивают о разном. В полном соответствии с традицией "Оскара" после выкладывания в Сеть фотографий с ККД появляются разные разборы нарядов и вбросы про черные колготки. Относиться к ним серьезно, ругаться, переживать или устраивать холивары - можно. Но нужно ли? Имхо, здесь так же, как и с любой другой ролевой игрой: нужно взять из полученного опыта все ценное и перенести в реальную жизнь, а остальное пусть лежит, где оставили.
Лично я уже второй год получаю из этих обсуждений ценные мысли и идеи. Если бы ККД проводили раз в месяц, через пару лет я бы наверняка научилась прилично одеваться в вечернее
я

"По ту сторону рассвета" О. Чигиринской. Чтобы было.

Collapse )
Огромный зал уже не пуст. Серой, цвета потускневшего серебра статуэткой возникает у колонны Одинокая. В темно-красном, почти черном, с золотой искрой — Вайрэ? А из ниоткуда, сгущаясь, как туман в капли росы, шагают в круг света новые тени.
Первая — плащ когда-то был алым, одеяние — черным; пылают глаза и сомкнуты густые, крыльями изломанные брови. Берену не нужны подсказки, чтобы узнать его…
Вторая — лазурные с серебром одежды, русые волосы схвачены серебряной заколкой, бледное и благородное лицо хранит отпечаток старой боли… На миг Берену показалось, что перед ним Фингон…
Третья — темный шелк волос, бездонная синева глаз, безупречный овал лица, белое платье с алым пятном под грудью…
Четвертая — пепельные волосы, иней на ресницах, навсегда вмерзшее в глаза страдание, и кажется — даже ткань платья застыла коробом, ломается от движений…
Пятая — серебро кос, темные глаза, длинные ресницы и маленькие пяльца в руках…
Шестая — королевская осанка, широкие плечи, мудрость и печаль в глазах… Берен мимоходом огорчился, что не увидит здесь ушедших предков — а каково ему видеть приходящими сюда своих потомков: одного за другим, одного за другим?
Седьмая тень… Знакомое лицо, глаза, которые при жизни были полны пламени, сейчас погасли. Разлука, которая продлится до конца времен, положила между бровей резкую складку. На руке — плетеный браслет, подаренный смертной женщиной.
Восьмая тень. Почерневший от копоти и запекшейся крови, рассеченный во многих местах доспех, и волосы такие же, как у братьев, — рассыпались по темному металлу и навсегда прилипли к напряженному лбу. Глаза — суровые, стальные, по которым он и получил свое имя и свою судьбу — теперь опустошены и блуждают, точно в поисках потерянного сокровища…
Девятая тень. Охотничья одежда, волосы стянуты на затылке серебряной тесьмой, насмешка в глазах…
Нэндил?
Оглядевшись, Берен увидел и остальных десятерых… И Финрод увидел их — тоже…
Collapse )