July 25th, 2010

will

(no subject)

Наверняка у маленьких мошек есть страшные истории о том, как опасно лететь на огонек в ночи. Мало того, что попадешь в странное место, где нет еды, так еще и воздух становится каким-то твердым, и не выпускает тебя обратно на волю. Место рядом с этой прозрачной стеной усеяно трупами таких же незадачливых путешественников, а также теми, кто еще жив, но уже обессилел и утратил надежду. Для этих последних смерть придет сверху и будет мокрой.
снег

Очень похоже на правду.

Русский ужас - он как звук "и". Вернее, "и-и-и-и". Надо понимать, что он, на самом деле, не русский, а угро-финский. Мордва, лопари, корела, чудь белоглазая. Не чёрный, а серо-зелёный. Или жёлтый и серый, как Петербург. Его надо ещё разглядеть, он с трудом осязаем, у него глаза цвета воды и клюква в узкой ладони. Он сжимает горсть, и у человека останавливается сердце. Он забирается под кожу вместе с холодным косым дождём. Он звенит в ушах, когда идёшь к деревне через поле ночью по снегу, это звёзды звенят иссиня-белые и злые, а в избе душно, и звук этот от жары, когда заберёшься на полати, а он тебе сядет на грудь, едва уснёшь, так ещё комары звенят на покосе, если замешкаешься в полдень уйти в тень и уснёшь под солнцем, а он придёт и стукнет по мягкому темени, тонкий, в рубахе из небелёного льна, с жидкой бородой, сядет рядом и молчит, смотрит прозрачными глазами. Или сидит так же, но в телогрейке на ржавой трубе, обложенной стекловатой. Он словно потёк на серой стене подвала, как лязганье колёс о рельсы, как размоченная неплодородная земля, как рёбра тощей коровы, как шкура запаршивевшей козы, как ветка бузины или осины без листьев, он пахнет мокрой собачьей шерстью, а на вкус - как луковица, которой только что закусили самогон. © decoratrix
via _morita_